Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Сентябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    282930 
    Сентябрь 2020 (1)
    Июль 2020 (1)
    Июнь 2020 (3)
    Май 2020 (3)
    Апрель 2020 (2)
    Март 2020 (4)

    Новости партнеров

    Ведущего «Русского лото» Михаила Борисова госпитализировали в Москве
    Телеведущего Михаила Борисова госпитализировали в Москве, сейчас он находится в коме, сообщает Telegram-канал «112». Его доставили в одну из столичных больниц с воспалением легких. Сестра 71-летнего ...В Москве за сутки умерли 13 пациентов с коронавирусом
    «В Москве скончались 13 пациентов, у всех был подтвержден диагноз пневмония и получен положительный результат тестов на коронавирусную инфекцию», — говорится в сообщении. Таким образом, с начала ...ФБР подтвердило расследование отправки Трампу посылки с ядом рицином
    Федеральное бюро расследовании? (ФБР) подтвердило, что ведет расследование инцидента с отправкой президенту США Дональду Трампу посылку с рицином. Об этом говорится 19 сентября на сайте бюро.

    Реклама

  • ШКАНДЫБЕК

     Опубликовано: 29-07-2014, 18:33  Комментариев: (2)
    - Эй, Шкандыбек! Чем занимаешься?
    - Как чем?! Шкандыбаю!
    - Почему?
    - Меня змея укусила!
    - Какая ещё змея, Шкандыбек?
    - Змея Драконовна!
    - Ну, тогда – всё в порядке!
    - Как в порядке? Что значит «в порядке»?
    - «В порядке» - значит, умрёшь и всё. Без вариантов. Волноваться не о чем.
    Сел Шкандыбек на землю и громко заплакал. Собрались вокруг него настоящие звери: медведи, волки, лисицы. Даже старый шакал пришёл. Спрашивают:
    - Ты что плачешь, Шкандыбек? Что случилось?
    - Я умираю.
    - Почему?
    - Меня змея укусила.
    - Какая?
    - Змея Драконовна!
    - Не плачь, вставай, идём к доктору.
    - Мне уже никто не поможет!
    - Откуда знаешь?
    - Мне внутренний голос сказал: «Умрёшь, не беспокойся!»
    - Неправда. Вставай, идём.
    Уговорили Шкандыбека. Встал. Пошёл в больницу к доктору. Очень хороший доктор ему попался: настоящий барсук. Умылся барсук перед операцией, даже рот прополоскал, и начал Шкандыбеку рану зализывать. Всё зализал, повязку наложил и домой отпустил.
    Скачет Шкандыбек домой. Счастливый. Про смерть совсем забыл. А она – про него. Мимо прошла, даже не заметила. Вот как бывает, если у тебя все соседи – настоящие звери. Добрые и мудрые.
    Дружили две девушки – Глазунья да Лазанья. Глазунья – глазастая такая: таращится вечно, словно всё в первый раз видит. А Лазанья – лазает всюду, на месте не сидит, только отвернёшься от неё, а она уже из другого места вылезает. Пошли подружки в лес: на волка поглазеть, в логове его полазить. Нашли. Стоит волк-волчище матёрый, заметил девушек, размяк, улыбается:
    - Здравствуйте, красавицы, Глазунья да Лазанья! Какие ж вы аппетитные! Так бы вас и съел!
    Пока он всё это говорил, Лазанья уже взобралась волку на холку, ножками пришпорила волчьи бока и понеслась с ним по кругу. Пытался волчище Лазанью сбросить, но не вышло. Покаталась девица в своё удовольствие и соскочила с волка. А Глазунья таращилась на лазаньина скакуна, хлопала ресницами, да так и прохлопала своё удовольствие на волке покататься. Удрал серый. Обиделась она на подружку и побежала через самые дебри – куда глаза глядят. Бежала, бежала, выбежала на полянку и стукнулась лбом обо что-то, да так, что захрустело вокруг громко-громко! Стоит Глазунья, таращится, спрашивает:
    - Ты кто такой? Зачем так хрустишь? Может ты – хрустик? Или чипс какой-нибудь?
    - Ах, я – старый саксаул! До чего дожил! Никто меня не узнаёт! Чипсом обозвали! Я – не чипс и не хрустик. Я – столб. Настоящий! Позвоночный! Это мои позвонки хрустели из-за тебя!
    - А ты чей? Кто твой хозяин? Где он?
    - Я – ничей! Я свободен. Мой хозяин растворился во времени миллионы лет назад. Он был чудесным динозавром. А я остался. Мне здесь больше нравится. Хочешь мир посмотреть?
    - Да!
    - Забирайся на меня! С меня далеко видно.
    Взобралась Глазунья на позвоночный столб. Озирается. Висит над глазуньиной головой бездонное небо, словно гигантская перевёрнутая чаша. И выплывают из той чаши тяжёлые каменные облака, и выныривает из них огромное свинцовое сердце, и плачет оно, и летят к земле быстрые капли – сверкающие слезинки. Что это? Откуда?
    Испугалась Глазунья, спрыгнула со столба, а перед ней – плачущая Лазанья:
    - Прости меня, подруженька, за озорство, за то, что о тебе не подумала, не позаботилась!
    Обнялись они, поплакали и домой пошли. Ещё крепче дружить стали. И на волке катаются вместе, и на столб вместе лазают на небо поглазеть: не обидел ли кто другого ненароком?

