Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Июль 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Июль 2018 (4)
    Июнь 2018 (5)
    Май 2018 (4)
    Апрель 2018 (2)
    Март 2018 (9)
    Февраль 2018 (2)

    Новости партнеров

    Президент Хорватии высказалась против попыток изоляции России
    Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович выступила за необходимость диалога с Россией вместо ее изоляции, сообщает агентство Ассошиэйтед Пресс.СМИ узнали о планах США эвакуировать «Белых касок» из Сирии
    По данным телеканала, речь идет об отправке примерно тысячи членов "Белых касок" и их семей в другие страны, например в Канаду, Великобританию или Германию.Отравляющее вещество из Эймсбери находилось во флаконе из-под духов
    Нервно-паралитическое вещество, которым отравились британцы Дон Стерджесс и Чарльз Роули из города Эймсбери, находилось во флаконе из-под духов.

    Реклама

  • ЧЕСНОЧНАЯ ДОЛЬКА

     Опубликовано: 23-11-2017, 20:20  Комментариев: (0)
    Зима-то на Севере – дооолгая. По календарю вроде как и не начиналась ещё. А по ощущениям – ой, не скажи. Вроде, два часа дня, а уже совсем темно. Фонари горят, машины по улицам ездят, фарами шарят, и, хотя снег с неба не сыплется, но позёмка метёт и метёт. Морозно.
    Сапрыкин с утра, придя на работу, почувствовал, что недомогает. Просквозило ночью, или воздуха холодного горлом хватанул в спешке, чувствуя, что опаздывает в контору. Бог его знает где. Не важно. Некоторым только скажи, что ты приболел, полдня убьют на выяснения: где да как это произошло. Как будто это и есть самое главное, а то, что болеет человек и ему от таких пустопорожних разговоров лучше не становится, никому и дела нет.
    В общем, наученный прошлым опытом, не стал Сапрыкин никому ничего докладывать о своём самочувствии. Авось, чаю горячего попьёт с утреца, да в аптеку напротив выбежит на минутку за опробованным прежде и хорошо себя зарекомендовавшим антибиотиком. Так и сделал. Не забудем, что он, как специалист, и делами при том занимался: на его рабочем столе – два компьютерных монитора с программами, да телефон вечно немолчный, да рабочая почта, да и коллеги с бесконечными вопросами… честно говоря, совершенно некогда болеть.
    Но если глаза слезятся и носу уже два носовых платка не помогают, и от горячего чая уже никакого толку нет, надо что-то срочно предпринимать.
    Выскочил Сапрыкин на минутку в аптеку: дайте-ка мне мой антибиотик, палочку-выручалочку. От ворот поворот. Новенькая молоденькая шибко грамотная аптечная продавщица без рецепта отказалась продавать антибиотик. Правильно сделала. По закону. Правда, Сапрыкину от того не легче, конечно. Вернулся на рабочее место не солоно хлебавши. М-да. Ситуация. Идти по врачам? Брать больничный? Чтобы досидеться до своей очереди на приём в поликлинике, нужно иметь железобетонное здоровье и стальные нервы. Ни того, ни другого давно уже нет.
    Предположим, наконец, ты попадёшь на приём к врачу. И что он тебе скажет? Ничего он тебе не скажет: может, даже и головы в твою сторону не поднять от бумаг. Выпишет кучу направлений на сдачу анализов и на этом всё. А чтобы сдать эти самые анализы, ни железобетонное здоровье, ни стальные нервы в очередях уже не выручат. Чтобы сдать анализы, а потом получить их результаты, нужно быть бессмертным.
    Наконец, ты – дважды бессмертный, с железобетонным здоровьем и стальными нервами, снова попадаешь к врачу, если к этому моменту тебя ещё не похоронили родные и не выдавили с работы коллеги-конкуренты, только и мечтающие о том, как бы поскорей занять твоё место. Врач удивлённо замечает тебя и тут же выписывает целую кучу дорогущих лекарств, которых, ну, конечно же, нет, и не было во всех городских аптеках предыдущие триста лет. И не будет ещё триста.
    Обо всём этом Сапрыкин прекрасно знал и потому ни к какому врачу ни на какой приём не пошёл. А пошёл в обеденный перерыв в ближайшую овощную лавку – за народными средствами – репчатым луком и чесноком.
    Началась вторая половина рабочего дня. Сапрыкин аккуратно, чтобы никто не заметил, очистил от шелухи крупную чесночную дольку, налил себе кружку крепкого горячего чая и запил им небольшой кусочек чеснока, ловко, как он полагал, им откушенного от дольки. Чеснок обжигал гортань, но слезливость глазная и носовая постепенно начала уменьшаться. Сапрыкин работал и потихоньку продолжал свои процедуры. Остатки чесночной дольки таились в ящике его стола, то и дело сокращаясь в размерах.
    Однако, через некоторое время запах чеснока заполонил не только рабочую комнату, но и половину этажа. Коллеги, находившиеся рядом, с удивлением втягивали ноздрями воздух и с подозрением смотрели друг на друга. Примерно через час с пятого этажа спустился главный пожарник здания, следом за ним в комнату толпой вошла вся мужская часть отделов охраны труда и промышленной безопасности.
    Пожарник с укором посмотрел на Сапрыкина и его товарищей:
    - Колбаску молчком хомячите, значит? И не признаётесь, и не делитесь? Может, даже под водочку?
    Внутренне содрогаясь от ужаса, Сапрыкин изо всех сил продолжал улыбаться. Только недавно уволили знакомого всему предприятию работника. Двадцать пять лет человек оттрубил на одном месте. Верой и правдой служил. Ни одного замечания. И вдруг по какой-то никому непонятной причине попался на КПП с сильнейшим перегаром. И никто не стал разбираться. Уволили. Никакие заслуги не учлись.
    Сапрыкина после чая неудержимо потянуло в туалет. Вышел. Когда он вернулся, в комнате не было никого, а евроокна, несмотря на стужу, были полуоткрыты. Впрочем, проветривание хотя и помогло, но не до конца… он так никому и не сознался.
    Вечером, спускаясь по лестничному пролёту офиса, он встретил уборщицу с полным ведром. Та приветливо улыбнулась ему, а потом, уже за спиной, он услышал, как она со вздохом негромко сказала, видимо, самой себе:
    - Чесночная колбаса!.. Обожаю.
    Слава Богу, завтра выходной. Можно отлежаться.

