Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Сентябрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 
    Сентябрь 2019 (1)
    Август 2019 (2)
    Июль 2019 (3)
    Июнь 2019 (2)
    Май 2019 (1)
    Апрель 2019 (41)

    Новости партнеров

    Четыре российских военных пострадали при нападении браконьеров из КНДР
    Ранее сообщалось о троих пострадавших военнослужащих. 17 сентября стало известно, что экипаж северокорейской шхуны, занимавшийся браконьерством, напал на пограничников в российских водах Японского ...Программу интеграции России и Белоруссии могут утвердить к 8 декабря
    Посол Белоруссии в России, спецпредставитель по вопросам интеграционного сотрудничества в рамках Союзного государства Владимир Семашко заявил, что программа дальнейшей интеграции двух стран может ...ЦБ разрешил блокировать счета индивидуальных предпринимателей за долги
    Банк России считает законной блокировку личных счетов индивидуальных предпринимателей (ИП) в случае возникновения у них задолженностей по налогам, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на ответ регулятора ...

    Реклама

  • 1837 год. Трагическая гибель Пушкина. Корнет лейб-гвардии гусарского полка Михаил Юрьевич Лермонтов пишет стихотворение «На смерть поэта» и отправляется в ссылку – на Кавказ. В мае того же года его стихотворение «Бородино», успевшее получить одобрение главного редактора Александра Сергеевича Пушкина, публикуется в журнале «Современник». Тем временем, Лермонтов, поэтическая слава которого становится всенародной, изъездив Северный Кавказ от Кизляра до Тамани, пересекает Главный Кавказский хребет и оказывается в Грузии. В Тифлисе он, по долгу службы, обращается в канцелярию главного управляющего гражданской частью и пограничными делами Грузии, Армянской области, Астраханской губернии и Кавказской области Григория Владимировича Розена. Ему сообщают, что Нижегородский драгунский полк, в который он направлен, отбыл в Азербайджан, в город Кубу. И ему следует отправиться туда.
    ЭПИЛОГ
    1. НОВЫЕ СВЕДЕНИЯ

