Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Июнь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930 
    Июнь 2018 (5)
    Май 2018 (4)
    Апрель 2018 (2)
    Март 2018 (9)
    Февраль 2018 (2)
    Январь 2018 (40)

    Новости партнеров

    Нападающий сборной Египта Салах стал почетным гражданином Чечни
    Глава Чечни Рамзан Кадыров подписал указ о присвоении нападающему английского "Ливерпуля" и сборной Египта Мохаммеду Салаху звания почетного гражданина Чеченской республики.Генассамблея ООН призвала Россию вывести войска из Приднестровья
    Генеральная Ассамблея ООН призвала Россию вывести войска из Приднестровья.Рейтинг Путина упал до уровня 2013 года
    Рейтинг Владимира Путина упал до уровня 2013 года. Это произошло после объявления правительства о повышении пенсионного возраста.

    Реклама

  • В преддверии очередной годовщины великой Победы принято вспоминать о тех, кто отдал для неё всё, что мог. Я родился в Баку – в городе, с которого началась мировая история нефтяной промышленности. В годы войны из Азербайджана на фронт ушли 600 тысяч бойцов. Свыше 300 тысяч человек не вернулись живыми с полей сражений. Не вернулся с войны и брат моего отца Алибала Ахадов. Долго лечился от ран другой его брат – Ханбала…
    С первых дней войны все бакинские предприятия были переведены на военный режим с 12-часовым рабочим днём без выходных и отпусков. В условиях ухода на фронт квалифицированных рабочих, мастеров и инженеров, в условиях полного прекращения обеспечения промыслов машиностроительной техникой бакинские нефтяники совершили поистине беспримерный героический подвиг, достигнув максимальной добычи нефти.
    Кем были эти люди? Высококвалифицированных специалистов-нефтяников, ушедших на фронт, заменяли на бакинских промыслах подростки, женщины и старики. В 1941 году они составляли одну треть работающих, а к 1943 году – уже более половины. Пройдя краткосрочное обучение, они сразу же включались в тяжёлую работу по эксплуатации скважин и выдаче нефтяной продукции.
    В 1942 году фашистские войска целенаправленно устремились к Северному Кавказу и Баку с целью захвата основных нефтедобывающих районов. К осени наступил один из самых тревожных моментов в жизни нашей страны. Исход войны оказался в прямой зависимости от поставок бакинской нефти. В ту пору моему земляку Николаю Байбакову едва исполнился 31 год. Он родился в семье рабочего нефтепромыслов в 1911 году в поселке Сабунчи, тогдашнем пригороде Баку. Сейчас это полноправный городской район. Ответственейшим заданием правительства, порученным Байбакову, было произвести эвакуацию и при необходимости — ликвидировать северокавказские нефтяные месторождения. Альтернатива стояла предельно жёсткая: «оставить немцам работающие скважины — расстрел, а демонтировать оборудование раньше срока — тоже расстрел». Байбаков справился с поставленной задачей. Ни одна скважина не попала в руки врага в рабочем состоянии.
    Нужно было срочно найти возможность вывоза нефтепродуктов из Баку для Сталинградского фронта. И этот выход был найден! Горючее из Баку начали доставлять по единственному пути - через Красноводск, а затем - через Среднюю Азию и Казахстан по железной дороге к Сталинградскому фронту. Однако среднеазиатская железная дорога не располагала достаточным количеством цистерн для перевозки. Байбаковым было принято отчаянно смелое решение: переправлять цистерны с нефтепродуктами по морю на плаву при помощи буксиров. Решение оправдало себя.
