Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Август 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 
    Август 2018 (4)
    Июль 2018 (6)
    Июнь 2018 (5)
    Май 2018 (4)
    Апрель 2018 (2)
    Март 2018 (9)

    Новости партнеров

    МИД назвал «охотой на ведьм» заявление Microsoft о хакерах из России
    МИД России считает, что компания Microsoft, заявившая о попытке российских хакеров вмешаться в промежуточные выборы в США, включилась в «охоту на ведьм».Путин наградил Федора Бондарчука орденом Александра Невского
    Президент России Владимир Путин присвоил государственные награды и звания деятелям искусства, режиссер Федор Бондарчук удостоен ордена Александра Невского, соответствующий указ опубликован ...Украина обвинила Россию в задержке более 150 иностранных судов
    Россия задержала более 150 иностранных судов на пути их следования в украинские порты в Азовском море, заявил помощник главы Госпогранслужбы Украины Олег Слободян.

    Реклама

  • БЛИСТАЮЩИЙ МИР

     Опубликовано: 26-12-2016, 22:08  Комментариев: (0)
    Занесла однажды судьба молодого ещё писателя Александра Грина в Пензу. Шёл март 1902 года. И устроился Грин солдатом 213-го Оровайского резервного пехотного батальона. Часть как раз в Пензе квартировала. Не понравилась Грину солдатчина. Сделала она из него заядлого темпераментного эсера. Романтическая атмосфера подпольной деятельности, за которую могут и наказать сурово, будоражила тогда его юное воображение. ..
    А в селе Усть-Уза пензенской губернии по усадьбе голубоглазого Юсупа, приказчики которого торговали зерном с далёкой Канадой, носился трёхлетний светловолосый сынишка Хасян, изображая, как он скачет на лошадке... Богатое село, раздольное – на устье реки Узы. На праздниках да на свадьбах не задорные гармошки радовали слух, а изысканные скрипки выводили узоры искристых татарских мелодий. И наречие татарского языка, на котором общались жители села, не было похожим ни на какое другое в мире. Об этом даже в академической книге написано. Словно из какого-то иного мира пришли когда-то сюда голубоглазые и светловолосые предки селян. А из какого – неведомо…
    Шло время. Встретил Грин однажды девушку по имени Нина. Полюбили они друг друга и поженились. А где жить? На дворе 1921 год. Петроград. Только что окончилась гражданская война. Начало июня. Поселились они в доме по улице Пантелеймоновской №11. Трудная была жизнь, но бытовая неустроенность не отдалила супругов, а сблизила. И начал Грин писать роман «Блистающий мир», где всё иное, а люди – умеют летать… А потом, через год, переехали из этого дома в другое место, и далее – к тёплым крымским зелёным берегам вечно смеющегося солнечного Чёрного моря, где за каждым мысом чудится сверкающий огнями Зурбаган или призрачный Лисс.
    БЛИСТАЮЩИЙ МИР

    ВОСКРЕШЕНИЕ ПАМЯТИ

     Опубликовано: 25-12-2016, 18:53  Комментариев: (1)
    Спрашивается: кому всё это надо? И надо ли вообще кому-нибудь?.. Попытаюсь ответить и на этот вопрос, который, признаюсь честно, сам задавал себе не раз и не два, как в процессе поисков, о которых пишу теперь, так и в во время написания этих вот строк…
    А зачем мы вообще живем? Что останется о нас после нас? Даже если не останется никакой памяти о нас, после нас, как это и было прежде нас самих: останутся дети, и дети их детей, и далее, далее, далее... Ведь сами мы появились лишь потому, что до нас жили люди. Мы - и есть память о том, что они были когда-то. Живая память, овеществленная в человечестве. Как писал Иван Ефремов, Вселенная создала нас для того, чтобы через нас осознать саму себя. Понять и запомнить. А понять и запомнить без любви и благодарности - невозможно. Хранить любовь в себе ко всему сущему, дарить ее друг другу и помнить о добре более всего остального - наша судьба. Воскрешая прошлое, сохраняя память о нём, мы сохраняем память и о себе, это – единственное наше наследство, которое не обесценится никогда.
    Как восстановить цепь событий, свидетелем которых не был, потому что они случились тогда, когда тебя ещё не было? Да, если бы ты и существовал, но был слишком мал или жил совсем в другом месте… Восстановить прошлое можно по документам, воспоминаниям очевидцев и житейскому опыту, проводя параллели с известными аналогичными ситуациями, системно используя логические построения, делая предположения и гипотезы, основанные на наиболее вероятностных или типичных ситуациях, предполагая, что и герои истории обладали здравым умом и и в большинстве ситуации действовали логично.
    Необходимо учесть и то, что решение любой задачи во многом зависит от правильности постановки исходного вопроса. Чем точнее поставлен вопрос, тем больше шансов на успех в решении всей задачи в целом. Чем туманнее заданный вопрос, тем туманнее будет и ответ на него.
    Какие из используемых инструментов наиболее достоверны при установлении того или иного факта или события? Конечно, в первую очередь, документы. Во вторую очередь - это воспоминания и свидетельства очевидцев. И, в-третьих, - логика, основанная на анализе ситуации и сопутствующих исторических фактов. При этом следует учесть, что и документы не редко сообщают не всю правду либо искажают её. И память людская порой оживляет не картины прошлого, а то, что дорисовано воображением вспоминающего. И логика зачастую подводит, исходя из стандартной ситуации между тем, как определённый человек может поступать и нестандартно, и нелогично.
    Я хочу попытаться воскресить истинный ход событий, произошедших с членами семьи моего деда в период их жизни, ограниченный 1936 – 46 годами прошлого века. То есть, более 70 лет назад. Для того, чтобы начать, мне необходимо сообщить имена членов семьи:
    Улубиков Хасян Юсупович – мой дед-татарин, в русской среде именовавшийся Василием, 1899 г.р.;
    Улубикова Афифя Айнетдиновна – моя бабушка, в русской среде именовавшаяся Агафьей Андреевной, 1904 г.р.;
    Улубикова Халимя (или Халима) - моя прабабушка, мать деда Хасяна, год рождения не знаю;
    Улубиков Мирза Юсупович – младший брат моего деда, 1912 г.р.;
    Улубиков Джафяр Юсупович – самый младший брат моего деда, 1923 г.р.;
    Улубиков Фёдор Васильевич – старший сын моего деда, 1924 г.р., мой дядя;
    Улубикова Мушвика Хасяновна – старшая дочь моего деда, в русской среде Нина Васильевна, 1926 г.р.;
    Улубикова Закия Хасяновна – средняя дочь моего деда, в русской среде Зоя Васильевна, 1929 г.р.;
    Улубикова Александра Васильевна (в детстве и юности) – Сания Хасяновна, младшая дочь деда, моя мать, 1936-37 года рождения;
    Улубиков Харис Хасянович – младший сын моего деда, 1941 г.р.;
    Улубикова Мария Исмайловна (Измайловна) – жена Мирзы Юсуповича, брата моего деда.