    Жил-был старенький зайчик. Он хоть и старенький, а хорохористый, боевой – служака! Всю жизнь в армии лямку тянул - при козе рогатой. И не только в парадах всяких участвовал, но и в самых что ни на есть, настоящих боевых действиях. Пусть ни сабли, ни ружья – с роду в лапах не держал, но барабанил-то всегда - на совесть. Как надо. Кончился у козы срок службы, отправили её на пенсию, заслуженную. А зайчику сказали: ты ведь сам по себе вроде и не воевал, при козе служил. Вот с неё пенсию и требуй. Надули, в общем.
    И отправился отставной козы барабанщик в гости к своей однополчанке – той самой рогатой козе. «Здравствуй, козонька! Выручай своего боевого товарища!»
    Коза на ту пору на картах гадала да пасьянсы раскладывала. А что ей ещё делать на пенсии? В армию больше не берут – стара, внуков нет, детишек поздно заводить… Скукотища. Вот и связалась с картами.
    «Знаю,» - отвечает коза, - « обо всём уже мне карты доложили. Пенсия моя хоть и заслуженная, но очень скромная, самой - ни на что не хватает. Нечем делиться. Понимаешь? Но если нужен тебе дельный совет, то могу подсказать». И подсказала: « У тебя же профессия какая? Музыкант. Барабанщик. Шёл бы ты, зая, к ослам, в консерваторию. Будешь у них в симфоническом оркестре барабанить. Огромные деньжищи заработаешь! Ослы – народ деловой: все уши в золотых серьгах, все копыта в брильянтах! Выручат. Пристроят».
    И так зайка воодушевился, так поверил козьим словам, что поскакал прямиком в консерваторию, барабанщиком наниматься. В общем, выгнали его оттуда. Образования у него, видите ли, нет! «Ну, и что с того, что ты - природный талант?» - заявили деловые ослы, - « Ты же всю жизнь врагов барабанным боем распугивал! А нам распугивать никого не надо, мы так – разоримся!»
    Вернулся зайка в пустой одинокий дом. И так ему горько стало, что схватил он свой старый боевой барабан, положил за пазуху барабанные палочки и пошёл к речке. Бросил он в воду свой барабан, швырнул следом палочки, сел на камушек и заплакал.
    Не тонет в речке барабан, и палочки в воде не тонут. Обиделись они на хозяина, уплыли вниз по течению. А за речным изгибом на другом берегу такое творится! Футбол! Заморские тушканы против наших сеноставок. Кто кого? Шум! Гам! Всё зверьё болеет за наших. А тушканы своё гнут. Вот-вот победят. Как своим-то помочь? Как их ободрить? Заметила белочка, как плывет по реке большой барабан с палочками. Кое-как вытащила их на берег, а… барабанить-то никто не умеет! Где хозяин? Где?!
    «Хозяин наш возле речки на камушке сидит, горем своим упивается» - ответил старый боевой барабан. Как набежали на пожилого зайца молодые медведи да волки, как схватили его, как принесли к футбольному полю: «Ну-ка, барабань, зая, скорей! Наши проигрывают!»
    Ну, что ж. Тряхнул зайка стариной, начал барабанить, своих поддерживать. И так у него здорово получилось, что выиграли наши сеноставки! Таких матёрых тушканов одолели, каких сроду победить не могли.
    И стал с той поры отставной козы барабанщик – настоящим талисманом для всей сборной! И на морковку ему теперь хватает, и даже – на капусту!
    Испытатель – профессия серьёзная, уважаемая. Особенно, если постоянно испытываешь терпение. Герою-испытателю приходится не сладко, зачастую даже приходится, рискуя здоровьем. Отправили испытателя на метеорологические изыскания, ветер изыскивать. Изыскал. Начал испытывать ветряное терпение. Дует ветер, старается, наяривает. А у героя приборчик такой с собой имеется – измеритель терпения, типа градусника. Наблюдает он за «градусником», на ветер внимания не обращает. Вот заметил герой: терпение у ветра сильно опускается, скоро совсем иссякнет, убегать пора. Ну, и побежал. А ветер – за ним. Ветер очень старался, однако, не догнал. Испытывающему терпение нельзя плохо бегать.
    Понял испытатель, что с ветром шутки плохи, и решил испытывать время: каждое мгновение надвое делить. А потом остаток – ещё раз надвое, и так – до бесконечности. Время терпит, делится. Но когда разделили его на бесконечность, то перестало оно быть реальным, сделалось виртуальным и растворило в себе испытателя. Смотрит тот на свой «градусник» терпения и видит, что никакого терпения у времени нет, потому что и самого времени тоже вроде как не осталось.
    Так и стал жить испытатель терпения: растворившись во времени. То ли есть он, то ли нет его? То ли был - и нет, то ли нет, но будет? Сам не знает. Но память о нём – жива. У нас осталась. Сама по себе. Живёт – скучает без хозяина. Скучала, скучала и решила испытателя выручить, вернуть его для себя. Пошла за ним - по его стопам. Растворилась, ветром гонимая, во времени. А вот и он! Тут как тут! Ну-ка, пойдём домой! Взяла его за руку, вызволила из бездны времени, восвояси вернула.
    И решил он от радости жениться на ней пока при памяти. Так и сделал. Живут – припеваючи, душа в душу. Терпений он теперь не испытывает, нечем: «градусник» свой потерял там, где времени, оказывается, совсем нет. Теперь он у нас памятниками занимается: делает их для всех и обо всём. И заказов много. И памяти приятно.