    Жизнь продолжается. После написания мной повести о родне прошло несколько лет. И пришло время дополнить написанное ранее той информацией, которая появилась у меня за это время. Чтобы не ломать строй повествования, я решил внести эти коррективы, воспользовавшись написанием эпилога, которого пока не было.
    Итак, к счастью, мама вспомнила девичью фамилию бабушки и, соответственно, её родителей – Айнетдина и Фяхринниси из татарского Шумалака – Яфаровы!
    Кроме того, благодаря переписке с разными архивными учреждениями, у меня появились дополнительные сведения о моем дяде – Федоре Васильевиче ( Ханяфи Хасяновиче) Улубикове.
    Во-первых, в ЦГАКФФД СПб (Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга) была обнаружена подлинная фотография с надписью «Партизаны-пулеметчики Ф.Улубиков и В.Курбатов (второй номер) у пулемета. Ленинградская область», сделанная 7 марта 1944 года фотографом Рафаилом Абрамовичем Мазелевым. Именно о ней много раз вспоминала мама, как о фотографии из газеты, виденной ею когда-то в детстве.
    Во-вторых, благодаря полученному письму из российского государственного архива социально-политической истории мне стало известно, что ещё начале войны в 1941 году Улубиков вступил в Хвойнинский истребительный батальон. Командиром батальона был Михайлов Алексей Михайлович, младший лейтенант милиции.
    15 января 1942 года Фёдор Васильевич за линией фронта был принят в партизанский отряд Александра Зверева. С 15 января 1942 года по 24 марта 1944 года он находился в составе 11-ой Волховской партизанской бригады. Как пулемётчик отряда №24 первого партизанского полка Волховской партизанской бригады 27.09.1943 года – был представлен к награждению медалью «За отвагу». Так всё, о чем мне рассказывали устно дома, постепенно, слово за словом, подтверждалось документами архивов.
    В наградном листе на Улубикова Ф.В. сообщалось: «Товарищ Улубиков, действуя в партизанском отряде в тылу врага, проявил себя, как стойкий партизан-пулемётчик. В период выполнения диверсионной операции всем составом отряда по взрыву железнодорожного полотна на железной дороге Ленинград – Новгород 14 августа 1943 года в квадрате 54-80 и 52-80 товарищ Улубиков со своим пулемётным расчётом принимал непосредственное участие в охране фланга действующего отряда, тем самым обеспечив успешное выполнение отрядом боевой задачи на участке железной дороги в 1,8 км. Под пулемётно-миномётным обстрелом противника 25 августа 1943 года на кольцевой железной дороге в квадрате 72-72 огнём своего пулемёта он обеспечил успешные действия отряда по взрыву железнодорожного полотна на участке в 1,7 км. Товарищ Улубиков представлен к награде медалью «За отвагу» командиром отряда №24 товарищем Зверевым и комиссаром отряда товарищем Фоминым с последующим ходатайством командира полка товарища Бредникова и комиссара полка товарища Жукова – Волховской партизанской бригады. Товарищ Улубиков достоин представления к правительственной награде – медали «За отвагу». Начальник отдела кадров Ленинградского штаба партизанского движения майор - подпись - П. Матвеев
    27 сентября 1943 года. Товарищ Улубиков достоин правительственной награды – медали «За отвагу».Начальник Ленинградского Штаба партизанского движения – подпись - М. Никитин. 28 сентября 1943 года».
    Почему я процитировал этот документ? Потому что героя так и не наградили. Такое вот стечение обстоятельств… Командир партизанского отряда №24 – А.М.Зверев 31 января 1944 года погиб при взятии станции Оредеж. А начальник ленинградского штаба, герой партизанского движения Михаил Никитич Никитин, чья подпись стоит в наградном листе, после войны был необоснованно репрессирован и расстрелян. Реабилитирован посмертно.
    После расформирования 11-й Волховской партизанской бригады многие её воины, в том числе и Фёдор Васильевич Улубиков, были направлены в Польшу, на помощь польским партизанам. Предположительно в район города Катовице, поскольку по достоверной информации музея средней школы №20 города Санкт-Петербурга бывшие партизаны Волховской бригады сражались именно там. Сам район Катовице (Верхняя Силезия) в те времена Германия считала территорией Третьего Рейха. Оттуда своей матери, Агафье Андреевне (Афифе Айнетдиновне) , дядя прислал фотографию со словами на обратной стороне «Мама, я в Польше». На фотографии мой дядя и его соратники – в летней одежде на фоне леса. Это была последняя достоверная весточка от него…
    Нашлась и карточка красноармейца Улубикова, в которой мое внимание обратила на себя запись о том, что мой дядя обладал умением ездить верхом, править и ухаживать за лошадьми. Мне вспомнилось, что и дед обладал такими же способностями, не только в юности был бойцом Первой Конной Армии Будённого, но и в старости, уже на моей детской памяти, любил ухаживать за лошадьми на сельской конюшне. Случайно ли? Со временем узнаем. О других родственниках выяснилось, что жена Улубикова Мирзы Юсуповича – Улубикова Мария Исмаиловна до войны проживала в городе Двинске (Даугавпилс) по адресу улица Кавалерийская, дом 13, квартира 1, а мать Джафяра-абзи, моя прабабушка Халимя – вернулась в Усть-Узу из Хвойнинского района Ленинградской области, где она проживала по адресу: станция Анциферово , Межлеспункт, дом №53.

    2. РОДОСЛОВНАЯ
    По маминым воспоминаниям моя прабабушка в преклонном возрасте часто предавалась любимому занятию – вышиванию или плетению кружев, по привычке, как это и полагалось благородным девицам,

    АБДУЛЛА ДАЁТ ДОБРО

     Опубликовано: 5-08-2015, 01:34  Комментариев: (0)