    Дубла

     Опубликовано: 23-10-2017, 07:50  Комментариев: (0)
    Вчера, оказавшись в историко-этнографическом музее-заповеднике "Гала" неподалеку от Баку, я обратил внимание на одну из особенностей строения весьма распространенных в древние времена жилищ местного населения, поклонявшегося в древности богу солнца Митре. Солнцепоклонниками в домусульманские и дохристианские времена было большинство жителей Малой Азии и Кавказа, впрочем, и не только они. Праздник Нового года "Новруз", отмечавшийся в день весеннего равноденствия, был известен и повсеместно распространен на Востоке уже тогда. Так вот, в домах местных жителей не было печных труб в современном их понимании, а имелись сдвоенные дымоходы, именовавшиеся "дубла", над домашним очагом. По одному дымоходу выходил дым от очага, а через другой в помещение проникал свежий воздух. Кроме того, через оба дымохода ( они были достаточно широки для этого) помещения освещались. Никаких окон в таких жилищах не существовало. Дубла являлись и окнами, и дымоходами, и своеобразными "кондиционерами". Одним из интересных обычаев на Апшеронском полуострове был "гуршаг саллама" (опускание пояса через дымоход). Этот обычай впоследствии трансформировался в обычай "папаг атма". В дни празднования Новруза влюбленные молодые парни опускали свои пояса в дубла - дымоходы. На кончике пояса завязывали носовой платок. Девушка и ее родители сразу понимали намек. Если они были согласны, то платок развязывали и завязывали на запястье девушки. Если были не согласны с помолвкой молодых, то платок заполняли сладостями и сухофруктами с праздничного стола, привязывали к опущенному поясу и возвращали обратно. 
    Архиепископ Мир Ликийских святой Николай - чудотворец родился в городе Патара на территории, принадлежавшей в 3 веке нашей эры Римской империи. Его родители - Феофан и Нонна поклонялись Богу Солнца - Митре, как и большинство их земляков-ликийцев. Существует весьма распространенное мнение о том, что благодаря одной истории, случившейся с Николаем, возник обычай делать подарки на Новый Год. У этой легенды множество вариаций. Вот одна из них. В Патаре жил богач, имевший трёх дочерей-красавиц. Этот богач разорился и решил заставить своих дочерей заняться блудом, чтобы раздобыть денег на пропитание. В это время Николай проходил мимо дома богача и прочитал его мысли, для святого такое не составляет труда. Чтобы спасти девушек от бесчестья, святой подкрался ночью к их дому и незаметно забросил в окно узел с золотом. Отец девушек, проснувшись утром, был несказанно обрадован такому счастью и на полученные деньги выдал дочерей замуж.
    Так гласит легенда. Но я хотел бы уточнить: никаких окон в нынешнем их понимании в домах малоазийцев в те времена не существовало. А была дубла, в которую, вероятней всего, Николай и опустил на поясе не платок жениха, а мешочек с золотом. Таким, на мой взгляд, мог быть фактический ход событий, послуживших основой для легенды...
    Кстати слово "дубла" напоминает русское слово "дупло" - отверстие в дереве. Возможно, первоначально подразумевалось, что дупло имеет два отверстия: вход и выход.
    Учитывая схожесть традиций можно предположить, что предки Николая вообще не были греками, а принадлежали к иным местным коренным народностям.