    ДЕВУШКА И ПРИНЦ

     Опубликовано: 16-06-2014, 19:18  Комментариев: (2)
    Одна простая, но очень красивая девушка хотела замуж, но только за принца. «Ты что? Ты что!» - удивлялись родственники. «Ты кто? Ты – кто?» - завистливо шипели вслед близкие подруги. Но девушка повторяла: «Принц! Только принц!» Она знала себе цену. Ну, что ж… Значит, так тому и быть. Все вздохнули, сели на скамеечку, начали грызть семечки и ждать принца.
    В общем-то, никто не верил, что он придёт, но… на всякий случай из приличия и уважения к их высочествам никто не уходил… А время шло. Начали поглядывать на часы. Нет никакого принца. Что ты будешь делать! Самые нетерпеливые уже перебирали ногами, дергались, полагая, что этого никто не замечает, и тихо урчали. Так, ни о чём…
    И тут он явился! Златокудрый! На белом коне. В белоснежных свадебных одеждах. С маленькой золотой короной на голове! Вах! Это было что-то! Подруг так затрясло от волнения, что они тут же перестали грызть семечки и начали кусать локти. А родственники разбежались: кто в магазин за продуктами, кто – стол накрывать, к празднику готовиться. Свадьба – это такой замечательный праздник для всех родственников и знакомых, который никогда нельзя пропускать, потому что там всем приятно.
    Принц встал на колено и предложил девушке руку и сердце. Он был таким вежливым, обаятельным, трогательным, и всё это так красиво смотрелось, что родители невесты невольно закричали: «Да! Да!». И обнялись от счастья. А тут уже и стол накрыли. И музыканты пришли. Дело такое: не каждый день даже к самым красивым простым девушкам сватаются будущие короли!
    Принц уже за столом. Родители за столом. Дяди, тёти – все собрались. Подружки со своими простыми женихами и неженатыми братьями – тоже за столом. А девушки нет. Кто-то сказал «наряжаться пошла». И все поверили.
    Но что-то долго наряжается, все есть-пить хотят, а она всё не торопится. Мать невесты не выдержала, побежала за дочкой: к столу звать, а то перед гостями неудобно, особенно – перед зятем. Возвращается одна. Бледная. Нет доченьки дома! Наверное, украли! Надо искать. Вскочил принц на своего белого коня и ускакал искать девушку. Сказал: без неё не вернётся. Так и случилось. Нашел он её у реки под ракитами. Смотрела она на речную воду, на солнышко закатное и горько плакала. Что такое? Что за беда? Девушка заметила принца и заплакала ещё горше: «Дорогой, уважаемый принц! Та – самый настоящий, самый замечательный на свете! Мне так стыдно перед тобой. С первого мгновения, как только я увидела тебя, то поняла, что никакой принц мне не нужен. Ни ты, ни другой какой-нибудь. Наверное, я никогда не любила принцев, просто красиво мечтала. А ты – взял и пришёл… Мне тебя очень-очень жалко, но сердцу не прикажешь…»
    Принц оказался очень достойным господином, он проводил девушку домой, извинился перед её родителями и уехал к себе, в сказочный дворец на южном берегу моря. А девушка погоревала чуть-чуть и вышла замуж за хорошего молодого парня, брата своей близкой подружки, тоже простого человека, как она. Зато – по любви.

