Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Декабрь 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Ноябрь 2019 (6)
    Октябрь 2019 (2)
    Сентябрь 2019 (1)
    Август 2019 (2)
    Июль 2019 (3)
    Июнь 2019 (2)

    Новости партнеров

    Россия вышлет двух немецких дипломатов
    10 декабря российский президент Владимир Путин выразил мнение, что инцидент, из-за которого выслали дипломатов, не испортит российско-германские отношения, несмотря на зеркальные меры России. В ...На авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов» произошел пожар
    На авианесущем крейсере «Адмирал Кузнецов», находящимся на ремонте в доке Мурманска, произошел пожар, сообщил Центра судоремонта «Звездочка». Площадь пожара составляет 120 кв. м.Овечкин применил силовой прием против арбитра
    Российский нападающий «Вашингтона» Александр Овечкин применил мощный силовой прием против судьи Джона Макайзека в матче регулярного чемпионата Национальной хоккейной лиги (НХЛ) против «Бостона». ...

    Реклама

  • Юридически участником дуэли с Пушкиным являлся посол Голландии в Российской империи барон Геккерн. Вызов на дуэль был составлен от его имени, оформлен им и предъявлен официально - через секретаря французского посольства виконта д’Аршиака, представлявшего французские интересы. Таким образом, фактически Пушкина официально вызвало на поединок королевство Нидерланды - в лице своего посла!
    Кто-то может спросить: неужели сам Пушкин действительно не вызывал Дантеса на дуэль? Отвечу: вызывал, но гораздо раньше – в ноябре 1836 года, впрочем, спустя несколько дней он же и отозвал свой вызов, о чем уведомил всех, кто был в курсе событий. И более от Пушкина никому дуэльных вызовов не исходило.
    Сам факт вызова на дуэль русского подданного официальным представителем иностранного государства имеет право трактоваться минимум как недружественные действия против другого государства, имеющие отчетливые признаки агрессии! Официальный представитель иностранного государства не имеет права распоряжаться жизнью подданного другой страны, устраивать над ним расправу или угрожать ему смертью. А ведь вызов на дуэль – это и есть угроза смертью.
    Против каких враждебных России сил вышел к барьеру русский поэт? Какова предыстория трагической ситуации и каковы истинные мотивы трагедии? Почему голландский посланник действовал через французского , а не голландского секретаря? Заметим, что титул барона Геккерн получил не в Нидерландах, а во Франции – от Наполеона Бонапарта, за верную службу оккупантам своей страны. Предыстория такова.
    В декабре 1794 г. французские войска во главе с Шарлем Пишегрю вторглись в границы Голландии. Оккупационная армия заняла Западную Фландрию и в январе 1795 года вступила в Амстердам, где при помощи кавалерийской атаки по льду захватила голландский флот, вмёрзший в него в заливе. Независимости Нидерландов был положен конец провозглашением «дочерней» для Франции так называемой «Батавской республики». Впрочем, уже в 1806 году Наполеон росчерком пера превратил «республику» в королевство, назначив туда королём своего брата Луи. А в 1810 году он же включил это «королевство» напрямую в состав Французской империи, окончательно уничтожив видимость существования Нидерландов. Впрочем, Голландия, как государство, всё это время и так фактически не существовала.
    В мае 1799 года английское правительство предложило императору Павлу I принять участие в освобождении голландцев от французской оккупации. Император Павел, суворовские войска которого в это время уже сражались против французов в Северной Италии, охотно согласился на предложение Англии. Кстати, именно в это время в России родился Александр Сергеевич Пушкин - будущий визави голландского посланника с тёмным наполеоновским прошлым.
    20 августа того же года голландский флот без боя сдался англичанам. 8 сентября русские войска овладели Бергеном, однако, встреченные контратакой превосходящих сил и своевременно не поддержанные британцами, были выбиты оттуда со значительными потерями. 21 сентября в результате сражения войска французского генерала Брюна отступили к Бевервейку. Здесь, 25 сентября, он был снова атакован союзниками. И снова вся тяжесть боя легла на русские войска, которые понеся колоссальные потери, заняли в итоге лишь нескольких селений. Из-за несогласованности действий союзников, а также трусости и откровенного предательства англичан десантная операция в итоге закончилась неудачей. В ноябре остатки русской армии покинули голландские берега. Вероятно, Пушкину были известны подробности той истории, поскольку, находясь в Одессе, он встречался с Алексеем Самуиловичем Грейгом, руководившим с 1816 по 1830 годы Черноморским флотом. Участник Отечественной войны Алексей Самуилович в 1799 году командовал 64-пушечным кораблём «Ретвизан», крейсировал с союзной эскадрой в Северном море у острова Тексель, участвовал в высадке русского десанта в Голландии и во взятии крепости Гельдерн.
    Через 15 лет в ноябре 1813 года русские войска под командованием молодого генерал-майора Александра Христофоровича Бенкендорфа, того самого, с которым Пушкин столько общался в последствии, освободили голландцев от французской оккупации и вернули независимость Нидерландам... В истории наполеоновских войн армейская операция под командованием Бенкендорфа стала блестящим примером сочетания средств войны и тайной дипломатии ради достижения больших успехов малой кровью.
    Вполне естественно, что Вильгельм I, получивший в результате этих событий из русских рук корону Нидерландов (включавших, кроме нынешней Голландии ещё и Бельгию с Люксембургом), ориентировался на освободителей своей страны. Наследник престола, будущий король Вильгельм II женился на сестре русских императоров Александра и Николая - Анне Павловне. Кстати, оду на их свадьбу тогда написал ещё молодой, но уже приобретающий популярность лицеист Александр Пушкин:

    ”Принцу Оранскому”
    Довольно битвы мчался гром,
    Тупился меч окровавленный,
    И смерть погибельным крылом
    Шумела грозно над вселенной!
    Свершилось... взорами царей
    Европы твердый мир основан;
    Оковы свергнувший злодей
    Могущей бранью снова скован.
    9Узрел он в пламени Москву —
    И был низвержен ужас мира,
    Покрыло падшего главу
    Благословенного порфира.
    И мглой повлекся окружен;
    Притек, и с буйной вдруг изменой
    Уж воздвигал свой шаткой трон...
    И пал отторжен от вселенной.
    Утихло всё. — Не мчится гром,
    Не блещет меч окровавленный,
    И брань погибельным крылом
    Не мчится грозно над вселенной.
    Хвала, о, юноша герой!
    С героем дивным Альбиона
    Он верных вел в последний бой
    И мстил за лилии Бурбона.
    Пред ним мятежных гром гремел,
    Текли во след щиты кровавы;
    Грозой он в бранной мгле летел
    И разливал блистанье славы.
    Его текла младая кровь,
    На нем сияет язва чести:
    Венчай, венчай его, любовь!
    Достойный был он воин мести.

    В благодарность за написание этой торжественной оды своему будущему супругу Анна Павловна вручила юному Пушкину золотые часы... Все эти и многие другие детали говорят в пользу того, что история и дела нидерландского королевства, как и реальная деятельность его посланника в России барона Геккерена, безусловно, были хорошо известны Александру Сергеевичу. Отзывая свой вызов Дантесу в ноябре 1836 года, Пушкин предупреждал посла о том, что «…не давать хода этому грязному делу и не обесчестить вас в глазах дворов нашего и вашего, к чему я имел и возможность и намерение», он согласен только на конкретных условиях. Но именно эти условия и были Геккеренами явно нарушены в январе 1837-го: не иметь контактов с его семьей и не компрометировать его жену.
    Геккерен смертельно боялся именно разоблачения, потому что это стало бы концом всем его планам. Вероятнее всего у Пушкина имелись веские доказательства того, что посол Нидерландов в России не только занимается деятельностью, противоречащей интересам России, но и противоречащей интересам Нидерландов! Шпион, действующий не только против страны, в которой находится, но и против страны, которую представляет – плохая реклама для дальнейшей карьеры где-либо.
    А то, что Пушкин разоблачать умеет быстро и эффективно, Геккерен убедился давно: на примере краха всей польской агентурной сети в Европе, о котором я уже сообщал в прежних работах. Самым же ужасным для барона было именно то, что Пушкин в своём письме никого на дуэль не вызывает! Это могло означать лишь одно: решение о разоблачении врага принято. И счет идёт на часы! Как остановить неминуемый позор? Голландский посланник моментально делает вызов камергеру Его Величества. Иного выхода у него нет.
    Пытаясь замести следы своего участия в убийстве, барон Геккерн-старший 11 февраля 1837 года писал барону Верстолку: «Жоржу (Дантесу) не в чем себя упрекнуть; его противником был безумец, вызвавший его без всякого разумного повода; ему просто жизнь надоела, и он решился на самоубийство, избрав руку Жоржа орудием для своего переселения в другой мир». Насколько лжив и подл был голландский посланник ясно даже из одного лишь этого отрывка. Ему ли было не знать, что вызов на дуэль исходил именно от него, а не от Пушкина или Дантеса!!! Ему ли было не знать, что именно он направил на дуэль Жоржа вместо себя, зная о том, что Жорж – прекрасно обученный профессиональный стрелок и поэтому вряд ли промахнется…
    В реальной ситуации вокруг дуэли, судя по его действиям, лучше всего тогда разобрался император Николай I . Пушкину посмертно были оказаны почести, полагавшиеся не дуэлянту, а национальному герою. Вдове Пушкина сроком до её повторного замужества была учреждена пенсия в размере 10000 рублей. За счет казны была погашена ссуда А. Пушкина в размере 45000 рублей. Для того, чтобы напечатать сочинения поэта, его вдове было выдано единовременное пособие в размере 50000 рублей, с условием направления прибыли от продажи на учреждение капитала покойного. Два сына А. Пушкина были зачислены в самое привилегированное училище России – Пажеский корпус. И каждому из них была начислена пенсия в размере 1200 рублей в год. Все долги Пушкина были погашены государственной казной. Дантес был выдворен из страны. Геккерен потерял место посланника в России.
    Прощание с героем по распоряжению императора происходило в Конюшенной церкви. На тот момент это была придворная церковь императорской семьи, и в ней нельзя было просто так заказать отпевание любому человеку. Вот что пишет Жуковский: "О Конюшенной же церкви ( об отпевании Э.А.) нельзя было и подумать, она придворная. На отпевание в ней надлежало получить особенное позволение". Прощаться с Пушкиным помимо родственников, друзей поэта и петербургской интеллигенции, помимо министров и генералов России, пришли главы почти всего дипломатического корпуса Санкт-Петербурга за исключением двух заболевших, прусского посланника и барона Геккерена, зачинщика дуэли, которого, естественно, не приглашали.
    Удивительно, но история Конюшенной церкви имеет некие духовные пересечения с историей жизни Пушкина. После дуэли ещё живого Пушкина привезли в дом Волконских на Мойке и послали за священником из ближайшей церкви. Им оказался придворный протоирей Петр Дмитриевич Песоцкий, настоятель именно Конюшенной церкви, который прошел с русской армией войну 1812 года, был награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте, орденом св. Анны 2-й степени, возведен с потомством в дворянское достоинство. Как свидетельствуют очевидцы (княгиня Е.Н. Мещерская, князь П.А. Вяземский), отец Петр после исповеди Пушкина вышел от умирающего поэта со слезами на глазах и сказал: "Я хотел бы умереть так, как умирает этот человек!"
    Именно в Конюшенной церкви долгое время находились привезенные некогда из Константинополя святыни: Образ Спаса Нерукотворного, Плащаница, шитая шелками и жемчугом, и икона Знамение. В 1828 году император Николай I брал Образ и Плашаницу с собой в турецкий поход. Тот самый, в котором участвовал и Пушкин.
    По преданию, в 1814 году, Образ Всемилостивейшего Спаса из Конюшенной церкви находился с императором Александром I при взятии союзными войсками Парижа. Молодой Геккерн начал свою карьеру во французском Тулоне - чиновником голландского флота, базировавшегося там Он верно служил, но не оккупированным Нидерландам, а врагу России и Нидерландов - Наполеону, и дослужился до титула барона его Империи. Когда-то 1812 году юный Александр, глядя, как уходят сражаться за Родину русские полки, мечтал быть в их рядах… Он погиб от пули, выпущенной французом по наущению того, кого благословил Наполеон.
    Похоронили Пушкина там, где он хотел быть похороненным и где купил для этого место: в Святогорском Свято-Успенском монастыре рядом с могилой матери.