    Невысокий круглоголовый Абдулла отчаянно машет руками. Впереди – натуральное болото. В прямом смысле. Вот он как можно мягче спрыгивает с вездехода и тут же проваливается в зыбкую ярко-зелёную жижу. Смеётся, выбираясь туда, где ягельник, там посуше. День сегодня мрачный, моросит унылый дождичек, зудит пробираясь под одежду мелкая болотная мошка. Дороги никакой в сущности нет. Одна надежда – на гигантские колёса снегоболотоходов, верхняя часть которых невероятно похожа на обычный деревенский транспорт, влезший в резиновые не по размеру «галоши». А инспектор-геодезист Абдулла Мамаев, которого почему-то постоянно называют Махмудом, смеётся. Нисколько не унывает. Впрочем, как и Алексей Станиславович – жилистый подтянутый коллега Абдуллы, тоже геодезист до мозга костей.
    Для инженера-топографа Савина и Алексей, и Абдулла сегодня проверяющая сторона. Собрались они с раннего утра и отправились вместе в ту самую тундровую глухомань, где в недрах земли таятся сокровища. А таятся они, как обычно, в самых неудобных для человека труднодоступных необжитых местах. Именно там, куда без вездехода и соваться нечего, глубоко-глубоко, как правило, и таятся залежи нефти и газа.
    Чтобы добраться до них, нужны скважины, много скважин – целые кусты. Так и называют будущими кустами скважин площадки, где умные геологи и буровики собираются их бурить. Но для начала нужно изучить местность и досконально разметить на ней и будущие площадки, и дороги к ним, и трубопроводы, и резервуары, и линии электропередачи, и крановые узлы, и всякое прочее оборудование, которому нет числа. Всё это необходимо людям для того, чтобы добыть из земли очень полезное человечеству жидкое или газообразное горючее ископаемое.
    Топограф Савин и его коллеги эту работу выполнили. Но прежде, чем воспользоваться плодами их труда, крайне необходимо убедиться в том, что не было допущено никаких ошибок, что всё сделано качественно. Это крайне важно для дальнейшей деятельности строителей и буровиков. Ради этого и прибирались сюда через все препоны бездорожья такие высококлассные геодезисты, как Алексей и Абдулла. Как бы ни было трудно, но они доберутся до места и тщательно осмотрят все закрепления разбивки кустов скважин. И не просто осмотрят, но и инструментально проверят точность их местоположения относительно проекта.
    Для этого Абдулла Абакарович и Алексей Станиславович и везут с собой в вездеходах специальное современное геодезическое оборудование - GPS-приёмники. Два слова о глобальной системе позиционирования, именуемой в просторечии “джи-пи-эс”. Спутниковая система навигации GPS обеспечивает измерение расстояния и времени, чем и устанавливается местонахождение приёмника GPS во всемирной системе координат WGS84. В любом месте Земли(исключая приполярные области), почти при любой погоде, а также в околоземном космическом пространстве таким образом можно определять местоположение и скорость любых объектов. GPS состоит из трёх основных сегментов: космического, управляющего и пользовательского. Спутники GPS транслируют сигнал из космоса, а все приёмники GPS используют этот сигнал для вычисления своего положения в пространстве по трём координатам в режиме реального времени.
    Русские снегоболотоходы под названием СКБ-600-03, созданные специальным конструкторским бюро, честно говоря, внешностью своей производят на неподготовленного зрителя противоречивое впечатление. Однако, какое бы впечатление они не производили, но, благодаря водительской взаимовыручке и надёжным лебедкам, они преодолели всё. Помимо болот, дождя, мошки и рабочих моментов люди вольно или невольно, но обращают внимание на то, на что невозможно его не обратить. На тихую красоту здешних мест. На дворе – лето в самой его изобильной поре. В кустах и на открытых местах тоже Алексей то и дело замечает свежие крепенькие шляпки тундровых грибов – моховиков, подберёзовиков, подосиновиков… Затем, заметив бесчисленные россыпи оранжево-красной морошки, царственной ягоды Севера, не выдерживает горячий Абдулла: берётся за фотоаппарат.
    Чудесные сокровища таит северная земля! И не только в глубинах своих, но и на самой поверхности! Морошка в обрамлении зелёно-фиолетово-синей листвы на фоне белесо-седого мха-ягеля смотрится сказочно красиво. Глаз не оторвать!
    Усталые, но довольные, возвращаются из мокрой тундры потомок польских князей Алексей Станиславович и сын дагестанских гор Абдулла Абакарович - крепкие сибирские мужики. Сидят дружно в кабине, и под завывание двигателя поют песню – о Севере. И Савин улыбается, подпевает. Приняты изыскательские работы. Что ж, не улыбаться-то? Жизнь – это счастье.