    СЕЛО

     Опубликовано: 9-06-2014, 23:27  Комментариев: (1)
    Жили в одном селе люди – соседи. Неплохо жили: картошку сажали, скот держали, в гости ходили, праздники справляли. Но, однажды, загрохотало вдали, засверкало: война началась и к их селу подбираться стала. Забеспокоились селяне, посоветоваться решили: что делать? Как от войны себя уберечь? Одни говорят: бежать надо, детей спасать. А другие: авось мимо пронесёт? Авось, в погребах отсидимся? А если враг придёт, то увидит он, что мы мирные люди, начальству покорные, хлебосольные, так, может быть, даже наградит или похвалит? Ну, уж, трогать – точно не станет, мы ведь никому вреда никакого не делаем?
    Спорили они, спорили, так и не пришли к согласию. Опустело село. Половина соседей уехала, а половина – в погребах прячется, войну пережидает. А сады, огороды – рядом стоят. А в них – чего только нет: и яблоки, и вишня-черешня, и слива , и капуста, и помидоры, и морковь, и малина домашняя – всё растёт! Кур, гусей, уток, поросят – всю живность соседскую, беженцами оставленную, селяне сразу себе разобрали: не помирать же добру живому с голода?! Потом – фрукты-овощи тоже себе забрали: не гнить же им даром на ветках и грядках?!
    Тут война совсем близко подошла. Начали в сельские огороды мины залетать, а в сады – снаряды сыпаться. Попряталось село под землю, сидит в погребах, ждёт: что дальше будет? Загорелись дома у одних, порушились от бомб и снарядов у других. Что делать? Где жить? Стали соседи грабить уцелевшие избы своих же уехавших соседей. Не стеснялись, говорили: война всё спишет. Вошли в село вражьи войска. Начали партизан искать. Не могут найти. Согнали всё население на сельскую площадь, требуют партизан выдать. Клянутся люди: нет у них никого такого.
    Расстроились враги: им же за каждого убитого партизана премия положена. А потом додумались: вытаскали из толпы всех мужчин - от древних стариков до безусых подростков – и расстреляли. А возле убитых оружие разложили, сфотографировали аккуратненько и генералам своим с донесением фотографии отправили про свою доблестную службу. Плачут бабы и дети, а те им отвечают: не плачьте, война всё спишет.
    На следующий же день враги по домам пошли: грабить и еду отбирать. Много женщин молодых пострадало, некоторые не выжили, так над ними враги наизмывались. Немногим из них удалось сбежать из села в чистое заминированное поле. Ни одна не вернулась.
    Уехали враги дальше воевать. Остались в селе только старухи да дети. И пришел к ним голод, и начал морить их. Осталось на всё прежнее зажиточное село две-три старухи да полтора десятка детей. Опять вдали война загрохотала. Бежали враги мимо села , все уцелевшие дома пожгли, одни трубы печные остались: нет села. Тут и война кончилась.
    Вернулись соседи на пепелище родное, оплакали тех, кого не нашли, отстроили село заново. Лучше прежнего живут, а меж собою так решили: никого больше сюда не допустят. Не спрячутся, не сбегут, никому не отдадут родного села.