    Ссылки:
    П. И.Бартенев Рус. Арх., 1879, I, 397.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Святогорский_монастырь_(Россия)
    http://www.as-pushkin.net/pushkin/bio/veresaev/pushkin-v-zhizni_23.php
    http://www.proza.ru/2011/02/24/680
    http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push17/vol01/y012182-.htm
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Батавская_республика
    http://rusplt.ru/society/proschanie-s-pushkinyim-7971.html
    http://www.soldatru.ru/read.php?id=2402
    http://www.rusderjavnaya.info/archive_old/2002/12/a_020014.htm
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Голландская_экспедиция_(1799)
    https://books.google.ru/books?id=hQvfIyAe7d0C&pg=PA338&lpg=PA338&dq
    http://militera.lib.ru/memo/russian/benkendorf_ah/07.html
    http://www.proza.ru/2015/01/10/737
    http://www.proza.ru/2015/01/17/1665
    http://www.proza.ru/2015/03/12/667
    В серии «Современная красноярская литература» в рамках краевой грантовой программы «Книжное Красноярье» вышла в свет повесть Эльдара Ахадова "Люблю и помню" - в сборнике писателей Красноярского края с одноименным названием. Повесть является документальным повествованием автора о своей родне, о корнях семьи и её жизни на протяжении почти полутора веков истории Российской империи и Советского Союза. Авторские экземпляры по поручению руководителя проекта М. М. Стрельцова были вручены писателю 11.03.2015 заместителем директора Краевого государственного бюджетного учреждения культуры “Дом искусств” Анной Сергеевной Логачёвой. "Люблю и помню" (Повести в новеллах)/ сост. М. М. Стрельцов. — Красноярск: Класс Плюс, 2014. — 496 с. ISBN 978-5-90579-127-7