    По приказу Государственного Комитета Обороны в связи с тяжелейшей обстановкой на фронте необходимо было срочно начать перебазирование части нефтяных предприятий Баку в перспективные тыловые районы: в Башкирию, Куйбышевскую и Пермскую области. Под руководством Байбакова в короткие сроки состоялось “Великое Переселение” бакинских нефтяников. Более 10 тысяч человек вместе с семьями и нефтяным оборудованием отправились на пароходах и танкерах в Красноводск, а оттуда по железной дороге — в необжитые районы.
    Примерно так же поступил через 15 лет после тех событий молодой начальник Плотниковской и Грязненской нефтегазоразведочных экспедиций Фарман Салманов, трудившийся в Кемеровской и Новосибирской областях. С помощью барж и буксира он перебазировал по Оби оборудование и людей в район Сургута, приняв на себя всю ответственность за это решение. И оно принесло успех: была открыта тюменская нефть! Немалую роль в судьбе азербайджанского нефтяника сыграл ставший с ноября 1944 года наркомом (министром) нефтяной промышленности Советского Союза Николай Константинович Байбаков. Их первая встреча состоялась в 1946 году. Прошло совсем немного времени после окончания Великой Отечественной войны. В стране восстанавливали заводы и фабрики, отстраивали города. Байбаков был депутатом от Шамхорского района Азербайджанской ССР и планировал встретиться со своими избирателями, в том числе – посетить школу, в которой в то время учился юный Фарман. Пятнадцатилетнему юноше, как лучше всех владеющему русским языком, поручили выступить перед дорогим гостем и рассказать о нуждах поселка и школы. Взволнованный встречей Салманов в конце своей речи уже лично от себя в присутствии всех земляков вдруг добавил, что непременно станет геологом-нефтяником.
    Сказано – сделано. Окончив школу, Салманов поступил в нефтяной институт. В 1955 году, в возрасте 24 лет, он уже был начальником экспедиций в Сибири. Великая Отечественная война выкосила специалистов, и потому - командовать приходилось тем, кто имел знания и готов был взвалить на себя груз ответственности. Кстати, чтобы получить направление из Баку в Сибирь Салманов обратился именно к нашему земляку Байбакову с личным письмом, прося его содействия. И Байбаков помог ему в этом.
    Положительное решение специальной государственной комиссии во главе с Николаем Байбаковым, приехавшим инспектировать первое западносибирское нефтяное месторождение, открытое Салмановым, сыграло важнейшую роль в скорой поддержке нового направления в геологоразведке Советского Союза.
    Под руководством первооткрывателя тюменской нефти Салманова получили путёвку в жизнь многие десятки месторождений углеводородов, в том числе и те, лицензии на разведку и разработку которых принадлежат нашему предприятию, первым президентом которого был Герой Социалистического Труда Фарман Курбанович Салманов.
    Из прошлого рождается будущее. Не будь подвига, совершенного всем нашим народом, в том числе и нефтяниками, в годы войны, кто знает: как бы сложилась наша нынешняя судьба? И потому – поклонимся вновь памяти тех, кто сделал всё для Великой Победы…