    СНОВИДЕЦ

     Опубликовано: 11-07-2015, 04:52  Комментариев: (0)
    Всем вокруг казалось, что он вечно спит. Спит, когда разговаривает. Спит, когда сидит на стуле. Спит, когда стоит. Спит, когда ест. Спит, когда идёт. Спит, когда слушает музыку. Спит, когда фотографируется или раздает автографы… И только одному человеку на всем белом свете, а именно – ему самому, великому сновидцу Ивану Перезвонову, казалось совсем наоборот: что он не спит никогда. Все свои сны он считал явью и постоянно искренне удивлялся: почему то же самое не видит больше никто?
    Вот к нему обращаются: будет ли он пить чай? С мёдом или с конфетами? Он отвечает, что будет, берет конфету у танцующего слона, и, помешивая чайной ложечкой бездонные воды небесной Брахмапутры, плывёт куда-то, покачиваясь, среди горящих тонких свечей в одинокой лодке. Это же так естественно! Но этого не видит никто. Одна из свечей, трогает его за плечо лепестком нежного пламени и рассказывает изнурительно длинный анекдот о каком-то их общем знакомом, который недавно заснул во время своего доклада на очень важной научно-практической конференции. Очень смешно: на кого она намекала? Перезвонов нарочито улыбается благоуханной свече и, не раскрывая глаз, перелетает, словно мотылёк, в параллельный мир к соседнему столику. Он летит долго-долго, весна сменяется осенью, зима – летом, но до соседнего столика ещё далеко потому, что это уже и не столик, а галактика Туманность Андромеды.
    Наконец, он присаживается и ставит на краешек стола чашечку ещё неостывшего чая. Ему предлагают малиновое варенье, он согласно кивает головой и проваливается в знойные колючие кусты, пахнущие спелой малиной. Краем уха он ещё слышит тёплый бабушкин голос, зовущий его на обед, но Иван уже там, в голубой книжке, плывущей на корабле вместе с Одиссеем к острову Итака. Скрипит мачта, а вёсла гребцов дружно вонзаются в прохладные скулы морских волн…
    И всё так же, как в тот званый вечер, текла жизнь сновидца Перезвонова вплоть до того самого утра в палате отделения нейрохирургии, когда после блестящей операции лучших медиков страны и курса интенсивной терапии стало ясно, что пациент окончательно излечен и стал таким же, как все. Теперь он спит только тогда, когда положено, никаких снов не видит, всех узнаёт и живёт спокойно, никто над ним не посмеивается. От прежних времён осталась только кличка – Сновидец. Но тут уж ничего не поделаешь…
    Некоторые события современности, кажущиеся ясными и понятными, на самом деле являются лишь следствием долгого скрытого исторического процесса, начавшегося в незапамятные времена. Истинный смысл этих событий сегодня неведом почти никому, несмотря на то, что последствия их кажутся очевидными. Более четверти века назад разразился карабахский конфликт. Чтобы найти выход из него, нужно как можно точнее знать всю правду о нем. “Армяне и азербайджанцы не поделили между собой Карабах!” – в самом упрощенном виде могут сказать многие люди, не относящиеся к сторонам конфликта. Если не знать и не интересоваться историей народов и их происхождением, то именно так оно и будет выглядеть - со стороны. Но незнание всегда приводит к плачевным результатам особенно в тех случаях, когда речь идет о продолжительной конфликтной ситуации.
    В результате внимательнейшего и подробнейшего изучения исторических материалов, относящихся к центральной и восточной части закавказского региона и его населению за последние несколько тысяч лет я пришел к нескольким, возможно неожиданным для кого-то, но абсолютно объективным непредвзятым выводам. Но сначала отвечу на простой вопрос: кто в первую очередь имеет право проживать на той территории, которую занимает ? Для меня ответ очевиден: в первую очередь проживать на той территории, которую занимает, и решать ее судьбу имеет право тот народ, который называется автохтонным (коренным, местным) или его потомки, происходящие от него. Все остальные народы по отношению к местным являются пришлыми и могут решать судьбу территории, на которой проживают, только в случае полного отсутствия коренного населения. Как пример, можно привести некоторые национальные округа Крайнего Севера Российской Федерации. Несмотря на иногда очень маленький процент коренных малых народов в сравнении с пришлым русскоязычным населением, территории проживания малых народов являются Национальными округами, носящими наименование коренной народности: Корякский округ, Ненецкий округ, Ямало-Ненецкий, Чукотский и так далее. Итак, выводы по Нагорному Карабаху:
    1. Является ли армяноговорящее население Карабаха автохтонным (коренным)? Да.
    2. Является ли азербайджаноговорящее население Карабаха и близлежащих областей автохтонным (коренным)? Да.
    3. Является ли армяноговорящее население Карабаха армянами? Нет. По своему происхождению никакого отношения к армянам Армении они не имеют.
    4. Является ли азербайджаноговорящее население Карабаха и близлежащих областей азербайджанцами? Да. Азербайджанская нация зародилась в историческом отношении очень недавно, но предки этой новой нации проживали на данной территории тысячи лет.
    5. Кем являлись предки армяноговорящего и азербайджаноговорящего населения Карабаха? Единым албанским народом Атропатены и Отены, говорящим на арранском языке, имевшем когда-то собственную письменность, собственную столицу и свои обычаи!
    Так что же произошло на территории Карабаха? Там жили утии, удины, муги, этеунии, гардманы, цодэ, гаргары, албаны (26 племен), каспии и другие закавказские племена, которые никуда не девались, но из-за тысячелетней армянской агрессии были насильно арменизированы, лишены собственного языка, собственных обычаев и собственной религии, даже сама память о жизни предков планомерно и сознательно тысячелетиями стиралась из народной памяти. И в результате подавляющее большинство населения Карабаха, генетически не имеющее с пришлыми завоевателями абсолютно ничего общего, стало воспринимать себя армянами. Считать их армянами – всё равно что считать жителей Румынии римлянами на том основании, что римляне завоевали территорию Румынии и частично уничтожили, а частично ассимилировали даков – местные племена, а потом ушли, и местные стали называть себя римлянами, хотя к Риму никогда никакого отношения не имели. Реальная территория, из которой произошли армяне - Мелитена - область между Антитавром и Евфратом и область смежная с Мелитеной, расположенная в верховьях реки Тигр. Всё это – на юге, и очень далеко от Закавказья. Даже окрестности озера Севан (древнее название – Гёйча, явно не армянское) и горы Арагац ( древнее название – Алагёз) не имеют никакого отношения к происхождению этой нации.
    Однако, в результате многовековой ползучей экспансии завоевателям удалось с помощью подмены языка и влияния на религиозные традиции укоренить в самосознании местных народов мысль о том, что они – армяне. Тех, с кем это не получалось, постепенно вытесняли с их земли, вынуждая либо сливаться с зарождающейся азербайджанской нацией, либо переселяться в глухие места Главного Кавказского хребта (остатки удин там и живут поныне). Так была уничтожена Кавказская Албания, потомками которой являются и азербайджанцы, и псевдоармяне Карабаха – люди, которым внушили то, чего никогда не было, и стерли из памяти всё, что было на самом деле…
    Поэтому ответ на вопрос «кому принадлежит Нагорный Карабах» не подлежит ни малейшему сомнению: он принадлежит народу Нагорного Карабаха – генетически и исторически - родному брату азербайджанского народа, всегда имевшему с ним одну общую историческую Родину.

