Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Сентябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930 
    Сентябрь 2020 (1)
    Июль 2020 (1)
    Июнь 2020 (3)
    Май 2020 (3)
    Апрель 2020 (2)
    Март 2020 (4)

    Новости партнеров

    Собянин объяснил рост числа случаев коронавируса в Москве
    Мэр Москвы Сергей Собянин объяснил в эфире канала «Россия 24», почему в столице зафиксирован рост числа случаев коронавирусной инфекции COVID-19. По его словам, в Москве стали больше тестировать на ...В ФБК заявили об отсутствии данных о яде на личных вещах Навального
    Пресс-секретарь основателя ФБК Алексея Навального Кира Ярмыш в интервью телеканалу «Дождь» заявила об отсутствии данных из лабораторий о следах отравляющего вещества на личных вещах политика.CD Projekt RED назвала системные требования для Cyberpunk 2077
    Студия CD Projekt RED провела очередную - уже третью по счету - презентацию Night City Wire, на которой поделилась новыми подробностями о своем грядущем блокбастере Cyberpunk 2077. Аудиторию ...

    Реклама

  • ВНЕ ВРЕМЕНИ начало

    АвторЗагрузил: Эльдар Ахадов  Опубликовано: 13-03-2011, 21:27  Комментариев: (8)

    Шаг 1

    Село Ариведерчи находится сразу за Косоедовкой – направо за кустами версты с две, не более. Туда при желании можно было бы проехать на электричке или на попутной машине хотя бы. Если своей нет. Но господин Пржевальский упрямо жил в своём 19 веке и для него было принципиально: добираться туда именно на лошади, а не абы как.

    Лошадь Пржевальского – натура утончённая, нервная. Прислонясь спиной к придорожному тополю, как пастернаковский Гамлет к дверному косяку, она мечтала на цветок одуванчика, едва не затоптанный сапогами Пржевальского, мирно беседующего с косоедовскими мужиками о скором конце света, а заодно и о том, как покороче проехать в Ариведерчи. Обычный мужской трёп.

    И вдруг в легком дуновении ветра лошади  господина Пржевальского нечаянно послышался волшебный  запах  пряных свежесрезанных луговых трав. Ветер усиливался. Ноздри кобылы затрепетали,  следом затрепетали ушки, грива и всё остальное. Кобылу сносило.  А вскоре и вовсе снесло. Её брюхо разбарабанило  словно мыльный пузырь, «Меня надуло ветром!» - осенило лошадь, пребывавшую в непонятной эйфории. Говорить она не могла, но думать ей никто не запрещал. Трепеща, словно государственный флаг,  надутая, она летела по воздуху – вперёд, вперёд -  в страну луговых трав. Летела,  кружила примерно на уровне крыши собора Парижской Богоматери. Не выше и не далее. Как на привязи.

    Пржевальский удивился. Лошадь пропала, и не видно нигде. Он так и не догадался задрать голову и посмотреть в небо. Там бы он её сразу заметил. Хитрые косоедовские мужики-то заметили. Но не сказали. Потому что хитрые.

    Господин зачем-то решил ощупать тополь, к которому только что прислонялась  его лошадь. Тополь оказался жидким и сразу потёк, как обычно течет тушь для ресниц. Пржевальский заподозрил подвох и обернулся к косоедовским мужикам. Но их нигде не оказалось. Дорога в Ариведерчи была свободна. Она ласково обдала незадачливого прохожего густым облаком пыли, как бы маня за собой.

    Но Пржевальский без лошади – не Пржевальский. С криком «я требую!» он топнул неизвестно кому ножкой и остался стоять на месте в то самое время, как вся местность вокруг него начала быстро передвигаться куда-то влево и вбок.  Над головой Пржевальского небо клокотало лошадью, которая всё это видела и была изумлена не меньше хозяина. Хозяин на небо опять-таки не посмотрел, поскольку принял лошадиное клокотанье за приближающуюся грозу. И поднял воротник. Поскольку не любил  ни дождей, ни сквозняков.