    ТЕАТР КОЛОН

     Опубликовано: 13-04-2016, 06:28  Комментариев: (1)
    «Аплос! Аплос!! Аплос!!!» - задорно кричал конферансье уличных артистов, исполнявших танго на вечно шумной и весёлой улице Флорида, не столько выпрашивая аплодисменты у случайных прохожих, сколько повышая градус настроения зрителей. И тут я невольно вспомнил одинокий хлопок ладонями, произведённый англоговорящим экскурсоводом в ложе театра Колон. Хлопок, прозвучавший резко и громко – на всём пространстве великого театра благодаря потрясающей акустике его великолепного зала…
    Да, конечно, мне, как, наверное, и всякому приезжему, хотелось увидеть настоящее аргентинское танго и именно в Аргентине. Но именно настоящее, живое, не нарочитое, как в специальных театрах танго-шоу, куда водят туристов, как стада на водопой, и где, безусловно, прекрасно танцуют и поют, но… Есть же разница между пышной холёной розой, выращенной садовником в оранжерее, и полевым цветком, пробившимся несмотря ни на что там, где это ему удалось своими силенками? Слово «Либертад» - Свобода – встречается чаще всего на улицах Буэнос-Айреса. Я это заметил. Душа оживает и живет там, где есть свобода для неё: что дворец – что тюрьма – это НЕ свобода, а значит, и не душа. Танго рождено душой аргентинского народа. Может быть, я не совсем ясно выразился, но я сказал то, что хотел сказать. Мне не нужно вышколенное мертвое танго для богатых иностранцев, готовых проглотить любую подделку, любую жвачку. Мне нужно танго – пусть в корне «неправильное», но живое.
    Так и театр Колон, охраняемый десятками вежливых, незаметных, но очень бдительных охранников. Он – живой, он – живое существо…
    Театр Колон, театр оперы и балета - главный театр Аргентины. Это достояние народа, которое каждый настоящий аргентинец будет защищать до последнего вздоха, потому что Колон – это Аргентина. Снаружи - здание как здание, есть в городе и другие - гораздо роскошнее. Но всё самое важное, как в душе, - внутри театра. Лучшие артисты всего мира, в том числе и русские, выступали на подмостках этого театра: Паваротти, Доминго, Айседора Дункан, Мария Каллас, Монсеррат Кабалье, Шаляпин, Стравинский, Плисецкая, Барышников, Нуриев, Хворостовский… С начала XX века на гастроли в Южную Америку, переживавшую экономический бум, охотно приезжают лучшие дирижеры и исполнители. Вот, например, объявление о премьере "Манон" 1912 года. Оркестром дирижирует кто?? Сам маэстро Артуро Тосканини!!! И это совсем не выдающийся, а вполне - рядовой случай.
    Театр, названный в честь первооткрывателя Америки (рассчитанный на 2487 зрителей, это больше, чем в лондонской Королевской опере, а зеркало сцены имеет 20 метров в ширину и 19 - в высоту!), существовал с 1857 года и поначалу находился на другой стороне авениды 9 июля. В 1889 году состоялась торжественная закладка фундамента новой оперы. Проект заказали итальянцу Франческо Тамбурини, который привлек к делу своего ученика Витторио Меано. Он-то и занимался проработкой всех деталей. Образцом послужил вагнеровский оперный театр в Байрейте. Строили театр долго - почти 20 лет.
    За это время архитектор Витторио Меано стал автором проекта Дворца Национального Конгресса Аргентины и проекта здания уругвайского парламента в Монтевидео! Витторио Меано (Vittorio Meano; 1860, Суза, Италия — 1 июня 1904, Буэнос-Айрес) — аргентинский архитектор итальянского происхождения. Получив архитектурное образование в Турине, в 1884 г. он уехал в Аргентину и поступил помощником к архитектору Франческо Тамбурини. С 1889 г. работал вместе с Тамбурини над проектом нового здания оперного Театра Колон, а после смерти Тамбурини остался руководителем этого проекта. Одновременно в 1895 г. он спроектировал здание Национального конгресса (парламента) Аргентины, а в 1904 г. выиграл конкурс на проектирование здания уругвайского парламента в Монтевидео. К сожалению, Меано не дождался завершения ни одного из трёх своих главных проектов, он был убит 1 июня 1904 года. Все три здания были построены с теми или иными изменениями, но с сохранением проектной основы гениального Меано. Лишь в 1908 театр открыли для публики: 25 мая состоялась премьера "Аиды", приуроченная к национальному празднику Аргентины - Дню Отечества.
    Жаль, что архитектору Меано не удалось увидеть плоды своего труда. Говорят, что он был убит дворецким, являвшимся «по-совместительству» любовником его жены. Но так ли это? И это ли стало причиной смерти талантливого человека, успехам которого и тайно, и открыто завидовало огромное количество конкурентов? Увы, история его убийства так и осталась неразгаданной до конца…
    Что такое театр? Это не только место, где исполняются спектакли, но в первую очередь это судьбы людей. Тех, кто когда либо оказывался под его сводами. Проходя по помещениям театра, находясь в его главном зале, чувствуешь это всюду. Каждый, кто побывал здесь, оставил под его сводами частичку своей души. И не только артисты и музыканты, но и простые зрители, и обычные посетители театра, а значит, и мы тоже что-то оставили там навсегда - 21 марта 2016 года.