    МАТЕРИНСКОЕ СЕРДЦЕ

     Опубликовано: 29-05-2015, 01:28  Комментариев: (1)
    Были у матери сыновья и дочери, и всех она любила, всех растила, кормила, воспитывала, лелеяла. Но был среди её детей один – самый любимый, самый сладкий сыночек. Она не говорила об этом вслух, но все догадывались и без слов. Как она радовалась его первому шажочку и первому слову! Как была счастлива, когда он играл с братьями и сестрами, когда начал помогать отцу – плотнику, когда вырос и обрёл великие знания!
    Мама беспокоилась за его будущее, ходила с ним на свадьбы, надеясь найти достойную невесту и ему. Но он ушёл из дома. Ушёл. И она не знала, где его искать, что с ним, жив ли он, не болеет ли, не голоден ли? Она потеряла сон, не могла ни есть, ни пить, ни чем-то заниматься, вечно прислушивалась к чему-то и вздрагивала в ожидании от каждого незнакомого звука. И однажды, до неё дошла весть о его местонахождении. Она не смогла усидеть дома ни минуты! И дочери, и сыновья её, все-все - устремились вместе с ней к нему, родному, близкому человеку.
    Она увидела его, бросилась ему навстречу, но незнакомые люди оттеснили её. Затем - вывели из дома, где он находился, а сыночек… Сыночек отрекся от матери, от братьев, от сестер, от всех родных. Но прежде всех - от неё. Прилюдно. Сказал, как отрезал. «Когда же Он ещё говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь». Евангелие от Матфея 12:46-50. Но мать простила его сразу, простила и тогда, когда он добавил: «…если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником» Евангелие от Луки 14:26-27.
    Вскоре люди, ликуя, приветствовали его в столице, а старенькая мать, словно стыдясь своего бедноватого вида, всюду следовала за ним издалека, чуя сердцем неминуемую беду и таясь. И после, когда его арестовали, она стояла одна у ворот тюрьмы. И потом - до самого суда, и во время суда, и во время бичевания, была она неподалёку, одинокая женщина с плачущими глазами - среди душной, озверевшей толпы, жаждавшей казни её сыночка. Это она, не замечая никого вокруг кроме него, окровавленного, несущего на себе крест, ползла за ним на коленях, цепляясь за камни, за траву, за пыльные ноги зевак, ползла из последних сил - до самой вершины горы! Это она осталась лежать там, на земле, возле его креста, не в силах приподнять головы, даже когда хлынул дождь, когда все уже давно разошлись.
    Она очнулась в чужом доме, где-то в городе, не узнавая никого из дальних родственников, приютивших её и ещё нескольких женщин из их общей родни. Ей дали ковш с водой. Она взглянула на воду и вдруг увидела в ней отражение его глаз. Ведь они были так похожи! У него были мамины глаза. И она улыбнулась. И он улыбнулся в ответ. И потому, когда запыхавшиеся люди сообщили ей чудесную весть, она всё уже знала…