    Сведения, из имеющихся документов
    Далее, я перечисляю сведения из копий тех подлинных документов, которые у меня имеются, иногда снабжая их комментариями, если это необходимо и возможно сделать. Сведения, упоминаемые в документах, скопированы в той транскрипции, в которой были написаны.

    ПРАВИЛЬНЫЙ ФЕНШУЙ

     Опубликовано: 7-08-2016, 13:53  Комментариев: (0)
    Краткое наставление для правильных женщин

    Каждому хочется, чтобы его желания исполнялись. Поэтому многие занимаются поисками благоприятных потоков энергии ци для того, чтобы использовать их себе на благо. Главное в таких поисках: найти правильный феншуй и оградить себя от неправильного. Нужно запомнить, что правильному феншую необходимо понравиться настолько, чтобы он сам захотел у вас остаться. И ещё: не забывайте, что от правильного феншуя могут быть дети. Впрочем, и от неправильного тоже, но, поскольку этот вариант нежелателен, то рассматривать его мы не будем.
    Итак, предположим, вам встретился некий феншуй, но вы пока не знаете: правильный он или не очень. Это легко проверить: визуализируйте свои желания на листочке бумаги, напишите прямо и честно обо всём, что вы не имеете, но хотели бы иметь. Проставьте реальные сроки, учитывая реальные возможности феншуя. Сопроводите ваши пожелания яркими запоминающимися рисунками или фотографиями. Разместите этот листок бумаги (или плакат – в зависимости от количества желаний) в самом видном месте вашего жилища. Пригласите потенциального феншуя к себе в гости. Если феншуй обратит внимание на ваш транспарант с заветными желаниями, уже хорошо. Если нет – это не ваш феншуй, ищите другого.
    Не прерывайте контактов с феншуем, обратившим внимание на ваш рекламный щит с пожеланиями. Если через некоторое время какие-то из желаний благодаря этому феншую вдруг начнут сбываться, значит, вы на верном пути! Но не снижайте давления: при настоящем правильном феншуе желания должны сбываться не частично, а полностью!
    И только тогда, когда вы убедитесь в этом окончательно, смело принимайте решение: выходите замуж за правильного феншуя и пользуйтесь им всё оставшееся ему время. Совет да любовь!