    ЛИЧНО И КОНКРЕТНО

     Опубликовано: 18-02-2016, 00:37  Комментариев: (0)
    Когда человек рождается, он не знает ни одного языка, не знает ни одной культуры, не имеет ни плохих, ни хороших привычек. Поэтому говорить о его изначально плохом или хорошем характере, плохих или хороших душевных качествах преждевременно. А раз так, то всякие утверждения о том, что такая-то нация плохая, а такая-то очень хорошая, глупы изначально. Не нация делает человека плохим или хорошим, ибо изначально он не может быть ни плохим, ни хорошим, а взрослые вокруг него, обстоятельства жизни и, наконец, он сам своими поступками (когда подрастёт, конечно). Негодяй не потому негодяй, что он такой-то нации и там - все негодяи, а сам по себе. И "святой", и "негодяй" - это не национальности, а личные качества, за которые ответственность несет не нация, а конкретный человек. Не освобождайте виновника от ответственности. И за хорошие, и за плохие поступки отвечать перед Богом и людьми должны не племя, не нация и не раса, а - именно тот человек, который их совершил. Обязательно должен отвечать. Лично и конкретно.

    ЕСЯ НЮНЯ

     Опубликовано: 20-01-2016, 01:35  Комментариев: (1)
    Нув’ ядахана сидя еся нюня падвэ савним’ ниринди’ пявэди’.

    Памяти Елены Григорьевны Сусой
    Первая женщина-ненка кандидат педагогических наук, автор десятков учебников и методических пособий для ненецких школьников, создатель музея-квартиры Л.В. Лапцуя, научный консультант и солистка народного ансамбля песни «Ямал», собиратель ненецкого фольклора, автор записей сказок «Ягодка голубика» , «Два Окатэтто» и соавтор сборников «Сказки народов Севера» , «Северные россыпи» , «Ненецкий фольклор» , отразила жизнь ненецкого народа в книге свободной жанровой формы «Из глубины веков» . Елена Григорьевна Сусой родилась в мыскаменной тундре на берегу озера Юндо зимой далёкого 1933 года, в народе её называли «мать Ямала».

    Еся Нюня
    Летит, летит Еся Нюня, летит, кричит, зовёт, плачет.
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    Где вы, мои родные?! Где вы, мои милые?!
    Сэрне, дорогая ! Янако, добрый Янако! Вэсако, любимый мой, где ты?! Где?
    Кличет, зовёт, кричит, плачет.
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    Молчит озеро Юндо, прячется за мохнатые берега.
    Молчит тундра мыскаменная, белея от первого снега.
    Молчат тёмные воды озера Ярато.
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    Кружит Еся Нюня, высматривает, зовёт своих.
    Нет их нигде. Ни смеха, ни песен.
    Ушёл, улетел аргиш небесный –
    Крылатый олений обоз, увёз путников…
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    Быстро-быстро по-над землей идёт-бежит
    Сухонькая, седая ненецкая женщина,
    Словно ищет, ищет своих,
    Словно знает: они где-то рядом,
    Они видят, только их не видно,
    Они слышат, только их не слышно,
    Они здесь, они здесь, они в самом сердце:
    Спрятались и улыбаются – молодые, красивые…
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    Матерь Мяд Пухуця!
    Собери всех нас у очага своего!
    Пусть поёт-играет огонь!
    Пусть звучат голоса! Пусть звучат!
    Летит, летит Еся Нюня, ищет своих, исчезая в небесной мгле…
    - Эй, птица, вернись! – кричат охотники, вглядываясь вдаль.
    - Погоди, Еся Нюня! Даруй удачу! – зовут её рыбаки.
    Бегут-ищут её олени. Летят-кружат и кричат гагары.
    Еся Нюня, отзовись! Еся Нюня, слышишь ли ты нас?!
    Оооуи! Оооуи! Ы! Ы! Ы! Ы!..
    …..
    - Слышу…