    ВОЗВРАЩЕНИЕ

     Опубликовано: 26-05-2015, 11:57  Комментариев: (0)
    - Вы знаете: кто это?
    - Нет. Кто это?
    - Понятия не имею. Я думал: вы знаете.
    - Нет. Я здесь вообще никого не знаю. Я здесь первый раз.
    - А кто вас пригласил?
    - Куда? Сюда? Вход же свободный.
    - Это мой дом. Лично мой. Сюда нет свободного входа. Как вы сюда попали?
    - Все идут. И я пошёл. А что – нельзя?
    - Кто – все?
    - Ну, например, этот вот, которого вы не знаете.
    - Да, я тут вообще никого не знаю!
    - Это ваш дом?
    - Да.
    - И вы никого не знаете?
    - Никого. Кошмар какой-то.
    - А документы есть?
    - Да, вот.
    - Это ваши документы? Вы – мужчина?
    - Стопроцентный, а что?
    - По документам вы не мужчина.
    -… А кто?
    - …Не знаю. Фамилия женская, имя-отчество – тоже.
    - Дайте сюда, посмотрю. Это не мои документы.
    - А дом ваш?
    - Нет. Не мой. Точно – не мой. Как быстро всё меняется! Что мне теперь делать?
    - Так у вас вообще документов нет! Бегите, прячьтесь! У вас дети есть?
    - Да, много.
    - Ваши? От вас?
    - Нет, от жены.