    ДРУЗЬЯ

     Опубликовано: 26-06-2016, 00:23  Комментариев: (0)
    Когда-то, уже давным-давно, жили в Баку два товарища, два ровесника: Ильяс и Гурген. Ильяс был деревенским азербайджанцем из старинного села на берегу реки Куры, а Гурген – родился жителем города, в котором и вырос. После окончания школы Ильяс приехал в Баку и поступил в институт одновременно с Гургеном.
    Очень они разные были. Ильяс – молчаливый, сосредоточенный, слова лишнего не вытянешь, говорит тихо, а Гурген – шумный, громкоголосый, юморной, без шутки минуты не проживёт. Но сдружились они как-то сразу, с первого дня, пока экзамены вступительные сдавали. Именно Гурген был первым, кто показал Ильясу самые красивые места приморского города, который знал с детства, что называется «с закрытыми глазами». И в общежитие их поселили в одну комнату. На студенческую стипендию особо не пошикуешь, жили скромно, всем, что есть, делились друг с другом: и хлебом, и нитками, если что-то подшить надо было. И с девушками вместе знакомились, и женились почти одновременно. И квартиры от завода в один год получали. И дети у них почти одновременно на свет появились: у Ильяса – сын, у Гургена – дочка. Потом у Ильяса – опять сын. У Гургена – опять дочка. И в третий раз – то же самое.
    Приходит Гурген с женой в гости к Ильясу, просит того на гитаре сыграть, тряхнуть студенческой юностью. Ильяс поручает своей жене принести ему ту самую гитару и играет, а Гурген поёт, громко поёт, совсем неправильно, но зато жизнерадостно: «Мы с тобой два берега у одной реки-и-и!». И все смеются, понимая, что пусть и неправильно, но ведь от всей души. Потом, уже без гитары, за столом с чаем и сладостями пели поочерёдно оба. То Ильяс – на азербайджанском напевал «Сары гялин», то Гурген – по-армянски «Ов, сирун, сирун». И ещё, и ещё песни вспоминали. Подолгу сидели.
    Приходит Ильяс в гости к Гургену, просит того шахматы достать. Гурген достаёт шахматную коробку, они расставляют фигуры и начинают партию. А жена Гургена тут же приносит шахматистам ароматный чай в стаканах-армуды. И, обязательно, - сахарницу с кусочками наколотого щипцами крепкого сахара. Ильяс долго думает над каждым ходом, у Гургена терпения не хватает, он делает ошибку, потом вторую и, наконец, сдаётся, шумно, но как-то по-доброму, возмущаясь медлительностью соперника. А тот, довольный такой, смеётся в ответ. Потом они начинают обсуждать нюансы всесоюзного чемпионата по футболу. Один – болеет за «Нефтяник», другой за «Арарат», но за сборную переживают и болеют оба одинаково…
    Прошли годы. Наступили странные тяжкие времена. В городе стало тревожно. Появились беженцы из дальних горных азербайджанских деревень – голодные, жалкие, бесприютные, с детьми, одетые кое-как, некоторые – со следами побоев. Вскоре начались погромы городских армян. Пролилась невинная кровь. Всюду чувствовалось незримое присутствие смерти.
    Однажды поздно ночью в квартиру Ильяса кто-то тихо, но настойчиво постучал. «Странно» , - насторожился Ильяс, – «Звонок же работает. Почему стучат? И почему так тихо?» Жена проснулась и встала, чтобы открыть дверь, но Ильяс решил сделать это сам. За дверью стоял Гурген, бледный, как полотно. За его спиной виднелись его плачущая жена в ночной сорочке и наспех накинутой шерстяной шали и три испуганные дочки. Гурген и Ильяс посмотрели друг другу в глаза. Обоим всё было ясно. Ильяс знаком пригласил несчастных в дом. Следующие два месяца пятеро армян жили в семье Ильяса. На улицу не выходили. Жена Ильяса готовила им еду вместе с женой Гургена. Ильяс делился с ним всем, что было в доме, так же, как они оба делали это в юности, когда жили в общаге.
    Эта история закончилась вроде бы благополучно. Гурген и его семья не пострадали, окольными путями им удалось выехать в Ереван. Но Гурген был бакинцем до мозга костей и не смог привыкнуть к новым местам обитания, он очень изменился, перестал шутить, начал часто и серьёзно болеть, и, однажды, не проснулся: может, вспомнил во сне свой Баку и… сердце остановилось.
    Когда Ильясу сообщили об этом, он молча вышел на балкон, закрыл за собой дверь и не выходил несколько часов. Плакал ли он там в одиночестве или просто не мог говорить, об этом никто теперь не узнает. Нет больше Ильяса. Он ушёл вслед за своим другом туда, где уже никто и ничто не помешает их вечной дружбе и любви к той мирной добродушной жизни, о которой когда-то пели они оба на своих родных языках.