    Оставим упрямого Пржевальского и перенесемся в Ариведерчи. По слухам, деревня была основана в конце  18 века беглыми итальянскими кастратами. Отчаянная попытка кастратов вернуться к обычной жизни. Попытка, обреченная на неуспех, поскольку размножаться кастраты не могли. Хотя и пытались. Но что это были за попытки! Смешно. Ни единого шанса. И вот, однажды, когда последний божественный тенор на селе умолк навсегда, во всей округе воцарилась долгожданная выстраданная землепашцами тишина. С той поры на селе не наблюдалось ни одного кастрата, а все были румяны и плодородны. Но откуда они взялись – эти самые все? Как они возникли в такой ситуации? Возникла молва о том, что, дескать, построена Ариведерчи на святом месте. А свято место пусто не бывает. Это известно всем.

    Пржевальскому же, по тем же косоедовским слухам,  дозарезу нужны были святые места, чтобы замолить один страшный грех. Именно поэтому он и волочил за собой всюду свою чёртову лошадь. Без неё отмолить свой жуткий грех ему совершенно не представлялось возможным. Каков же он был – сей ужас, порожденный Антоном Макаровичем Пржевальским в годы своей буйной географической юности? Думаете: кто-то знает? Никто не знает. Так что придется ждать его личного чистосердечного признания. «Не дождётесь!» - внезапно  подумал Пржевальский, продолжая наблюдать за передвижением местности….

     

    Шаг 2

     

    Он поднял руку. И начался ветер.
    Опустил её. И ветер прекратился.
    Шагнул в воду. И вода застыла.
    И пошел по ней. И вышел на берег. 
    И вода заплескалась опять. 
    И вошел в огонь. И огонь расступился. 
    И сказал слово. И было то, что сказал. 
    Ибо в чем усомнишься, того и не будет.
    Но во что веришь, то и есть. 

     

    - Проще всего управлять тем, чего нет. Потому как:  что бы ты ни сделал, всё равно всё исполнится, ведь этого же всё равно нет!

    - Как же оно исполнится, если его нет?

    - Легко! Его-то нет, но твоё желание-то есть. А значит, есть то, что можно желать. Раз этого желают. Поэтому всё, чего желают – существует.

    - Бред какой-то.

    - Нет, не бред. Ты можешь всё. Всё, что тебе угодно. Там , где нет ничего. Потому что там, где нет ничего, есть только твои желания. Незамутненные ничем иным. Ибо ничего иного нет.

    Старенький профессор неизвестных наук Настарбинский привычно полемизировал с лаборантом Хорьковым в своем уютном небольшом кабинете. Уму-разуму учил Хорика неразумного, как  его ласково звала невеста  Дзелинда, рослая такая с нежной душой. Хорик ей доверял, а вот шефу своему не очень. Особенно в последнее время. Какой-то он стал не такой. Дядьку непонятного чокнутого разыскал где-то, и всё его о чем-то расспрашивал наедине.

    Однажды Хорик собрался духом и робким голосом спросил про того незнакомца, профессор просиял глазами из-под очков, помолчал мечтательно и торжественно ответил, что это – Пржевальский. Не тот самый, а просто однофамилец. Но лошадь у него тоже была, не та самая, естественно, которую открыл знаменитый Пржевальский, а скромнее, чалая такая. Но, поскольку принадлежала она хозяину, то  её по хозяину и называли – лошадью Пржевальского.

    - Сударь! Подойдите-ка ко мне!

    Хорьков насторожился, но подошёл

    - А ударьте меня хорошенько! Бейте, не бойтес  ь!

    - За что? Вы заболели, профессор? Вам нехорошо?

    Вдруг старичок Настарбинский набросился на лаборанта, пытаясь укусить вставной челюстью большой оттопыренный палец его левой руки. Хорик дико заорал с перепугу и судорожным инстинктивным движением правой руки проехался по настарбинскому темечку. После чего незамедлительно испытал настоящее нервное потрясение.