    Выбор Пушкина

     Опубликовано: 26-01-2015, 23:06  Комментариев: (1)
    Недавно мне сказали: «Наслаждайся созерцанием, тренируйся в наблюдении, не давай зацепить себя в сердце. Не вступай в конфликт, отвечай мысленно тем, кто пытается тебя оскорбить или унизить: "Мы разные, вы такие, а я другой". Не испытывай эмоций». А я подумал о Пушкине. Если бы он был сдержанней, не испытывал эмоций, то, наверное, дуэль бы не состоялась. И человек остался бы жив. Но поэт без эмоций невозможен, поэт, не испытывающий сильных чувств – вообще не поэт. А значит, Пушкин погиб именно потому, что был поэтом, великим поэтом. Пушкин как обычный человек – погиб, но как поэт – беззащитный и ранимый, остался жить вечно.
    В июле 1831 года, ступив на государственную службу, согласно присяге произнесенной и подписанной в присутствии священника, Александр Сергеевич Пушкин обязался хранить государственные секреты. Великий поэт был человеком слова. Ни разу за всё время своей жизни присяги он не нарушил. Как установлено, Пушкин получал официальную зарплату не в МИДе, где числился, а из специального фонда Николая I в министерстве финансов. Такое практиковалось только в самых исключительных случаях для очень узкого круга наиболее секретных специалистов государственных служб. Царским указом было запрещено публично упоминать о служебной деятельности подобных лиц. Более того, именно это обстоятельство - самая вероятная причина того, почему Пушкину никогда не разрешали выезжать за границу.
    Об уровне секретности служебной деятельности Пушкина можно только догадываться по редким случайным фразам его переписки с женой. Так он пишет ей: «... вероятно, и твои письма распечатывают: этого требует Государственная безопасность» (8 июня 1834 г.), «…пакет Бенкендорфа (вероятно, важный) отсылаешь, с досады на меня, бог ведает куда…» (3 октября 1832 г.). Какими же делами занимается поэт на государевой службе? Что может быть в них секретного? Обратимся за ответом к самому Александру Сергеевичу. 30 июля 1833 года в письме А.Н. Мордвинову Пушкин пишет: «…труды мои, благодаря государя, имеют цель более важную и полезную». Более важную и полезную чем обычные труды. Именно такой намек сквозит в этой фразе. В означенный период времени Пушкин занимался написанием «Истории пугачевского бунта». 2 ноября 1833 года, находясь в селе Болдино он пишет, обращаясь к читателям только что завершённой «Истории Пугачёва»: «Сей исторический отрывок составлял часть труда, мною оставленного. В нем собрано все, что было обнародовано правительством касательно Пугачева, и то, что показалось мне достоверным в иностранных писателях, говоривших о нем. Также имел я случай пользоваться некоторыми рукописями, преданиями и свидетельством живых».
    Заметьте: писатель сообщает о том, что представляет вниманию публики только часть труда, только отрывок, в котором содержится информация, обнародованная правительством. То, что было разрешено. Значит, существовало нечто, что продолжало оставаться секретным, тайным во всей этой пугачевской истории?
    23 ноября 1834 г. Пушкин сообщает А.Х. Бенкендорфу: «История Пугачевского бунта» отпечатана. Я желал бы иметь счастие представить первый экземпляр книги государю императору, присовокупив к ней некоторые замечания, которых не решился я напечатать, но которые могут быть любопытны для его величества». Это означает, что действительно, в работе Пушкина по истории Пугачева было нечто, о чём никому кроме царя не должно было стать известным. Почему поэт, посвятивший целых три стилизованные под народные песни о Стеньке Разине, не нашёл ни одного доброго слова о Емельяне Пугачёве? 26 апреля 1835 года поэт делится мыслями в письме Ивану Ивановичу Дмитриеву: «Что касается до тех мыслителей, которые негодуют на меня за то, что Пугачев представлен у меня Емелькою Пугачевым, а не Байроновым Ларою, то охотно отсылаю их к г. Полевому, который, вероятно, за сходную цену, возьмется идеализировать это лицо по самому последнему фасону». В чём разница между Разиным и Пугачёвым?