    РУССКИЙ

     Опубликовано: 13-06-2016, 23:44  Комментариев: (0)
    Болото начиналось неподалёку от железнодорожной насыпи, уныло растянувшись вдоль неё на несколько вёрст. Было оно покрыто неглубокой водой, лишь местами до колена, а чаще – чуть выше щиколотки. Ходить в сапогах – можно, а вот лежать – неприятно и неудобно, особенно, если головы не поднять. Поднимать же головы немецким солдатам было смертельно опасно : местность открытая, окапываться негде, да и не особо окопаешься в воде под пулеметным огнём.
    На небольшом островке- взгорке посреди болота аккуратно, скупо, но метко работал пулеметный расчет, состоявший из двух пареньков, прикрывавших отход своего партизанского отряда, только что удачно завершившего подрыв железнодорожного полотна на протяжении почти двух километров. Позади взгорка начиналась уже настоящая непроходимая топь, и потому окружения ребята не боялись. Топяное болото (зыбун) образовалось на месте озера, заросшего камышом с редкими открытыми местами-окнами, затянутыми сверху яркой зеленью плавучих растений. Ребята надеялись на заранее изготовленные два трехметровых шеста с рогатинами на концах и болотоступы , из согнутых петлями длинных гибких веток, оплетенных крепкими веревками. А ещё – на свою смекалку. Смышлёный худенький Ринат за день до начала операции случайно высмотрел лося, пробиравшегося через болотную топь. Он помнил, как отец рассказывал ему о том, что лучше всех в болотных премудростях разбираются именно лоси: обычно они знают, где можно пройти и не провалиться. Ринат приметил лосиную тропку и рассказал о ней командиру и Феде Кудашову – своему другу и второму номеру по пулеметному расчету.
    Федя – крепыш-увалень, смотревшийся рядом со своим хрупким напарником чуть ли не богатырским медведем -мордвин. Он и имя-то своё по эрзянски произносит: Кведор. Смешливый Ринат не раз подначивал его: «Ну-ка, скажи ещё раз, как тебя правильно зовут? По-вашему?» «Кведор» - нехотя произносит приятель, и - Рината снова потряхивает от еле сдерживаемого смеха.
    Поначалу немцы шли на них смело, по-хозяйски. Однако, вскоре вынуждены были пробираться ползком, то и дело, теряя товарищей по оружию. После того, как на насыпи появилась пара пулеметов, они вновь осмелели и кто-то из них даже крикнул на ломаном русском языке: «Эй! Рус! Ставайс!»
    Федя не выдержал такой наглости, сложил свои лапищи рупором и крикнул в ответ: «Русские не сдаются!» Ринату стало смешно: «Федька, ты – мордвин, я – татарин, а они нас с тобой, чертей русских, сдаться просят!» Оба расхохотались. Через пару минут один немецкий пулемет замолчал навсегда, а другой - скрылся от греха подальше за насыпью.
    Потеряв несколько десятков солдат ранеными и убитыми, немцы прекратили атаки. Так дальше продолжаться не могло. Все понимали, что с наступлением темноты пулеметчики непременно попытаются скрыться точно так же, как ушёл от преследования прикрываемый ими отряд партизан. И немецкое командование непременно найдёт виновных из числа тех офицеров, которые не выполнили свой немецкий воинский долг.
    «Мы для них – русские, Ринат. Мы все тут – русские. Все, кто бьёт врага. Пусть боятся» - произнёс Фёдор, всматриваясь в затихшую железнодорожную насыпь. «Пусть» - кивнул в ответ, посерьёзнев, Ринат Гареев и вдруг добавил: «После войны буду в институт поступать. На зоотехника. Коней шибко люблю». «Да, нам бы сейчас лошадь не помешала, жалко пулемёт бросать. Однако, через болото нам Максима не перетащить… Эх…» - отозвался Федя и слегка прикоснулся, словно хотел погладить да застеснялся, к стволу пулемета.
    Вдруг послышался резкий свистящий звук, почти следом - на болоте, позади ребят, раздался взрыв. Мины. Немцы подтащили к насыпи с другой стороны несколько миномётов и начали методично обрабатывать минами пулеметный взгорок и всё вокруг него. Обстрел продолжался около двух часов. На взгорке не осталось живого места. Немцы осторожно цепью пошли вперёд. Взгорок молчал. Первыми добрались до него два автоматчика и молодой обер-лейтенант. Возле развороченного «максима» неподвижно лежало два тела. Офицер закурил. Один из солдат, недавно потерявший в бою приятеля, носком кованого сапога начал яростно пинать тела лежащих. Внезапно они со стонами зашевелились. Пинавший от неожиданности отскочил в сторону и тут же пустил автоматную очередь в Федора Кудашова, наверное, от того, что тот был крупнее. «Не стрелять!» - закричал офицер, отбросив сигаретку. Один из двоих партизан был уже точно – мёртв, но оставался второй. Он наверняка знает местонахождение партизанской базы, поэтому он пока что нужен живым. Потом – будет не нужен. Но – это потом. Не сейчас. Обер-лейтенант приказал доставить пленного в деревню, в свой штаб. Там у него был переводчик.
    Допрос с пристрастием продолжался несколько часов кряду. Ни на какие вопросы своих истязателей пленный так ничего и не ответил. Ни на какие - кроме одного. Но именно этот ответ взбесил их окончательно. «Wer bist du? Кто ти?! Кто ти есть?!» - осатанев от злости и нетерпения, перебивая переводчика, снова и снова орал обер… И - снова слышал (пока пленный ещё мог говорить), как сплёвывая кровь и глядя куда-то мимо него узкими азиатскими глазами, невысокий смуглый паренёк упорно повторяет: «Я – русский…»
    И он, немец, понимает – почему. Понимает, почему тот так говорит. И он понимает, что проиграл, напрочь проиграл этому хлипкому азиату, этому мальчишке - всё: и железную дорогу, и бой, и свою карьеру, и войну. Здесь проиграл, в этой русской пленной избе, на глазах у своих солдат.
    Истерзанное мертвое тело сбросили в овраг… Но чьи-то незнакомые добрые руки вызволили его оттуда и схоронили в тихом невидном с дороги месте, возле самого леса у одинокой березки, на которой кто-то нацарапал детскими ломаными буквами краткое непобедимое ёмкое слово: РУССКИЙ.

    ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

     Опубликовано: 29-05-2016, 15:12  Комментариев: (0)
    Учат нас всю жизнь быть сильными, уметь зарабатывать деньги, ставят в пример тех, кто локтями пробивает себе дорогу и всюду успевает ухватить склизкую удачу за рыбий хвост, учат быть ловчее, расторопнее, наглее, наконец… Тех же, кто этого не умеет да , может быть, и не хочет уметь, считают неудачниками, высмеивают и тоже ставят в пример, но в обратный, чтобы никому не повадно было становиться такими же, как они, зная, что их тогда тоже подвергнут всебщему осмеянию и осуждению. А почему? Почему нельзя человеку просто быть самим собой? Сильному – сильным, а слабому – слабым? Зачем переделывать, переламывать, перемалывать людей, принуждая их поступать противоестественным для себя образом? У каждого в этой жизни - своё предназначение: кому-то - быть умным, кому-то - глупым, кому-то - серьёзным, кому-то - потешным, кому-то жить – сто лет, кому-то – сгореть в ранней юности … Рассказывал мне однажды великий русский писатель Виктор Петрович Астафьев историю о том, как то ли в войну, то ли вскоре после неё, в одной многодетной голодной бестолковой (как считали соседи) семье родился ещё один ребёнок, мальчик. Есть ему было нечего или почти нечего, и оттого он постоянно плакал и болел «Зачем он так не вовремя явился на белый свет? Тут и старшим его братикам и сестричкам хоть как-то выжить, так нет же – ещё за ним присматривай» - примерно так рассуждали сердобольные соседки. И вот однажды, глухой зимней ночью случился пожар. Вся большая семья, спавшая в избе, была разбужена криком и кашлем младенца. Если бы не этот крик, не проснулась бы семья – так бы и угорели, задохнулись во сне. А младенец тот умер, не дожив до полугода... Запомнились мне слова Виктора Петровича о том, что и у этой крохи, у этого малыша, видимо, было от Бога своё предназначение в этой жизни: спасти семью от смерти. Для того, может, он и явился на белый свет. Не в виде ангела белокрылого, а в виде беспомощного несчастного никому не нужного ребёнка. Примерно так рассказывал Виктор Петрович. Дословно не помню, конечно, а смысл – такой. Впрочем, позднее эту историю я встретил в одной из его последних написанных книг.
    Никого не надо ломать через колено. Нет двух одинаковых людей. У каждого в жизни своё предназначение…