    Дело в том, что вместо темечка хорьковская рука на долю секунды вошла в профессорскую голову, правда, тут же вынырнув из неё. Профессор немедля отпустил палец лаборанта, поднял голову и довольно улыбнулся.

    У впечатлительного юноши кружилась голова. Он ничего не понимал.

    - Вижу, дорогой, что тебе пока сложно сформулировать свой вопрос ко мне. Ничего, я сам помогу тебе в этом. Скажи мне: который сейчас год и где мы находимся?

    - Год 2012-й, находимся мы в России, в Сибири, в городе Новоэнске, в секретной  спецлаборатории по изучению неизвестных наук.

    - Как меня зовут?

    - Настарбинский Григорий  Потапович, - неуверенным голосом произнес лаборант.

    - Хорошо. Всё так вроде бы. И не так. Ладно, сейчас объясню. Но сначала ещё один последний вопрос: чем мы тут занимаемся?

    - Пытаемся теоретически смоделировать процессы, предшествующие концу света,  который ожидается в конце этого года. Население взволнованно, и правительство…

    - Хватит, сынок.  Я скажу тебе правду. Не будет никакого конца света, потому что он уже был, причем очень давно и не один раз… Ты думаешь, что в лаборанты попал случайно? После школы пытался поступить в универ, не получилось, безработный, потом дворник и на тебе – лаборант секретной лаборатории…

    Хорьков вопросительно посмотрел на профессора.

    - Моё настоящее имя – Хальмер-Ю, ты – мой сын Джеликтукон. Твои нынешние родители были приемными.

    - А?

    - Дзелинда в курсе, она не стала менять имени, и она тебе не сестра, не беспокойся, я бы не допустил, сынок. Прости, что пришлось спровоцировать тебя, но когда ты ударил меня, там, куда ты бил, меня не было. Просто ты верил, что я там. А я знал, что меня там нет. Вера – великая сила, Джеликтукон. Мне о многом нужно тебе рассказать, тебе будет трудно понять всё сразу. Не торопись. Потом привыкнешь.

     

    Шаг 3

    Дзелинда опять опаздывала. Вот договорились же, что она ровно-ровно к обеденному перерыву принесет из квартиры, которую они снимали, кастрюльку с вкуснющими домашними котлетами и горячей картошкой, посыпанной свежим укропчиком. А вот опять где-то зависла. Впрочем, новоявленный Джеликтукон давно уже простил любимой четыре  исконно женских житейских порока:

    - нескончаемые разговоры о необходимости похудеть ещё на пару килограмм,

    - постоянные опоздания куда угодно, даже если сборы начинаются за полдня до условленного времени,

    - острую форму отсутствия топографических способностей,

    - катастрофический бардак в дамской сумочке.

     За время их общения Хорик нашел объективные объяснения всем этим женским изъянам. Первое: ни одна женщина не в состоянии признаться самой себе в своем реальном весе, она всегда надеется, что любые вещи на размер меньше непременно на неё налезут, например, потому что она сегодня не завтракала ( утренние печенюшки и шоколадка с чаем Дзелинде уже забылись).

    Второе: у неё реальные нелады с оценкой потраченного на свои сборы времени. То есть, там, где фактически прошло уже полчаса, по ее прикидкам было не больше 15 минут, если же минул час, для неё это всегда полчасика, три часа – тоже… полчасика. Дело в том, что попутно своим сборам она пытается самостоятельно справиться ещё с разными мелкими и не очень мелкими делами, наговориться по телефону, сварить обед, запустить стирку в стиральной машине,  одеть-снять-одеть-переодеть возле зеркала весь свой гардероб, выбирая, в чем же выйти из дома. Хотя к тому времени, если взглянуть на часы, то можно уже никуда и не выходить...

    Третье: Дзелинда постоянно умудряется  заблудиться в дороге. Даже когда от самого начала и далее на всем протяжении маршрута отовсюду абсолютно четко виден конечный пункт.