    Примечание:
    Еся'нюня - дух-гaгaрa, летaет по всему свету, собирaя сведения о судьбах людей.
    Говорят, на Востоке, в горах, легенды живут долго. Гораздо дольше людей. Всем известно, что Лермонтова сослали на Кавказ за правдивые, обжигающие душу строки стихов о смерти Пушкина. Его отправили на войну с горцами, надеясь, что живым с войны он уже не вернётся. И Лермонтов тоже понимал, для чего его отправляют. Но он был не из тех, кто кланяется пулям в бою или прячется за спины солдат, он и в сражении оставался самим собой, втайне полагая, что однажды его действительно убьёт меткий противник. Может быть, поэтому у него - столько печальных стихов о неизбежной смерти в бою.
    Но каким-то образом горцы узнали, кто перед ними. Врага на Востоке ненавидят, но поэтов чтят за их живое слово, за голос народа, звучащий в их голосах, чтят в особенности тех, кто пострадал за правду. Лермонтов бросался в самую гущу боя и, конечно, не подозревал, что в это самое время командиры горских отрядов говорили своим стрелкам: «Видите русского офицера в ярко-красной рубахе? Того, кто впереди, на виду? Не стреляйте в него. Это – поэт!» И ни одна пуля не задела Лермонтова ни в одном сражении, ни в одной стычке. В поэтов на Востоке не стреляют.
    Однажды стихи спасли и меня. Это было в предгорьях Памира, в Таджикистане, где только что отгремела гражданская война. Я случайно оказался в руках вооружённых моджахедов, собиравшихся перейти реку Пяндж и доставить контрабандные товары в Афганистан. Они чрезвычайно обрадовались своей удаче в моём лице и собирались увезти меня с собой, завернув в ковёр, чтобы выгодно продать в рабство в Кандагаре. Я бы не знал об этом, но среди них имелся переводчик, он и сообщил мне с видимым удовольствием о намерениях бандитов. Я не знал их языка, не знал о них ничего. От безысходности и отчаяния я начал читать свои стихи, те, которые помнил наизусть. Что делает с людьми слово поэта, даже когда они не знают языка? Через некоторое время всё вдруг изменилось. Меня отпустили, и не просто отпустили, а прежде того расстелили передо мной дастархан (подобие скатерти-самобранки, расстилаемой на полу) с пловом, чаем и восточными яствами. И проводили, как уважаемого человека, до того дома, где я перед этим находился.