    ВЕСТНИК

     Опубликовано: 23-05-2015, 17:12  Комментариев: (2)
    Сегодня суббота. Ровно неделю назад в нашей больничной палате на шесть человек (два места были свободны) появился высокий моложавый мужчина лет пятидесяти с блуждающей хитринкой в глазах и лёгкой улыбкой под ровной седоватой щёточкой усов. Представился Игорем. Фамилия – Бондаренко. Пятьдесят два года.
    Новый обитатель палаты оказался весьма общительным, легко поддерживал разговор на любые темы: и о политике, и о женщинах, и о спорте, да о чем угодно. У него всегда было что сказать и чем поделиться. Очень эрудированный и с юмором. Тут же обменялись анекдотами. Примерно через час после своего появления, когда Игорь узнал, что в выходные дни после всех назначенных процедур, когда в отделении кроме дежурного врачей уже нет, меня отпускают ночевать домой, он попросил меня наведать его родных, чтобы сообщить им о своём местонахождении. Ему нужны были зубная щётка, мыло, полотенце, тапочки, сотовый телефон для общения и что-то ещё – по мелочи. Я попросил его записать нужный адрес для памяти. Он оторвал клочок газеты, написал на нем пару строк и вручил мне. Вскоре я был по указанному им адресу. В подъезд просто так не войти, надо набрать номер квартиры и дождаться ответа. Но не успел я это сделать, как дверь в подъезд открылась сама. Поднялся на третий этаж, позвонил. Дверь открыла молодая невысокая женщина в домашнем халате. Я сообщил, что Игорь в больнице и передал клочок газеты с его записью. Она поблагодарила меня, улыбнулась и сказала, что к нему уже поехали. Как я понял: она - невестка Игоря, а поехали к нему – сын и внук... На этом моя миссия завершилась.
    В палате помимо исполнения медицинских предписаний особо делать нечего. Оттого её обитатели достаточно разговорчивы и откровенны. Окончится срок больничной «отсидки», разъедутся люди по своим прежним местам, и, может быть, не увидятся никогда. Это как в поезде с попутчиками по купе. Наши с Игорем койки стояли рядом, и за несколько дней мы многое друг о друге узнали. Мужчина он из себя видный, зарабатывает в Газпроме очень неплохо, взрослый сын живет отдельно - своей семьей, а сам он с женой давно развелся. Весь этот набор наверняка делал его весьма привлекательным для дам. А на пуританина, монаха или девственника, судя по общению с медсестрами, ему было далеко, как до озера Титикака. Смутил меня поначалу его длиннющий свежий вертикальный шрам на груди – почти от шеи и чуть ли не до середины живота. Выяснилось: в ноябре при осмотре у него обнаружили инфаркт. То есть, о том, что у него был инфаркт, сам он, по его словам, даже не догадывался. В марте его положили на операцию, сделали шунтирование: заменили ему кровеносный сосуд его же веной, взятой из ноги (там – между коленом и стопой - тоже шрам). Вроде дела пошли на поправку. И вот в мае пригласили его на осмотр, посадили на велосипед - крутить педали, и вдруг кардиолог объявляет ему, что у него день или два назад был повторный обширный инфаркт. Игорь удивляется и возмущается, поскольку никаких ощущений ухудшения здоровья у него не было. Однако его немедленно госпитализируют. Так, по его словам, он, несмотря на свои протесты, оказался в нашей палате: без вещей и связи с родными.
    Кормили нас по больничному, но, в общем-то, сносно. Раз в день бывали и фрукты: яблоко, банан или апельсин. И рыба, и парные котлеты, и суп с фрикадельками. Игорь отсутствием аппетита не страдал. Ближе к обеду уже ёрзал и ждал приглашения от столовской санитарки, регулярно обходившей каждую палату, как пастух с рожком, призывающий стадо на водопой. Впереди «стада» почти всегда бодро маячила подтянутая жизнелюбивая фигура Игоря в эффектном спортивном костюме. Лечащему врачу нашей палаты, красивой стройной татарочке лет тридцати с небольшим, Игорь каждый раз при её приходе делал изысканные комплименты, а на вопрос о жалобах несчастным голосом отвечал, что хотел бы тоже хоть изредка уезжать по вечерам домой. Однако, всякий раз ему в этом категорически отказывали. Вчера произошло тоже самое. И потому, вечером, когда я засобирался в «самоволку», согласованную с врачом, он несколько раз повторил фразу о том, как мне завидует, и как нелепо то, что он здесь оказался.
    Сегодня опять суббота. Я приехал в больницу около половины восьмого – за лекарствами и капельницей, которую ставят мне здесь по утрам ежедневно. Привычно поздоровался с соседями и заметил, что кровать Игоря пуста. Спросил деда с койки напротив, а тот отвечает: « В реанимацию увезли». Говорит, что в пятом часу утра Игорь сходил в больничный душ, помыл голову, заварил себе чай, сел на край кровати и вдруг ему стало плохо: упал. Дед Володя Генералов, такой кругленький и лысенький, позвал медиков. И Игоря увезли на другой этаж.
    Где-то около половины десятого появилась пожилая медсестра, которая убирает в палате, и стала просить нас показать ей: где вещи Игоря Бондаренко. «А что такое? Зачем?» - переспросил её дедок. «Умер» , - ответила она дрогнувшим голосом. Глаза её заметно увлажнились. Все молчали. Потом ей показали, что все его вещи – в тумбочке, и полотенце, которым он вытирал помытую голову, сохшее на спинке кровати. Куртка от спортивного костюма висела на вешалке возле умывальника. «Надо бы сообщить родным», - поделилась медсестра, - «Да, некому сообщать: телефонную трубку у него дома никто не берет». «И не возьмет», - отозвался я, - « Игорь живёт один. С женой развёлся, а сын – давно взрослый - здесь, в городе, но - в другом месте». Медсестра вздохнула, собрала вещи Игоря в его же спортивную сумку и ушла. А я пошёл к дежурному врачу, к женщине по имени Светлана Юрьевна. Она выглядела озабоченной. В больнице действительно не имелось адреса родственников Бондаренко. У меня их адреса на руках тоже не было, но дорогу к их дому я ещё не забыл, и потому вызвался помочь пригласить их в больницу. «Только не говорите ничего о смерти», - согласилась на помощь Светлана Юрьевна, - «Это дело врачей – сообщать такие вещи. Пожалуйста». Я взял такси и вскоре, как ровно неделю назад, снова был возле того же дома. Совершенно забыл: как снизу набирать номер квартиры, чтобы вызвать хозяев. Потыкался, помыкался, вздохнул и вышел на улицу. Рядом оказалась дворничиха с ключами. И дверь подъезда была преодолена. Поднялся на третий. Дверь в квартиру не открылась так, как это было в прошлый раз. Я уже подумал, что люди выехали с утра куда-нибудь на природу: сегодня замечательный солнечный теплый весенний день. Думал уйти, но напоследок позвонил ещё раз и сразу понял: почему не открывалась дверь. За порогом стояла та же молодая женщина в махровом халате и с полотенцем, накрученным на мокрую голову. Видимо, купалась в ванной и ничего не слышала. Она сразу узнала меня и улыбнулась, как старому знакомцу. «Вам нужно срочно ехать в больницу», - произнес я. «Почему?» - спросила она. «Пожалуйста, срочно поезжайте в больницу», - повторил я, повернулся и направился вниз по лестнице.
    Я иду в белой широкой лёгкой ветровке. Всё так же светит ослепительное солнце. Играют и смеются дети во дворе. В нежно-голубом небе плывут редкие белесые лёгкие облака. А мне стыдно, нестерпимо больно и стыдно, и я не знаю, куда мне деться от этого пронзительного чувства виновности: только что я стал вестником, ангелом смерти для близких доброго улыбчивого человека, которого знал совсем немного, совсем чуть-чуть. Жизнерадостный. Жизнелюбивый. Весёлый. Всего мгновение назад. Был человек. И нет его. И точно такого - уже не будет…