    Четвертое: она постоянно в самую неудобную минуту, когда совершенно некогда, теряет что-нибудь самое важное, без чего нигде не примут и никуда не войти, то есть ключи или паспорт, водительские права или банковскую карточку и всё такое прочее. И Зато потом, когда уже везде поздно ( двери взломаны,  в самолет не пустили… и так далее), всё это непременно находится в той самой заповедной дамской сумочке, в которой царит вечный бардак. 

    Но благородный Джеликтукон никогда не станет всерьез сердиться на женщину за то… что она – женщина! Дзелинду нужно нежно любить. Только любовь способна сгладить любые недостатки и более того, сделать их достоинствами!

    Первое. Ничто так не сжигает килокалории, как любовь. Если Дзелинде кажется, что у нее лишние килограммы, значит, ей не хватает любви Джеликтукона. И это он обязан срочно исправить положение.

    Второе. Если Дзелинда долго собирается, значит, она всего лишь инстинктивно тянет время, надеясь, что любимый догадается, чем сейчас надо заниматься на самом деле.

    Третье. Если девушка заблудилась, то надо успокоиться, найти её и заняться любовью: ей просто хотелось, чтобы для этого её нашли.

    Четвертое. Если она потеряла ключи или паспорт и так далее, значит, не это сейчас самое важное. А - понимание, сочувствие и  горячая любовь Джеликтукона.

    Он любит Дзелинду и не в состоянии отыскать в ней ни одного недостатка. Ибо   видит во всём - одни достоинства. Потому что любит.

    А вот и картошка с котлетами подоспели, спасибо, Дзелинда. Одними разговорами, как бы необычны они не были,  сыт не будешь.

     

    Шаг 4

     

    - Как ты думаешь: кто мы?

    - Люди?

    - Да.

    - Земляне?

    - Да.

    - Или нелюди?

    - Да.

    - Пришельцы?

    - Да.

    - Вы здесь?

    - Да.

    - Или вас здесь нет?

    - Да.

    - ?

    - Мы то, во что ты веришь. Ты – тоже.

    - Сколько же вам ( тебе?) лет, отец?

    - Много. Я – старше этой Вселенной.

    - А что: есть и другие?

    - Есть.

    - И где они?

    - Далеко, - Хальмер-Ю невольно улыбнулся вопросу…

     

    На самом деле существует только то, во что ты веришь…

    Настарбинский внезапно нахмурился, приложил ладонь к своей лысине,  затем резко убрал руку и произнёс:

    - Нет, не так. Неправильно всё. Не надо было тебе рассказывать!

    - Но почему?

    - Закрой глаза. Не жмурься. Просто спокойно плотно закрой глаза и смотри.

    - Как смотреть? Ничего же не видно.

    - Успокойся. И смотри так, как обычно смотрят вдаль... Ну!

    Джеликтукон постарался внять совету новоявленного отца, хотя и совершенно не понимал, зачем он всё это делает. Некоторое время было темно и тихо. И вдруг там, вдали, едва забрезжив, нечто начало приближаться. Сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрее. Через мгновение он увидел стоящего посреди пыльной дороги человека, в котором узнал недавнего профессорского гостя господина Пржевальского. Над ним примерно на высоте собора Нотр-Дам-де-Пари в воздухе наподобие флага  трепетала чалая лошадь с животом надутым, как воздушный шарик. Вдоль дороги дул ветер, неся перед собой неуловимые струи пыли. Всё остальное: кусты, реки, деревни – медленно перемещалось куда-то в сторону. Один Пржевальский стоял на месте. Дорога под ним трепетала, извивалась, а он всё стоял. И ждал.

    Джеликтукон чувствовал, что засыпает. Видение с Пржевальским затуманилось, загустело и растворилось во мгле. Он одновременно и бодрствовал и спал. Бодрствовал, потому что слышал где-то рядом голоса Григория Потаповича (по-другому, отцом, он его ещё не мог назвать) и Дзелинды. Спал, потому что видел закрытыми глазами, как по сосновой иголке поднимается муравей, позади которого, сквозь хвою пробивается закатное светило, и слышно, как вдали плещется о песчаный берег солнечно-радостное море. Ползущий муравей исчез в солнечном луче, словно  обратившись в него, а Джеликтукон почему-то совсем не удивился тому, что летит, почти касаясь, изумрудно-прохладных волн моря.