    И еще один момент, служащий косвенным подтверждением того, что Николай был святым. В легендах говорится, что он не слышал голоса Бога, но мысли Бога как будто пронизывали всё его тело и проникали в его сердце и душу напрямую. Это верно, ибо Бог не говорит на человеческих языках.

    ДЕРЕВО И ПРОКУРОР

     Опубликовано: 7-10-2017, 22:57  Комментариев: (0)
    Жили-были добрые люди. Вызвал их к себе прокурор и начал допрашивать: «Говорят, чтобы оставить о себе добрую память, нужно сделать доброе дело. Признавайтесь: что мне нужно сделать?» «А что ты умеешь?» « Ничего, только сажать». «Посади дерево, вот и будет о тебе память», - ответили прокурору добрые люди. Удивился прокурор, посадил дерево, а оно вскоре засохло.
    Вызывает он добрых людей опять на допрос. Выпускать-то он их после прошлого допроса никуда не стал, в тюрьме придержал на всякий случай. Как знал, что пригодятся. Привели их к нему под охраной: «По вашему совету посадил я дерево. Хотел доброе дело сделать. А дерево погибло. Кто виноват?» « А куда посадил?» «Как это – куда? В камеру! Как обычно». «А надо было в землю».
    И посадил прокурор дерево в землю. И выросло оно. Много лет прошло с той поры... И прокурора того давно нет. И тюрьмы его нет. А дерево стоит - большое-пребольшое. В ПАМЯТЬ О ДОБРЫХ ЛЮДЯХ.
    Уже первый снег пролетал неделю назад. Уже заморозки по утрам. Нет ни лебединых стай, ни жемчужных гусиных ниточек в облаках… опустело птичье Заполярье. В тундре - поздняя осень. 18 сентября… Но кто сказал, что тундра в ожидании снега уныла и блекла? У карликовых осинок и берёзок своя золотая пора. Пусть червонное золото их листочков гораздо мельче чем у тех их сестриц, которые проживают гораздо южнее, в более мягком климате, но от того оно не перестало быть золотом! А тундровые травы! Какое звонкое разноцветье в тундре! Разве есть здесь местечко унынию? Осенью тундра – красавица. Она величава и великолепна, она полна любви к жизни, ко всему пёстрому, яркому , смеющемуся цветом своим над непогодой. Провёл сегодня в тундре под моросящим дождём и ветром весь день. И нисколько о том не жалею. Тундра напоила глаза мои такими красками, каких нигде больше не увидишь. Тундра подарила мне несколько часов радости. И теперь я делюсь этой радостью с вами, друзья мои. Вот несколько сегодняшних фотографий. Любуйтесь ею. Сорадуйтесь её радостям и живите долго-долго.
    Спрашивается: кому всё это надо? И надо ли вообще кому-нибудь?.. Попытаюсь ответить и на этот вопрос, который, признаюсь честно, сам задавал себе не раз и не два, как в процессе поисков, о которых пишу теперь, так и вво время написания этих вот строк…
    А зачем мы вообще живем? Что останется о нас после нас? Даже если не останется никакой памяти о нас, после нас, как это и было прежде нас самих: останутся дети, и дети их детей, и далее, далее, далее... Ведь сами мы появились лишь потому, что до нас жили люди. Мы - и есть память о том, что они были когда-то. Живая память, овеществленная в человечестве. Как писал Иван Ефремов, Вселенная создала нас для того, чтобы через нас осознать саму себя. Понять и запомнить. А понять и запомнить без любви и благодарности - невозможно. Хранить любовь в себе ко всему сущему, дарить ее друг другу и помнить о добре более всего остального - наша судьба.Воскрешая прошлое, сохраняя память о нём, мы сохраняем память и о себе, это – единственное наше наследство, которое не обесценится никогда.