    РАСКОЛЬНИКОВ

     Опубликовано: 7-11-2015, 09:55  Комментариев: (0)
    Настоящая фамилия у Раскольникова была, но не такая. «Ну, что? Колись!» - подмигивал ему очередной следователь и снова пересказывал то, о чём все и так уже знали. А он им не верил. И не кололся. Но надо же было о чём-то докладывать, рапортовать начальству, щеголять перед сослуживцами. Вот и стали его называть с намёком, будто бы он – Раскольников. «Колись уже, Родион!» - кричали ему девушки приятными голосами. Но им он тоже ни в чём не признался. Все удивлялись его твёрдости и стойкости. Ему даже родителей в камеру подсаживали, даже Сонечку Мармеладову. «Ну, что ты упираешься, сынок? Это же глупо!» - шептала посаженная мать, гладя его по стриженой голове…
    И только теперь, спустя столетия, выяснилось, что он был прав. Не был он Раскольниковым. Не того взяли. Ошибка следствия… И родители были не его. А Мармеладову вообще не туда подсадили, не в то здание.
    Снова напомню о неоспоримом историческом факте: Пушкин в 1837 году никого на дуэль не вызывал. Подчеркиваю еще и еще раз! Его ноябрьский вызов на дуэль был сначала им же отложен, а затем и вовсе аннулирован. Вероятнее всего он хотел дуэли, но формально в 1837 году никого на неё не вызвал. Почему? Возможно потому, что поэт при личной конфиденциальной встрече дал императору слово никого никогда более на дуэли не вызывать. И своё слово он сдержал. Инициатива вызова исходила не от него.
    Дантес Пушкина тоже на дуэль не вызывал и формально имел полное право в ней не только не участвовать, но и не присутствовать. Он участвовал в дуэли в качестве представителя того господина, благодаря которому она и состоялась при его личном отсутствии.
    Можно ли считать, что дуэль состоявшейся между Геккерном и Пушкиным, если бы Пушкин убил Дантеса или если бы никто никого не убил? Геккерн имел такие же основания отправить на дуэль следующего бойца – Иванова-Петрова-Сидорова и так – до бесконечности, пока кто-нибудь не убьет Пушкина, ведь сам он при этом физически в дуэли не участвует, хотя юридически – это именно его дуэль и ни чья более. Получается, что одна из сторон дуэли – бессмертна! Геккерна невозможно убить. Он не рискует собой. Разве это по правилам? Можно возразить на это тем, что посол Нидерландов рисковал жизнью сына. Но сын-то – не настоящий, не кровный, а усатая детина гренадерского роста и двадцати четырех лет. Да и причина усыновления вовсе не отцовские чувства, а чувства гомосексуальные. Это было известно всему высшему свету и тогда, в 1837 году, и позже подтвердилось перепиской любовников-гомосексуалов – старого Геккерна с молодым Дантесом. Так можно «усыновлять» мужиков до бесконечности и менять их, как отработанное резинотехническое изделие – каждые сутки. То есть, барон фактически не рисковал лично собой никак и ни в чём.
    Геккерн-старший вызвал на дуэль Пушкина. Однако, лично не только не участвовал в ней, но и не присутствовал. Единственный из троих, кто сделал дуэльный вызов и при этом уклонился от самой дуэли.
    Странная картина. Более чем странная. Дерутся те, кто фактически не делал вызова. А тот, кто делал вызов на дуэль… отсутствует. Фактически состоявшаяся между Дантесом и Пушкиным дуэль – это не дуэль Пушкина и Дантеса, а дуэль Пушкина со смертью. Смерть убить невозможно. Можно убить только Пушкина. Других вариантов нет.
    С благодарностью принимаю поддержку в данной работе от своих порой весьма и весьма компетентных читателей и знакомых. Доктор филологических наук Геннадий Мартинович из Санкт-Петербурга – профессор кафедры литературы и русского языка СПбГУП сделал такую любезность: сообщил адрес сайта, где размещена интереснейшая статья Стеллы Абрамович «Пушкин в 1836 году». В ней я нашел подтверждение моему предположению о том, что побудило Пушкина считать имена авторов анонимного пасквиля известными ему. А главное – почему он был так уверен в этом. Для того, чтобы убедиться в правильности вывода поэта попробуем задать себе несколько вопросов, ответы на которые можно обнаружить в статье «Пушкин в 1836 году».
    Сколько всего экземпляров пасквиля было составлено?
    «Я занялся розысками, — писал поэт 21 ноября 1836 года Бенкендорфу. — Я узнал, что семь или восемь человек получили в один и тот же день по экземпляру того же письма, запечатанного и адресованного на мое имя под двойным конвертом» Время показало, что Пушкин был прав. Многолетние разыскания биографов не прибавили к перечисленным семи адресатам ни одного нового.
    Кому именно были разосланы пасквили на Пушкина?
    Его получили сам Пушкин, Вяземские, Карамзины, Виельгорский, В. А. Соллогуб (на имя своей тети А. И. Васильчиковой, в доме которой он жил), братья Россеты и Е. М. Хитрово. К тому времени, когда Пушкин обратился к Бенкендорфу, он твердо знал, что письма были разосланы только по этим адресам.
    Почему пасквили попали именно к ним? Нет ли чего-то, что объединяло между собой всех этих людей?
    Круг адресатов не был случайным. А. И. Тургенев, упомянув об анонимных письмах, тут же отметил, что они были посланы не всем подряд, а «Пушкину и его приятелям». И не просто приятелям, нет! Все, кто получил 4 ноября анонимные письма, были завсегдатаями одного дома - Карамзиных. Все это говорит о том, что организатор интриги с анонимными письмами был как-то связан с карамзинским салоном. Ещё Соллогуб заметил это и писал: «…письма были получены всеми членами тесного карамзинского кружка». Почти всеми. Кроме одного.