    Из дальней дали морской, из самых её глубин поднималась во всю ширь горизонта и стремительно приближалась исполинская волна. За ней – вторая, за второй - третья. Они накрыли собой и тут же покинули Джеликтукона, не оставив ни капли своей влаги ни на его ступнях, ни на одеждах. В эти мгновения одновременно и отовсюду звучала величественная музыка, словно невидимый гигантский оркестр исполнял яростную, торжествующую и щемящую симфонию самой жизни.

    Джеликтукону стало душно, он обернулся и увидел, что находится в тесной темной каморке с крошечным зарешеченным окном под самым потолком. В углу помещения на обшарпанном сундуке, накрытом старым потертым ковриком, сидел мужчина в простой одежде, какую носили в странах Средиземноморья во времена Древнего Рима. У него была короткая борода и темные волосы. Джеликтукон хотел поздороваться с ним, но промолчал, потому что незнакомец шептал молитву. Слова молитвенного языка, конечно, были непонятны Джеликтукону. Он догадался о том, что это – молитва по той особой интонации, с которой они произносились. Кто он, этот узник? Какая участь его ждала? За решеткой едва забрезжило, когда снаружи раздался резкий гортанный голос и… всё исчезло.

    И тут же в бесконечном тёмно-зелёном пространстве замелькали косматые голубые, алые, жёлтые и фиолетовые звёзды, радужные светящиеся облака пыли и газа. А потом всё померкло.

    - Где я?

     

    Шаг 5

     

    Хальмер-Ю и Дзелинда мягко под локотки поддерживали раскрывшего глаза Джеликтукона.

    - Мы с тобой, дорогой, мы рядом, - прошептала Дзелинда и нежно поцеловала любимого.

    -  Ариведерчи! Прошу любить и жаловать! Вуаля! – шутливо произнес профессор, картинно взмахнув рукой.

    Действительно, перед ними было  то самое село, в которое до сих пор так и не въехала лошадь Пржевальского, а значит, и её упрямый хозяин.

    - Почему такое название? Зачем мы здесь?

    - Увидишь. Пойдем, - улыбнулся Хальмер-Ю.

    Село выглядело добродушным и даже приветливым. По улицам бегали румяные ребятишки, в избах хлопотали заботливые матери и бабушки, в лугах и полях косили, пахали, жали и присматривали за стадами деловитые румяные мужички. Пьяных не было. Ленивые нигде не наблюдались. Подала голос приближающаяся электричка. Деревенская дорога на глазах поднялась и покрылась асфальтом. По ней поехали грузовые и легковые автомобили. Вдали из-под земли поднялась новая трехэтажная школа. Пролетели воробьиные стаи, чем-то неуловимо напоминающие местных школьников.

    Профессор привел Джеликтукона с Дзелиндой в гости к своим, по-видимому, давним знакомым. Хозяйка радостно пригласила всех за стол со всякой домашней снедью, блинами да пирогами. Детишки – мальчик и две девочки возрастом от 4-х и до 6-ти лет во всем помогали матери. Вслед за гостями с поля, по-детски нескладно извинившись за опоздание, явился загорелый коренастый отец семейства. Сели за стол. Через полчаса после домашней наливочки компания разговорилась.

      Джеликтукону не терпелось спросить про название села. Но только он собрался задать вопрос главе семейства, как Григорий Потапович вдруг попросил его почитать детям какую-нибудь сказку из новой книжки. Родители подарили вчера. Дети с энтузиазмом увлекли юношу в детскую комнату и, дружно облепив его там, замерли в ожидании.

    Джеликтукон вздохнул, деваться некуда, и начал читать.