    СЛАВА БОГУ

     Опубликовано: 15-06-2017, 05:48  Комментариев: (0)
    Жила-была Слава Богу. Все её любили, на всякий праздник звали, да и без праздника рады были, если на порог ступит – даже случайно. С ней ведь самую тяжкую беду пережить легче. Живы ещё? Вот и Слава Богу, что живы. Есть дома хлеба кусок? И Слава Богу, что есть. Гроза отгремела? И слава Богу, что отгремела, не тронула…
    Однако, встретились и ей как-то раз чудики чудесные и говорят: «А ты-то причём? Мы и сами - с усами: без тебя справимся». Отошла в сторонку Слава Богу, не стала ни спорить, ни обижаться. Часа не прошло – бегут чудики обратно, руками машут. Глаза круглые. Губы трясутся. А почему? А потому что всё - не слава Богу, если нет её рядом. Так-то, ребятушки…
    Облако воспоминаний приходит ночью, возникает из безмолвного небытия, прячется мелкой росой в траве забвения, окутывает сердца метелью снов, змеиной позёмкой скользит по артериям и венам, бередя сонную душу запахом тлеющего времени, подступая к горлу комом несбывшихся судорожных ожиданий.
    Возникают из былого и безмолвно рушатся вдали древние горы, напоминая бушующие волны неспокойного океана. Блуждающие огни незримых городов проносятся сквозь изумлённое тело. И давнее горластое счастье снова зовёт тебя в еле слышное детство…
    И нет тебя здесь. Ты – там, пока не покинуло твой дом облако воспоминаний, оставив лишь несколько дождливых росчерков на предутреннем оконном стекле.
    Книга Эльдара Ахадова «Бытие» вышла в свет совсем недавно, всего несколько недель назад, но уже получила положительную оценку как маститых критиков, так и простых читателей.
    «Дорогой Эльдар! Очень хорошая книга. У тебя очень хороший язык — и в короткой прозе, и в длинной, и, конечно, в стихах» пишет Александр Карпенко, член СП России и русского ПЕН-клуба, кавалер ордена «Красной Звезды», лауреат премии им. Николая Островского. Вторит ему Сергей Сутулов-Катеринич, главный редактор международного поэтического интернет-альманаха «45-я параллель»: «Дорогой Эльдар! Миниатюры замечательные, ей-ей. СЕРДЕЧНО! Скачиваю с благодарностью». К их мнению присоединяется и современный украинский писатель, поэт, мыслитель и критик Олег Ручинский, который делает следующий вывод из прочитанного: «В целом труд удался! Автор сумел изложить свой взгляд на целый спектр Вечных тем, в контексте его сегодняшних взглядов. Выполнена главная задача — заставить читателя задуматься над этими темами. Конечно, многие выводы спорны и дискуссионны (а иначе и быть не может, темы такие), но собственно подтекстом в книге это и не скрывается. Моё мнение — такая книга имеет место быть».
    Известный общественный деятель, Президент Союза деятелей искусств Литвы Злата Рапп-Гервалдене от своего имени и имени своих коллег сообщает: «Знаменитый писатель и поэт Эльдар Ахадов снова порадовал поклонников своего творчества новой книгой... В своих образах Эльдар Ахадов лаконичен и выразителен. В книге есть все. И философия, и логика. И эмоциональность, и простота изложения. Есть изумительные стихи и красивая проза. Это книга о жизни, о мудрости. Книга человеческих историй и стремлений. Это, к тому же, научная литература, включающая в себя серьезные исследования. На тему философии религии и истории Христа, были написаны тысячи книг. Что, казалось бы, можно написать еще? Но книга Эльдара Ахадова не будет лишней в этом ряду. И читатель с головой погрузится как в научные изыскания, представленные очень легким и красивым языком, так и в мудрость философии и изящность стихов. И тогда произойдет чудо. Чудо познавания прекрасного. А чудеса, как считает Эльдар Ахадов, случаются только с теми, кто в них верит».