    ПОХОРОНЫ АВТАНДИЛА

     Опубликовано: 15-05-2016, 16:49  Комментариев: (0)
    На похороны Автандила пришло много народу. Честно говоря, он сам не ожидал, что столько народу придёт: вся площадь перед домом людьми заполнена! Думал, подойдут два-три человека, он им стол накроет, посмеются они над его шуткой, ну, поворчат немного, а потом будут сидеть до самого утра, молодость буйную вспоминать, проделки разные, беседовать с ним обо всём на свете, душой делиться. И всем будет хорошо. Даже кино такое есть: про то, как человек поминки по себе делал, и всем было весело, и этому человеку - тоже. Автандил, честно говоря, надеялся, что никто всерьёз не поверит в его кончину, про кино вспомнят. Поймут, что это шутка такая. Нет. Поверили. Не вспомнили. Пришли.
    Дочка из соседней комнаты кричит: «Вот теперь, папа, выкручивайся, как хочешь! Люди хоронить тебя пришли! Выгляни в окно хотя бы для приличия, скажи им что-нибудь. Обрадуй! Рукой помаши!»
    А что сказать? Грустно ему было вчера. Жутко тоскливо. А все люди занятые, деловые, никто со стариком по душам говорить не хочет. Некогда им! Кому он только ни звонил, кого только ни упрашивал навестить его. Всем некогда.
    И вот когда Автандил, наконец, понял, что никто к нему не придет, он обиделся. И сочинил - от обиды - объявление: «Семья уважаемого Автандила с прискорбием сообщает о его скоропостижной кончине. Прощание с покойным состоится завтра на площади перед его домом ровно в 15.00. В связи с трауром в дом без приглашения раньше времени просьба не заходить». И отнёс своё объявление в местную газету, которую по праву так все и называли – «Городская сплетница».
    Заказ у него приняли, деньги – тоже, за срочность – отдельно, чек выписали. Никто даже не поинтересовался: как это так, почему покойник сам объявление даёт? Главное, что платит хорошо. А думать зачем? Деньги делать надо, делом заниматься, делом!
    Вернулся Автадил домой, все телефоны отключил, дочке-студентке, ошалевшей от папиной выходки, всё спокойно объяснил, а телефон у неё до утра отобрал - на всякий случай. Входную дверь закрыл на ключ. На звонки и стуки в дверь не отвечал.
    И вот настал час скорби: пятнадцать ноль-ноль. Что-то должно было произойти. Но ничего не происходило, хотя сама по себе ситуация никак не могла рассосаться. Народ скорбел и не расходился. А Автандил всё ещё не мог решиться ни на что. «Папа, если ты выйдешь и скажешь им правду, они тебя убьют!» - страшным шепотом произнесла дочь, обняла его и заплакала – «Папочка, дорогой! Не выходи!» Автандил любил свою дочь, после ранней смерти супруги, воспитывал её один, второй раз не женился. Он мог вынести ради неё всё, что угодно, но он не мог показать ей перед всеми, что её папа – трус, что её папа прячется в доме и кого-то боится. Вот этой мысли он перенести не мог. Автандил нежно отставил дочку в сторону и пошёл к входной двери.
    Возле двери он обернулся и сказал: «Всё будет хорошо, дочка!» - и добавил,- «что бы ни случилось: на улицу не выходи! Это приказ. Выйдешь - обижусь». И вышел за дверь.
    Дочь бросилась к окну, раздвинула занавески и с замиранием сердца стала вглядываться сквозь слёзы, почему-то тут же хлынувшие из глаз.
    Автандил вышел из дома. Толпа замерла. Наконец, кто-то не выдержал:
    - Так ты не умер?
    - Вай! Кто вам такую чушь сказал? Откуда такие слухи!?
    - В газете напечатано! Вот!
    - Что «вот»?! Эти сплетники что угодно сейчас печатают! А вы всё верите! Я живой, здоровый! Идёмте в дом! Теперь долго жить буду!