    ДВЕ ДОЧКИ

     Опубликовано: 4-06-2014, 00:32  Комментариев: (1)
    Было у матери две дочки. Обеих она крепко любила, растила и вырастила. Стали дочки взрослыми, вышли замуж. Старшая – за богатого и здорового, младшая за бедного и хворого. Уехали дочки в разные стороны, в чужие края с мужьями своими жить. Осталась мать одна. Жила себе потихоньку, много ли надо пожилому человеку? Были бы дети счастливы: одна радость, одна тревога. Досталось каждой из дочерей своё лихо. У одной муж хворал, хворал, так и не стало его. Осталась она одна-одинешенька в бедняцкой хате - с пятерыми малыми детьми. А у другой – не хата, а дворец, не одежды, а наряды, и муженек рядышком – любящий, заботливый: живи – не хочу… а детей нет. Ни лекари, ни знахари, ни деньги большие – ничто не помогло.
    Узнала матушка про беды своих дочерей, расстроилась и захворала. Примчалась к ней богатая дочка с зятем. Лекарств накупили, в больницу отвезли, врачам заплатили. Поваров, уборщиц да охранников ей наняли, чтобы жилось хорошо. А младшая со своими детьми так и не приехала. Работает она с утра до ночи, из последних сил надрывается, батрачит на богатых, а не то что на дорогу денег нет, но и детей-то не на что кормить-одевать … Молится она по ночам о матушкином здоровье и плачет от того, что видеть родную мать нет у неё никакой возможности, старшую сестру благодарит мысленно за щедрость и снова плачет.
    Только полегчало матери, как заторопилась она домой из больницы, дома и стены помогают. Встретила её старшая дочка с мужем у больничных ворот, отвезла в материнский дом и праздник для неё устроила. В доме прибрано, помыто - уборщицы постарались, повара диковинных блюд наготовили, красота! Духов, отрезов, платьев да обуви разной – без счёта надарила ей старшая дочка. А мама – не в настроении, принимает дары через силу, на ресницах слёзы горькие дрожат. Что такое? Жалеет матушка младшую свою дочь, ту, что и сама не приехала и не помогла ничем. Обиделась её старшая сестра народную мать. Как так? Она столько сделала, так старалась для матери, а та в ответ не её жалеет, а младшенькую, ту, которая и пальцем для родной матери не пошевелила! Развернулась, хлопнула дверью и ушла со своим богатым мужем. Уехали они за границу, нервы лечить. А мать – на почту засеменила, посылки с подарками младшей своей отправлять да внукам. Отпустила она всю прислугу, какую ей наняли, а все деньги тоже туда же отправила. Узнала о том её старшенькая и совсем обиделась. Не приезжает больше и денег не шлёт.
    Много ли, мало ли времени прошло: совсем обеднела матушка и расхворалась пуще прежнего. Только ни старшей, ни младшей дочери о том сообщить не может. Денег на звонки нет. Старшая же дочь ей не звонит из гордыни, а младшая – из бедности. Лежит она в старом своем доме, в постели - одна, без сил, без лекарств, без ухода. А на дворе – дождь, ветер – непогода, одним словом. Просочился сквозь щели в окнах ветерок-сквознячок, видит: лежит в постели одинокая пожилая больная женщина. Дотронулся он до её седых волос и всю её историю узнал, и пожалел её, и полетел к её дочерям рассказать, что маме нужна помощь.
    Не откликнулась старшая дочь, не поверила ветру или сделала вид, что не поверила, потому что обиду свою простить матери не смогла. Прилетел ветер к младшей дочери, всё ей поведал и про мать её и про сестру родную. Поверила младшая ветру. Собрала детей и отправилась с ними к матери – где пешком, где людей просила подвезти, где как придется. Долго ли, коротко ли, но добрались они все до бабушкиного дома, стали жить вместе и бабушке помогать. И выздоровела она. Хорошо, когда вместе, когда рядом – родные. И в горе, и в радости.