    Вскоре вышла в свет, посвящённая критическому анализу книги Эльдара Ахадова статья Александра Карпенко «Взгляд из будущего». Статья была опубликована на страницах нескольких крупных электронных и бумажных литературных изданий. В их числе - евразийский журнальный интернет-портал "МЕГАЛИТ" и литературно-художественный журнал «Южное сияние». Следом, ближе к концу мая сего года на страницах литературного интернет-портала «45-я параллель» (№ 15 (399) от 21 мая 2017 г.) в рубрике «Новый Монтень» появилось имя Эльдара Ахадова. В рубрике были представлены фрагменты книги Эльдара Ахадова «Бытие» удачно иллюстрированные гравюрами Ганса Себальда Бехама (нем. Sebald Hans Beham, * 1500, Нюрнберг – 22 января 1550, Франкфурт-на-Майне) – немецкого художника, графика и гравëра эпохи ренессанса, достойного ученика великого Альбрехта Дюрера... С отрывками из этой публикации и с содержанием старинных гравюр можно ознакомиться в конце данной статьи.
    По мнению исследователей творчества Монтеня его литературное изложение подчиняется прихотливым извивам мысли, где многочисленные цитаты переплетаются с житейскими наблюдениями, а очень короткие главы чередуются с весьма пространными. Примерно такое же течение мысли можно наблюдать и в первой части книги «Бытие» Эльдара Ахадова. Возможно, разумеется, косвенно это и послужило ассоциативной причиной того, что информация о книге оказалась в рубрике со столь знаменательным названием.
    Однако, с изданием «Бытия» работа автора над текстом книги не только не завершилась, но продолжилась, причём гораздо энергичней прежнего. В результате сотрудничества с редактором возникла идея создания книжной трилогии «Бытие», где ранее написанные разделы коренным образом перемещены. Не удалены, а перемещены в другие части трилогии! В данное время в издательстве завершается подготовка к изданию первого тома под названием «Бытие. Книга первая».
    "Бытие. Книга первая" - первый том созданной Эльдаром Ахадовым трилогии "Бытие". С помощью художественной прозы, поэтической речи, философских рассуждений и сентенций в духе "Опытов" Мишеля Монтеня, а также исторических, литературоведческих исследований и мемуаров в трилогии освещаются вечные вопросы человеческого бытия. В первой книге представлены три раздела: "Бытие", "Война и мир" и "В ожидании чуда". В первом разделе – размышления и афоризмы писателя о наблюдениях за духовным и физическим миром, о «высоком» и обыденном, о том, что в той или иной степени касается каждого человека. Второй раздел состоит из лучших рассказов автора о человеческих судьбах в военное и мирное время, а также из миниатюр о природе Крайнего Севера. Третий раздел книги посвящён вечной теме человеческого бытия – любви.
    Автор приносит свои извинения читателям и обещает им продолжить свою работу над трилогией «Бытие».