    Люди засмеялись. Заговорили все разом и хлынули в дом. Есть о чём поговорить! Будет что вспомнить…
    Рио-де-Жанейро, наверное, для всех, кто о нем слышал, ассоциируется с бразильским карнавалом. Быть в Рио – значит быть на карнавале. Однако, карнавал в Рио закончился в феврале, а мы были в нём в марте. Жена смотрела на меня такими глазами, что невозможно было притвориться непонимающим: у человека рушится мечта всей жизни! Надо человека срочно спасать. Карнавала не может не быть! Он должен где-нибудь существовать! Желательно неподалёку.
    Есть в Рио-де-Жанейро такое место. Называется оно – самбодром, там не занимаются самбо, там танцуют зажигательную самбу. А ещё есть замечательные самбо-шоу. Вот туда-то и вознамерились попасть моя супруга и дочка Маша. И попали. Но прежде мы пережили почти целое приключение.
    Народ в Бразилии очень душевный, жизнерадостный, всегда готовы помочь если что. Это правда. Поясню на своем опыте. Когда мы собирались улетать в Куритибу, необходимо было заказать два такси (нас ведь шесть человек, в одном мы не умещались). И я попросил помочь сделать заказ юношу Марсело, про которого я уже упоминал в связи со «Студией Флавия». Заказать такси надо было на раннее утро и при этом ни в коем случае не перепутать аэропорт Сантос Дюмон с другими близлежащими воздушными гаванями. Марсело прочитал мою записку с просьбой на португальском языке, которую я составил самостоятельно при помощи электронного словаря, кивнул и начал названивать какому-то другу. Но телефон не отвечал. Через 10 минут он прекратил звонить и сумел объяснить мне, что в пятидесяти метрах от дома на той же улице стоит желтая будка, в которой принимают заказы на поездки в такси. Отлично. Я положил свою португальскую записку на всякий случай в нагрудный карман и отправился к будке. Но там никого не оказалось. Зато в десяти метрах от будки было открыто футбольное кафе, где множество радостных мужчин душевно под пиво праздновали победу своей футбольной команды. Среди них я заметил официанта, с которым мы общались некоторое время назад, когда заходили в кафе вшестером, чтобы перекусить, поскольку кормят в нем относительно недорого и вкусно, да и находится оно совсем рядом с местом нашего ночлега. Я знаками подозвал его и показал свою записку. Он прочитал и так же знаками попросил меня минуточку подождать. Через минуту он вернулся с шикарной бразильской женщиной в кружевном платье, тут же меня обнявшей и сказавшей мне много хороших слов. Правда, о чём, я не знаю. Говорила она по-португальски. Но голос у ней был очень добрый, задушевный.
    Затем женщина с моей запиской в руках обернулась к поющим и пританцовывающим мужчинам и сказала им о чём-то, указывая на меня. Не переставая пить пиво из огромных бокалов, мужчины обступили меня и начали между собой очень громко и жизнерадостно обсуждать мою проблему. Некоторые из них на ломаном английском (а больше знаками) сообщили мне, чтобы я не переживал и не расстраивался, поскольку их лучший друг уже спешит мне на помощь, и, вообще, ждать осталось недолго. Не больше пяти минут.
    Через полчаса бесплодного ожидания, за время которого мне раз тридцать было предложено выпить пива или чего покрепче совершенно незнакомыми бразильскими людьми. Причем, конечно, бесплатно. Думаю, что если бы я согласился с этими предложениями, то мы вряд ли бы наутро улетели в Куритибу.
    В конце концов, существует такой вид интернетный вид связи, как WhatsApp. С его помощью хозяйка нашей квартиры душевная Флавия тоже через электронный переводчик сообщила мне, Что наш друг Фабио всё устроил, и в половине пятого утра у порога дома будут стоять два свеженьких такси. Я мысленно возблагодарил красавчика Фабио, написал Флавии «обригада» и отправился от весёлой компании восвояси.
    Зачем я всё это рассказал? Затем, что при поисках карнавальной бразильской самбы происходило примерно то же самое…
    Ночные огни Рио. Мы идём по знаменитой дорожке из волнообразных каменных полос вдоль атлантического побережья. На рынке хиппи торговля в самом разгаре. Покупаем Тимурчику оглушительный деревянный футбольный свисток, рассматриваем прочие разнообразные самоделки. Затем нас привлекают звуки песен одного из прибрежных кафе. Заказываем себе разные напитки. Я лично выбрал маракуйю с бразильским самогоном. Неожиданно приятное сочетание. Певцы поют, как мне кажется, не столько для публики, сколько просто в своё удовольствие. Разумеется, живьем. Никаких звукозаписей. Это видно. Публика подпевает тоже в своё удовольствие.
    Выйдя из заведения (впрочем, это достаточно условно можно сказать: кроме легких крыш у «заведений» здесь нет ничего - никаких стен) Люба пытается выяснить у мужчины-хиппи европейского вида всю правду о самбо-шоу. Тот подзывает к себе какого-то индейца, который в свою очередь отыскивает совершенно чернокожего парня с с редкой бородёнкой и указывает на него, как на истинного знатока самба-шоу. Знаток объясняет нам, что сейчас позвонит своему закадычному другу, который работает в Санта-Кларе ( кто или что это такое, мы толком так и не поняли) и который через час устроит нам такое самба-шоу, что мы его на всю жизнь запомним. Он начинает названивать по своему древнему телефону с разбитым стеклом. У телефона на все его тычки никакой реакции. Мы заинтригованы. Я вспоминаю, что знаю только одну Санта-Клару: ту, о которой поётся в песне про Че Гевару. Наконец, наш новый знакомец, продолжая одной рукой как бы набирать номер, другой рукой указывает нам путь и манит в него за собой. Мы, как зачарованные, устремляемся вслед за ним. Через пару километров я начинаю осознавать, что самба-шоу в местных фавелах (так здесь называют трущобы с повышенным содержанием преступности) может оказаться довольно опасным мероприятием. И я начинаю отговаривать жену и дочку от их рискованной затеи. С трудом, но мне это всё-таки удаётся.