    Утром шёл снег. Зашёл на улицу, потоптался во дворе, в лес заглянул, наступил на рыхлый пожилой сугроб, накрыл его свежей шапкой. Задремал сугроб под новой шапкой, свернулся калачиком, полежал да растаял в прошлогодней траве. В обед дождь пошёл. Ходил-ходил кругами по лужам вокруг да около, наследил всяко и ускакал ветер догонять. Выглянули из-под земли навстречу солнцу желтые одуванчики, щурятся ресничками, улыбаются, весне радуются. А солнышко то выглянет из-за облаков, то опять спрячется за ними. Плывут облака по небу, кудрявятся от ветра, как волны в море, кружат головы одуванчикам. И хочется одуванчикам тоже по небу плыть. Эх! Тянутся они к солнцу, тянутся так, что срываются с них мохнатые причёски и летят, плывут вслед за облаками. Это ветер – сорвиголова озорует. Несёт их к рыжему солнцу, радость продляет...
    В те времена, когда миром правил Великий Баран, в одном стаде родился невероятный ягнёнок в чёрных трусах. Удивился всевидящий Баран и сказал овцам: «Овцы мои! Я – великий Баран! Я повелеваю солнцу подниматься и опускаться там, где велю. Я – уважаемый Баран! Самая сочная трава в степи растет только из уважения ко мне! Все вы – поклоняетесь мне, потому что я – великий Баран, а вы – овцы мои!» Овцы тут же начали усердно кланяться и кланялись Барану так долго и так приятно, что он, обожавший подобные зрелища, успел забыть всё, о чём хотел сказать. Наконец, овцы устали кланяться и продолжили щипать траву. А Баран всё никак не мог вспомнить то, о чём хотел сказать. Он очень старался, морщил лоб, блеял, даже боднул рогами священный дуб. Не помогло. Тогда он рассердился по-настоящему и повелел солнцу идти обратно, траве - спрятаться в землю, а овцам – исчезнуть. Когда солнце вернулось на восток и спряталось, Баран подумал, что остался совсем один, но вдруг заметил ягнёнка в чёрных трусах. «Почему ты не исчез, как все остальные овцы!?» - вскричал он гневным бараньим голосом. «Потому что я – не овца!» - ответил невероятный ягнёнок. «А кто?» - дрогнувшим голосом спросил великий Баран, потому что догадался. « Я – твой сын», - ответил ягнёнок в чёрных трусах. «У меня много сыновей и дочерей», - возмутился баран. «По характеру все они - овцы, а я – такой же баран, как ты, папа», - возразил ягнёнок. Баран заулыбался: «Но у меня нет чёрных трусов, а у тебя есть. Зачем они тебе?» «Я – футболист! Сыграем?» - ответил юный баран. Старый великий баран создал ворота и мяч. И сыграли отец с сыном в футбол. Полтора часа длилась футбольная битва. Наконец, ягнёнок забил гол. Уставился старый баран на новые ворота и понял, что пора уходить. Вернул он всех овец и всю траву. Попрощался со всеми и улетел в далёкую страну счастливых баранов. Там он смотрит телепередачи про овец и пишет рассказы о своей прошлой жизни. А ягнёнок в черных трусах рассказал овцам про футбол. Они вместе построили стадион. Теперь там все занимаются спортом. Овцы поздоровели и стали стройными. Из ягненка получился замечательный тренер.

    НА СЕМИ ВЕТРАХ

     Опубликовано: 19-05-2014, 22:56  Комментариев: (1)
    Далеко-далеко за семью ветрами жил-был вчерашний день. Все знали, как он выглядел вчера, вечно искали его и опять не находили. А он ждал-ждал, а потом уходил, не дождавшись, на все четыре стороны. И только он уйдёт восвояси, как тут же со всех четырех сторон являлись люди, спрашивали о нём, а потом огорчались тому, что опять не успели его застать. Как тут быть? Думал вчерашний день, рассуждал сам с собою и надумал жить одним днём – сегодняшним. Что там случится завтра – ещё неизвестно. Что вчера было – уже все знают, а что сейчас происходит – не зависит ни от кого, кроме тебя. Смирились люди, поняли, что не найти им вчерашнего дня, и перестали его искать. Но не все. Некоторые до сих пор ищут. Садятся в поезда и самолёты, строят корабли и плывут на них в даль морскую. И шумят их паруса всю жизнь – на семи ветрах…