    ВОЙНА КОНЧИЛАСЬ

     Опубликовано: 7-05-2017, 12:36  Комментариев: (0)
    Война закончилась за пятнадцать лет до моего рождения. Естественно, что ни я, ни мои младшие сестры её не видели. Мы читали книги повестей, рассказов и стихов о ней, ходили с родителями на парады Победы, смотрели художественные и документальные фильмы. Но нам повезло: всё, что мы знаем о войне, нам не довелось испытать на себе. Видеть на экране и читать в книге – это совсем другое. Ты ведь знаешь, что как бы ты ни переживал описываемое или показываемое, на сам деле всего этого сейчас уже нет. На самом страшном месте книжку можно закрыть, а телевизор – выключить. И всё. И нет никакой войны.
    В войну я играл с мальчишками во дворе. Тогда во всех дворах было такое. Бегали с вырезанными из досок «автоматами», а то и просто палками, в «атаки», кричали «ура» и в итоге всегда побеждали всех «врагов». Ими назначались такие же мальчишки, но помладше, потому что «пленными немцами» добровольно не хотел быть никто.
    Я любил фильмы про войну, такие как «Отец солдата», «Баллада о солдате», «Подвиг разведчика», «Два бойца», «Жди меня» и другие. Тогда было много хороших фильмов, в том числе – и документальных. Вместе с нами их смотрела мама. Не сразу, но однажды я заметил, что в определённые моменты просмотра она вдруг исчезает из комнаты. Поскольку это повторялось постоянно, я обратил внимание на такие моменты из фильмов. Они были разными, но общим в них было одно: с жутким воем пикирующие и бомбящие немецкие самолёты. Как только возникал этот звук, иногда даже без показа самих самолётов… мама буквально испарялась из помещения. В детстве долгое время это оставалось загадкой для меня.
    Когда началась война, моя мама была пятилетним ребёнком и ни в каких сражениях, естественно, не участвовала. Но она, как и её старшие сёстры, и моя бабушка, оказалась тогда в особом месте – в блокадном Ленинграде. В её ранней детской памяти запечатлелись от той войны на всю оставшуюся жизнь два момента: ощущение вечного непрекращающегося голода и этот невообразимо страшный вой пикирующих самолётов.
    Много раз она пыталась рассказать и не могла, потому что это невыносимо вспоминать. Её семья эвакуировалась в сорок втором году. Во время переправы через Ладожское озеро их в упор расстреливали с самолётов. Ну, представьте себе: маленькая худенькая русоволосая девочка с большими глазами, какой я видел её на единственной сохранившейся довоенной ленинградской фотографии, и огромные пикирующие на неё с воем и стрельбой фашистские самолёты. Каково было этому ребёнку? Какой безумный ужас пережила её детская душа в те мгновения? С чем это сравнить? Не знаю. Не с чем. Она помнит, как моя бабушка обняла плачущих дочек, накрыла их собой и начала молиться о том, чтобы их убили вместе, чтобы не оставляли страдать никого…
    Прошло много лет. Очень много. Моя старенькая мама ещё жива. Но всякий раз, когда где-нибудь случайно она слышит тот самый знакомый ужасный звук, она прячется. Да, прячется ото всех, и нужно бежать скорее за ней, найти, обнять и сказать тому плачущему ребёнку с морщинистыми старческими руками:
    - Мама! Война кончилась, мама! Кончилась война...

    ЧУВСТВО ВСЕЛЕННОЙ

     Опубликовано: 8-04-2017, 08:39  Комментариев: (0)
    Однажды, в окутанной вечностью вселенной нашёлся человек, заблудившийся в чувствах. Он лежал на земле, пронзённый копьём страха, ловко брошенного небытием исчезающего сна. Лежал и прислушивался к себе. Только что в нём что-то случилось. Эта случайность вынесла его оттуда, где не было ничего, и оставила здесь, на самом краю рассвета. Он лежал, обнимая руками Землю, ощущая её дыхание и её безмолвный полёт где-то глубоко-глубоко - в самом сердце окутанной вечностью вселенной. И не было ничего важнее этого чувства.