     

    Шаг 6

     

    В одном скучном царстве-государстве никогда не происходило ничего интересного. Дети ходили в детские сады и школы, студенты учились в университетах,  а взрослые работали на самых обыкновенных  работах. Вот и всё. Утром все просыпались, а вечером чистили зубы и ложились спать.

    И еда у них была обыкновенная и вода. И ничем таким особенным они не интересовались.  Сидели себе на стульях, варили и жарили в кастрюлях да сковородках, ели из тарелок и ничему не удивлялись, потому что никогда ничего удивительного рядом с собой не замечали.

    Вот, к примеру, сходят в гости, разговоры скучные переговорят, за столом посидят, пожуют, попьют и расходятся. А потом каждый у себя дома спать ложится. И никто из них даже не догадывается, что как только все заснут, как только угомонятся, тут-то самое интересное и происходит…

    Стулья в гостиной начинают нетерпеливо перебирать ножками, и   вдруг дружно выбегают сквозь стену дома на улицу и несутся наперегонки в ближайший лес. Там они бегают и прыгают до самого утра.. А деревья лесные сначала раскачиваются на месте, а потом становятся в круг, обхватывают друг друга ветвями за плечи и танцуют, довольные такие.

    Кастрюли и сковородки стряхивают с себя крышки и летают по всей кухне, вращаясь вокруг себя, как планеты. Стаканы и ложки с вилками суетятся возле них, пытаются попасть внутрь да не могут, боятся. А те, которые сумели страх пересилить, исчезли внутри, потому что внутри кастрюлек и сковородок нет никакого дна, там сияет лунными радугами ночное небо и дышит, колышется звёздный ветер.

    Двери в доме скрипучим шепотом переговариваются и вспоминают разные смешные случаи, а тарелки в шкафу хихикают, потом осторожно выпрыгивают оттуда и долго крутятся у зеркала, восторгаясь собой. А зеркало всё шумит, как туманный океан, в который так и хочется прыгнуть…

    И вот, наконец, из своей спальной комнаты выходит маленький мальчик, его ночная пижама в один миг превращается в сверкающее одеяние волшебника. Сам он вырастает на глазах до размеров взрослого человека, взмахивает руками и улетает, растворяясь в небе за потолком…

    Но всё это – великая тайна! Никто из людей, кроме того маленького мальчика из спальни, ни о чем таком не догадывается. Пока. Да-да, именно пока. Потому что однажды всё даже самое тайное станет явным. И все волшебные предметы, и сам мальчик, ждут этого часа.

    И час такой обязательно настанет. А когда именно - зависит лишь от тебя! Найди  мальчика, скажи ему, что ты веришь, и что в жизни бывает всякое…  И сказка непременно начнется.

     

    Шаг 7

     

    Детям сказка понравилась. «Смышлёные какие!» подумал Джеликтукон и собрался уже вернуться во взрослую компанию, как младшая девочка протянула ему ручку и шепотом сказала:

    - Дядя Желик, посмотри что у меня есть, прямо как в сказке.

    Остальные двое тут же увязались за ними. Вот они все потихоньку вышли из дома и побежали по тропинке мимо тыльной его стороны и яблонь  к огородам. В дальнем углу огорода возле забора желтел старательно утоптанный детскими ножками песочек.

    - Здесь у меня маленький секрет закопан, смотри, - сказала девочка и начала ручками быстро разгребать песок, старшие дети присоединились к ней. В песке появились очертания небольшой  зеленой эмалированной кастрюльки. Вдруг остатки песка в ней провалились, и обнаружилось, что в посудине нет дна. Джеликтукон с интересом просунул руку в кастрюльку. Действительно, дна там  не было.

    Более того, брат и старшая сестра потянули с разных сторон за края кастрюльки, и она начала на глазах расширяться, как будто края были резиновыми. Так в песке образовалась нора с эмалированными краями. Джеликтукон ещё не успел ничего сообразить, как юркие дети один за другим попрыгали в кастрюльку и исчезли там.