    А на самба-шоу, на этот вечный бессмертный бразильский карнавал, они всё-таки попали. Но – на следующий вечер. Мы заказали билеты на него в ближайшем отеле – с доставкой на транспорте отеля – туда и обратно... Один номер в бешеном ритме сменялся другим. А потом артисты позвали на сцену зрителей. И – началось…
    Как многим известно из киноклассики ( «Здравствуйте! Я – ваша тётя…»), Бразилия – это страна, в которой много-много диких обезьян. Обычно на этом глубокие познания об этих самых обезьянах, как и о Бразилии, у цитирующих фразу из фильма заканчиваются.
    Рио де Жанейро. 24 марта 2016 года. Мы направляем свои стопы в сторону знаменитой горы «Сахарная голова» дабы с неё обозревать красоты побережья и великого города. Почти вертикальные гладкие обрывистые склоны горы впечатляют и могут ввести в уныние любого, но вверх ведет канатная дорога, на которой висит небольшой вагончик! Сначала один вагончик возносит нас на гору пониже, а затем другой – собственно на «Сахарную голову». Как и все вокруг, мы начинаем щелкать фотоаппаратами, видеокамерами и сотовыми телефонами в придачу: виды с горы действительно изумительные. Специально для любителей оставлять надписи на заборах и стенах вдоль одной из наружных стен маленькой станции, на которую прибыл вагончик, висят на веревочках синие фломастеры. И вся стена изрисована надписями на разных языках.
    Кое-где из лесной чащи торчат объявления на незнакомых россиянину языках и предупреждающие изображения существа, которого мы приняли за первобытного человека. Но это был не человек! Кто это был, мы увидели воочию тогда, когда меньше всего этого ожидали и вообще об этом не думали, изрядно проголодавшись на свежем горном воздухе. Мы заглянули на террасу, где расположилось небольшое кафе со всякими съедобностями. Мы наивно вошли туда и заняли свободный столик совсем рядом с растительностью, возвышавшейся из-за края террасы. Кстати, перед этим у меня было странное ощущение, что за нами следят чьи-то зоркие и очень умные глаза. Но я даже не предполагал, что этих глаз так много! Едва мы разложили еду и питьё, как лесная чаща зашевелилась, и из неё посыпались… обезьяны! Маленькие. С суровыми сосредоточенными взглядами и шевелюрой, напоминающей мини-львов!
    Мой храбрый маленький сын Тимур с кусочком булки в руках направился к ближайшей обезьянке. На этом я прерываю повествование и начинаю небольшой экскурс из жизни бразильской белой игрунки. Знакомьтесь: Бразильская обезьяна - белый игрунок – sagui. Вид открыт в 1922 году. Белый ромбик на лбу, маленькие ушки тонут в густой шерсти, а на самих ушах характерные для игрунок пучки волос. И хвост длинный, длиннее всего туловища, в темных и светлых кольцах.
    Все игрунки малы по размерам. Длина тела самой крупной не превышает тридцати сантиметров, а вес — пятисот граммов. Характерный признак игрунок: нижние клыки у них такие же, как резцы. И по величине, и по форме. А всего зубов у игрунок 32.
    Игрунок часто называют белкообразными обезьянами. Из-за того, что у них задние конечности длиннее передних и есть длинный пушистый нецепкий хвост. Когда игрунка сидит на корточках, осенив себя пушистым хвостом, она и впрямь немного напоминает белку. Второе имя игрунок — когтистые обезьяны. Дело в том, что у всех обезьян на пальцах не когти, как у остальных зверей, а ногти. Ногти — это вообще характерный признак приматов. Наличие ногтей или хотя бы одного ногтя — основание для того, чтоб отнести животное к этому отряду. Так вот у игрунок округлые плоские ногти есть только на больших пальцах задних конечностей. На всех остальных — они похожи на когти.
    Кожа игрунок имеет свойство темнеть под воздействием солнечных лучей. Обыкновенные игрунки – тёмно-серые обезьянки с белыми пучками волос у ушей (отсюда ещё одно название – белоухие игрунки) и большими голубыми глазами, обращёнными вперёд. У молодых игрунок отсутствуют кисточки длинных волос на ушах. По внешнему виду самцы от самок практически не отличаются. Хвосты длинные, пушистые, с кольчатым рисунком. Ногти сильно сжаты с боков и похожи на когти. Большой палец кисти не противопоставляется остальным.
    Их диета состоит из растительной пищи, основу которой составляют древесный сок, камедь, латекс (например, «молочко» гевеи) и некоторые смолы. Также в рационе присутствуют семена, цветы, грибы, нектар, различные плоды (например, бананы). Другой важный питательный источник для игрунок – насекомые и их личинки, на добычу которых они тратят около 24–30% своего времени. Живут они семейными группами, обычно по 3–8 особей. В стайках игрунок существует особый порядок: главный самец командует только самцами, а доминирующая самка – самками.
    Половой зрелости игрунки достигают к двум годам. В период половой активности самец не проявляет агрессивности по отношению к самке и предоставляет ей право самой выбирать себе партнёра. В первую очередь о потомстве заботится отец: он носит детёнышей на своей спине, принося их матери только для кормления. Если малыш свалится на землю и уцелеет при падении, у родителей пропадёт к нему всякий интерес. Эти приматы заботятся только о прикреплённых к себе детёнышах. Примерно через 3 месяца детёныши отлучаются от матери. В девятимесячном возрасте молодые особи уже неотличимы от взрослых. Долгое время белые игрунки считались эндемиком Бразилии. Но это не совсем верно, поскольку небольшие разрозненные популяции таких же игрунок обнаружены в Перу, Эквадоре и Колумбии. Однако, основной ареал этих обезьянок всё-таки находится в Бразилии…
    Обезьянки, словно белки-летяги, перелетали (иначе не скажешь) с ветки на ветку. Мне они (вероятно размерами и цветом) напомнили почему-то крыс. Но у этих были не морды животных, а лица, вернее – личики. Как кукольные. Такие маленькие, и такие серьёзные, даже чуточку суровые, словно у врачей перед операцией.