    СИЛА ВЕТРА

     Опубликовано: 6-05-2015, 23:22  Комментариев: (1)
    Древние северные народы говорили: «Суди о жизни по силе и шуму ветра». Каждый человек – живое облако, над которым трудится ветер времени. Меняются формы облака и его пути. Однажды, оно исчезнет так же, как и возникло из небытия. Но ветер времени будет дуть и шуметь по-прежнему. И жизнь не иссякнет.

    РУССКИЕ

     Опубликовано: 4-05-2015, 10:55  Комментариев: (0)
    "Я доволен своей судьбой. Я был со своим народом и переживал то, что переживал мой народ". Так сказал через много лет бывший рядовой Великой Отечественной войны, простой русский солдат, взявший Берлин, Лев Николаевич Гумилёв. Человек, полжизни проведший в тюрьме и ссылке по большому счету лишь за то, что был сыном своего отца, расстрелянного поэта – Николая Степановича Гумилева, вся вина которого заключалась в том, что он, дорожа честью русского офицера и дворянина, отказался стать доносчиком.
    «Не страшно под пулями мертвыми лечь,
    Не горько остаться без крова,
    И мы сохраним тебя, русская речь,
    Великое русское слово…»
    Так писала Анна Ахматова, мать Льва Николаевича, сотни часов проведшая перед тюремными стенами, пытаясь узнать о судьбе сына. Для них обоих спасти русский мир, сохранить русское слово – было задачей несравнимо более важной, чем все личные горести. И не только для них. Сярати ( Антон Петрович) Пырерка - первый в истории ненецкого народа ученый-филолог, создатель письменности ненецкого языка и первых переводов на него произведений Пушкина, ушел добровольцем на фронт и погиб на защите блокадного Ленинграда, на защите русского языка. И не только он. Многие. Нет им числа.
    Крохотный народ, проживающий в Сибири, тофалары, отправил на войну всего 54 добровольца, 54 охотника и кормильца семьи. Вроде бы совсем немного. В сравнении с другими народами. Но для тофалар это был поступок беспримерного мужества. Они знали, что если охотники не вернутся живыми, у народа нет шансов продолжить свое существование, некому продолжать род…Две трети охотников не вернулись…
    Когда фашисты, пытая партизана, схваченного в лесах под Ленинградом, методично повторяли ему «кто ты?», он, сплевывая кровь и глядя на них азиатскими татарскими глазами, продолжал отвечать: «Я – русский». Я понимаю его. Я понимаю – почему… Я горжусь тобой, дядя, родной мой, вечная тебе память...

    Вспомним тех, кто в небе внемлет всем речам между людьми,
    Защитивших эту землю и полёгших в ней костьми:
    Бородатых и безусых, ворчунов и остряков,
    Украинцев, белорусов, осетин и остяков,
    Телеутов, кабардинцев, эрзя, вепсов, чувашей,
    И тувинцев, и даргинцев, латышей и талышей,
    И киргизов, и таджиков, и узбеков, и татар,
    И калмыков, и кумыков, и башкир, и тофалар,
    Якутов, азербайджанцев, ненцев, энцев и армян,
    Нивхов и табасаранцев, и евреев, и цыган,
    Удэгейцев, хантов, коми, и казахов, и грузин,
    И других, которых помнит поимённо Бог один…
    В дни победного парада там, пред Ним - в одном строю
    Все, кого враги когда-то звали РУССКИМИ в бою.