    Существует множество памятников Александру Сергеевичу Пушкину. Воздвигнуты они по всему миру - разных городах и странах. Образ поэта изображен в них так, как представляют его читатели, а в первую очередь скульпторы. Пушкин – вдохновенный романтик, задумчивый, мечтательный, влюблённый… Но нет среди них одного: Пушкин любящий муж, защитник и утешитель в печали…
    В воскресенье 24 января 1837 года, за считанные дни до трагической гибели поэта, квартиру Пушкиных посетил русский этнограф-фольклорист и палеограф Иван Петрович Сахаров со своим знакомцем Якубовичем. Естественно, что им кто-то открыл дверь, естественно, что хозяев дома предупредили о визитерах, тем не менее, гости застали хозяев не встречающими их, а находящимися в том положении, в каком они пребывали перед их приходом. То есть, для Пушкина и его жены то общение, которое происходило между ними, на этот момент было настолько важным, что они предпочли не прерывать его даже в виду появления сторонних людей.
    Вот что вспоминает по этому поводу Иван Петрович Сахаров: «… приходили мы, я и Якубович, к Пушкину. Пушкин сидел на стуле; на полу лежала медвежья шкура; на ней сидела жена Пушкина, положа свою голову на колени к мужу. Это было в воскресенье. А через три дня уже Пушкин стрелялся». Сцена описана так, что не возникает ни малейшего сомнения в её реальности. Именно так и было. И это тот самый случай, когда не нужно никаких речей для того, чтобы любой мыслящий человек мог уяснить для себя некоторые аспекты семейных взаимоотношений Пушкиных в период, непосредственно предшествующий дуэли и смерти поэта.
    Первое, это абсолютное доверие между мужем и женой. Только в таких случаях возможна именно такая сцена. Второе, между супругами нет никакого конфликта. Наталья Николаевна сидит на полу, на медвежьей шкуре, голова её – на коленях мужа. Это красноречиво говорит о том, что Александр Сергеевич любил свою супругу далеко не безответно, что и она – явно любила его, именно его, что бы ни утверждали о ней придворные сплетники и сплетницы.
    Третье, несмотря на то, что трагическая развязка уже очень близка, в этой семье нет и тени разлада, который можно было бы предполагать, основываясь на досужих слухах. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать: такая сцена, явившаяся очам невольных её свидетелей, более чем красноречиво указывает на отсутствие внутренних противоречий в отношениях супругов и подчеркивает их духовное единение. Более того, в данном случае супруга ищет защиты и успокоения у своего мужа. И муж её понимает, любит и гарантирует ей свою защиту от кого угодно и чего угодно. Об этом говорит его поза сидящего на стуле – с головою жены, доверчиво покоящейся на его коленях.
    При всём этом следует не забывать о том, что днём раньше произошло свидание Натальи Николаевны и Дантеса. По его настоятельной просьбе, основанной на выдуманной им же якобы грозящей опасности её родной сестре Екатерине. Только тревогой и заботой о судьбе старшей сестры было вызвано вынужденное согласие Пушкиной на тайное рандеву. Однако, едва обман Дантеса стал понятен Наталье Николаевне, она сейчас же прервала свидание, возвратилась домой и обо всем сообщила мужу, от которого и прежде не имела привычки скрывать что-либо, к превеликому огорчению бесчисленных светских сплетников, а в особенности, господина барона Геккерна.
    Обязанность любящего мужа – выслушать супругу, утешить её и защитить. Пушкин – защитник и утешитель. Сцена, представшая глазам Сахарова и Якубовича в воскресный день 24 января, на мой взгляд, очевидно заслуживает того, чтобы увековечить её хотя бы в одном из многочисленных памятников поэту. Как я неоднократно упоминал в прежних своих работах: Пушкин, выйдя на дуэль у Чёрной речки, защищал не только честь своей семьи, но в первую очередь честь России. Понимала ли Наталья Николаевна истинное величие своего мужа, его значение не только для русской литературы, но и для российской истории? Вероятно, да. Есть одна известная деталь семейной жизни Пушкиных, которая, на мой взгляд, наводит именно на такую мысль. Все жёны (да, и все мужья) в личной жизни, как правило, называют друг друга некими ласковыми именами или прозвищами, например, «зайка», «лапушка»… Или же обращают само имя в его уменьшительно-ласкательную форму: Владимир – Володя, Николай – Коля, Светлана – Лана, Анна – Нюша и так далее. Естественно было бы по аналогии предположить, что жена Александра Сергеевича называла его Сашей, Шурой, Саней или ещё как-то примерно так. Однако, по свидетельствам современников, Наталья Николаевна никогда так не обращалась к супругу, хотя тоже называла его по-особенному, просто и ёмко – «Пушкин». Когда я узнал об этом впервые, меня это возмутило: помилуй Бог, что за казёнщина? Однако, со временем моё понимание такого поступка изменилось. Для Натальи именем любимого и самого близкого человека стала его фамилия. То есть, его особенностью для неё было то, что он олицетворял собой не просто самого себя – мужа своей жены, а уникальное явление в мире, которого больше нет, и не может быть нигде и ни у кого. Сашек, Санечек и Шурочек – в России много, а вот её Пушкин – один, ни с каким другим никому не спутать.
    Умерла Наталья Николаевна Пушкина-Ланская осенью 1863 года. Её последние слова, произнесенные в предсмертном бреду, были обращены к своему первому мужу: «Пушкин, ты будешь жить!»