    Они не только запросто съели у Тимура то, что он им предложил, но и панибратски забрались в наш пакет с едой и опустошили его за десяток мгновений. Мальчик был в восхищении. Мы – в изумлении. Обезьяны – в восторге!
    Наше путешествие на гору «Сахарная голова» города Рио-де-Жанейро благополучно завершилось, но впечатления от него, усиленные нашествием диких бразильских обезьян, остались в наших сердцах навсегда…
    Благостное повествование, соответствующее хронологии событий нашего южноамериканского путешествия, показалось мне слишком убаюкивающим. Захотелось внести в текст некую «перчинку». А где её взять? Как «где»? В Парагвае, конечно. И потому я нарушаю хронологию…
    Посещение Парагвая было спонтанным. Заранее никто его не планировал и не продумывал. Мы туда и не ехали, и не летели. Мы туда пришли пешком. Бразильский водитель, которого я попросил отвезти нас в Парагвай, довез нас до границы и дальше не поехал, заявив, что он лучше подождёт нас тут. Больше мы его не видели.
    «Это Парагвай, детка! Это Парагвай!» - крутилась в моей памяти фраза из какого-то старого фильма-боевика. Нам предстояло пересечь мост через реку Парана. На одной его стороне – бразильская пограничная служба, на другой – парагвайская. По мосту, не останавливаясь ни на какой из границ, с грохотом гоняют на мотоциклах в обе стороны ребята в закрытых шлемах. Похоже, что - парагвайские.
    Наши паспорта проштампованы симпатичной бразильянкой в пограничной униформе. Мы идём по нейтральной зоне – по мосту. Под нами глубоко внизу – мутная огромная река, в наши лица дует встречный ветер, небо покрывается тучами, моросит дождь, который грозит перерасти в ливень. Впереди парагвайский берег и город Сьюдад-дель-Эсте. Парагвайских пограничников я едва не пропустил, проскочив мимо их здания. Но мы - законопослушные россияне. Вернулись. Проставили штампы в паспортах. И двинулись дальше. Бедная страна. Всюду на земле – мелкий мусор. Очень много мусора. И молодые парни, подростки, мужчины с изучающими нас, как мне показалось, взглядами.
    К сожалению, я плохо знаком с парагвайскими законами, а в тот момент и вовсе ничего о них не знал. Например, о том, что Парагвай – свободная страна, а потому – ношение её гражданами любого огнестрельного оружия – их личное дело. Если бы я это знал, то не особо удивлялся, когда молодой человек среднего телосложения, покуривавший возле входа в универмаг, повернулся ко мне спиной. За спиной у него из-под ремня торчал громадного размера револьвер системы «наган». Дуло такого калибра больше напоминало дуло авиационной пушки, и ничем – наши европейские позорные микро-пистолетики. Причем, видно было издалека, что это вовсе никакое не бутафорское, а самое настоящее оружие, из которого стреляют именно на убой. Очень убедительно. Однако, никакой видимой агрессии мужчина не проявлял. И я незаметно удалился, вошёл в торговый зал и увидел посреди зала мужчину в военной униформе с огромным автоматом. Мужчина опирался на автомат, как библейский старец на посох…
    Торговые ряды, залы и всякого рода торговые помещения здесь бесконечны. Продаётся всё что угодно и неугодно. Единственное, что мне не удалось найти в продаже – небольшого сувенирных размеров флага Парагвая. Однако, и этому можно найти достойное объяснение: парагвайцы – маленький, но гордый народ, флагом страны не торгуют.
    Кстати, уже после поездки выяснил, что русские сыграли весьма заметную роль в истории становления парагвайской государственности. Во времена чакской войны между Боливией и Парагваем в 1932 – 35 годах преимущество боливийцев выглядело подавляющим: 250-тысячная армия против разрозненных плохо вооруженных отрядов парагвайцев, артиллерия, авиация, танки, огромная американская финансовая поддержка, опытные германские офицеры-инструкторы, даже главнокомандующий боливийской армией – немецкий генерал. Но парагвайцы не сдались. На помощь им пришли… русские добровольцы – бывшие офицеры-белогвардейцы. Их было немного, всего около 80 человек. Но после трех лет кровопролитной войны они помогли Парагваю заставить Боливию признать полное поражение. Не выручили захватчиков ни немецкие офицеры, ни американские деньги. Через 25 лет, в 1960 году в честь победы в столице Парагвая состоялся военный парад. В первых рядах шла небольшая группа пожилых русских мужчин. Парагвайский военный оркестр играл «Прощание Славянки» в честь русских, павших за свободу и независимость народа, говорящего на смеси испанск ого и языка индейцев гуарани.
    Обыденный сюжет из местной городской хроники: двое – мужчина и женщина отъехали на мотоцикле от своего дома. Их начали преследовать трое мотоциклистов в масках. Женщина достала пистолет и застрелила одного из преследователей. Двое других прекратили преследование и скрылись. Убитый оказался известным в округе бандитом. К действиям женщины никаких претензий предъявлено не было. Полиция отнеслась с пониманием. «Это Парагвай, детка…»
    Покидая Парагвай на паспортном контроле я заметил у одного из пограничников на столе настоящую индейскую калебасу и металлическую трубочку к ней для питья матэ. Матэ – это такой тонизирующий напиток, приготавливаемый из высушенных измельченных листьев и молодых побегов падуба парагвайского. Неотъемлемая часть южноамериканской культуры. Народный напиток. Первыми, конечно, после индейцев - его начали пить парагвайские грузчики. Он возвращал им силы для работы. В матэ нет кофеина, поднимающего давление. В нем есть матэин. Калебаса – сосуд для питья матэ. Напоминает пустую тыквочку. А металлическая трубочка называется бомбилья. Так вот, заметив мой заинтересованный взгляд, замерший на калебасе и бомбилье, пограничник тут же пояснил знаками и словами: «Три доллара». Это я понял сразу. К сожалению, от покупки меня отговорили. Парагвайцы – народ непосредственный, конкретный, без загогулин: если что-то надо – есть предмет для разговора.