    Совершенно ошарашенный юноша в отчаянии оглянулся на гостеприимный сельский дом, потом схватился за голову и застыл. Тут он заметил, что кастрюлька начала сокращаться, по-видимому, принимая свой первоначальный вид. Времени на раздумья не оставалось: Джеликтукон едва успел кое-как втиснуться в кастрюльку и исчезнуть вслед за детьми, как она приняла прежний облик. Песок под ней начал проседать. Через минуту кастрюлька полностью исчезла в песке.

    … Прошло уже целых три часа, как дети ушли к себе, и компания за столом начала беспокоиться. Первой в детскую направилась мама. Затем отец семейства, извинившись перед гостями, присоединился к ней. Через  пару минут начались совместные поиски. Ни в доме, ни во дворе, ни в саду, ни в огороде – нигде не удалось обнаружить молодого человека по имени Джеликтукон и троих ребятишек из Ариведерчи.

    Село было дружным, как большая семья, вскоре к поискам подключились все его жители от мала до велика. Но, увы, никому-никому не пришла в голову идея искать маленькую эмалированную кастрюльку в дальнем углу огорода.

    И тут, ну, наконец-то, в Ариведерчи появился Пржевальский! Если выразиться точнее, то это не он появился в селе. Верный своему принципу никуда не передвигаться без лошади, Пржевальский так и стоял на месте. Но вследствие передвижения местности само Ариведерчи оказалось перед ним.

    Первой Пржевальского  заметила, конечно, Дзелинда. Девушка со слезами на глазах бросилась к нему, обняла и воскликнула:

    - Папа, миленький! Куда же ты пропал?! У нас тут такое!..

    Да, Дзелинда Пржевальская была любящей дочерью своего принципиального отца!

    - Папа, только ты можешь помочь нам!

    - А что тут ещё случилось? С тобой всё в порядке? Ну-ка, рассказывай скорее…

    - Пойдём в дом, папа, сейчас расскажу.

    Несчастные родители, профессор, Пржевальские и ещё множество народу дружно направились к злополучному дому.






    Социальные сети и закладки:

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
    #1
    Написал: Е Шульга (14 марта 2011 01:32)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 17.12.2010  
    Сказка-ребус. Сказка перевертыш. ;)))
    Завидую вашей фантазии. У вас непременно, что-нибудь получится.
    Удачи.


    #2
    Написал: Sara Mahmudova (14 марта 2011 08:08)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 19.12.2010  
    Спасибо. Завидую вашему энергию и неадекватному фантазию. Желаю вам так же продолжать творить и жить. Источник пусть бурлить и радует всех. Успехов!!!


    #3
    Написал: Людмила Вамба (15 марта 2011 23:36)
    Группа: Посетители,   Регистрация: 27.12.2010  
    Пошла читать дальше...
    Захватило!


    #4
    Написал: Huseyn Mirheydar (16 марта 2011 09:09)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 16.03.2011  
    В далнейшем желаю вам хорошое писательское настроение. Интересное произведение. Пишите дальше.


    #5
    Написал: Rudi (16 марта 2011 13:42)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 21.12.2010  
    По честному; не пойму к чему клонит сама сказка. В ней , конечно, есть намек на что-то иное, который самому автору известен. Написана подобно произведению "Мастер и Маргарита" Булгакова М. Читал до половины и бросил по причине: не заинтересовала.


    #6
    Написал: Юлия Вебер (3 июля 2011 04:45)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 9.04.2011  
    прочитала на одном дыхании, интересно куда заведет фантазия автора... показалось,что написано с иронией и легким сарказмом...эдакий трансерфинг реальности вперемешку с играми богов...Спасибо...


    #7
    Написал: 9Wal (3 июля 2011 13:28)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 28.03.2011  
    Увлекает. winked


    #8
    Написал: olgaolenuk (7 октября 2012 05:47)
    Группа: Члены Клуба,   Регистрация: 12.05.2011  
    Добрая фантазия, замешанная на огромном желании преобразить мир, открыть глаза незрячим, разбудить спящих и помочь неверующим в себя и в красоту! Спасибо, непривычно, но... интригует!


    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.