    КУРБАН-БАЙРАМ

     Опубликовано: 25-09-2015, 00:23  Комментариев: (0)
    Не раз твердил себе и людям
    Пророк Аллаха Ибрагим:
    «Как все, я слаб и безрассуден,
    Как все, я грешен перед Ним».
    «Но за любовь свою к Аллаху»,-
    Он продолжал и верил сам, -
    «Не только дом свой и рубаху,
    Я душу с радостью отдам».
    И грянул сон к его сединам,
    Шепча в предутренней тиши:
    «Ты клялся? Так пожертвуй сыном.
    Любовь к Аллаху докажи!»
    И встал пророк, и были схожи
    Слова с рыданьями его:
    «Что в этой жизни мне дороже,
    Чем жизнь ребёнка моего?
    Но клятвы истинная сила
    Со мной и ныне будет всё ж…»
    И взял за ручку Исмаила,
    В другой руке сжимая нож.
    И стал душой мертвее праха,
    В ужасный путь собравшись, он…
    Но мальчик милостью Аллаха
    За миг до смерти был спасён.
    ______________________________
    Как в детстве мне сказал об этом
    Учитель мой – Муаль Алим:
    "Всё обошлось… Добром и светом
    Аллаха вечный мир храним".

    НЕВИДИМОЕ СЧАСТЬЕ

     Опубликовано: 22-09-2015, 13:24  Комментариев: (0)
    Горе почти всегда видно сразу и отовсюду. А счастье, когда оно есть, - невидимо. Только когда оно исчезнет окончательно, некоторые люди начинают понимать, что у них было счастье. Но большинство – так и остается в неведении.