    Живут в Швеции шведы, во Франции – французы, в Англии – англичане. В Белой Руси – бело русы. А значит, на Руси – русы или русские, а в устной речи – руськие. Что это значит? Почему для народов других стран названия – существительные, а для России – прилагательное?
    Долго эту загадку можно разгадывать, если не знать, что у слова «русь» есть второе значение – «свет», «светлое». Выйти на русь – в древности значило выйти на светлое место, солнечное. И русые – это синоним слова русские, то есть, русоволосые. «Пришел Рюрик в Новгород со всей русью» - не с племенем, не с армией, а с русоволосыми людьми. У Пушкина «русалки на ветвях сидят» - никаких рыбьих хвостов, никакой чешуи: просто русоволосые девушки. Сидят, песни поют, смеются. Почему в бескрайней ненецкой тундре одна из речек называется Русской? Всё просто: «русское» значит «светлое»: и речка, и речь, и земля, и человек…
    Многие задавались вопросом: почему невеста из древней азербайджанской песни – жёлтая? Не буду перечислять всех версий, но основной по-прежнему считается та, которая подразумевает, что в песне речь идет о светловолосой девушке. Так ли это?
    Предлагаю еще одну версию. В средние века применительно к людям цвет в азербайджанском языке использовался много раз: чёрный – в наименовании государства Гарагоюнлу, белый – Аггоюнлу, красный – кызылбаши. Гарагоюнлу владели овцами черного цвета, аггоюнлу – белого, кызылбаши носили головные уборы с красным верхом в память о двенадцати имамах. А как насчет жёлтого цвета?
    Около 400 лет назад выходцы из дагестанского селения Цахур, расположенного в одном из ущелий у Самурчая, перейдя на западные склоны Кавказского хребта, основали село Сарыбаш на территории современного Азербайджана - в Гахском районе! Как могли звать незамужнюю девушку из такого селения местные азербайджанцы? Сары-гялин. Село основали мусульмане цахуры, потомки жителей древней Кавказской Албании. Со временем они ассимилировались и на сегодняшний день считают себя азербайджанцами. Как могла родиться песня о сары гялин? Вскоре местное грузинское христианское население собрав огромное войско направилось на сарыбашцев, которые, узнав о предстоящем нападении, построили, в полутора верстах ниже селения, завал. Следы этого завала видны и теперь. Такое укрепление оказалось для грузинского войска неприступным, однако, несмотря на это, битва продолжалась несколько дней. Наконец, осаждающие, видя невозможность овладеть завалом, разделились на два отряда: один продолжал атаковать завал, а другой пошёл в обход. Пройдя по ущелью Ах-Чай-дара ( вспомните в песне упоминание об ущелье - Bu dərənin uzunu Çoban qaytar quzunu ) , этот отряд поднялся на господствующую над Сарыбашем возвышенность и, спустившись оттуда, войско атаковало селение, в котором находились только немощные старики, женщины, девушки и дети. Старики в это время были в мечети и совершали молитву. Разъяренное воинство ворвалось в мечеть и истребило всех, находившихся в ней. Затем они умертвили всех женщин и детей, разрушили некоторые здания и ушли. Мечеть, где были убиты жители селения Сарыбаш, с тех пор называется мечетью мучеников – шахидов… Возможно именно там погибла сары гялин и родилась бессмертная народная песня о немеркнущей, но невозможной любви.
    Особенности азербайджанской поэтической речи не терпят грубого буквального перевода. В ней всё построено на интонациях и оттенках сказанного, на сакральном смысле произнесённого. Именно это более всего привлекает слушателей.
    Если обратиться к тексту песни «Сары гялин» и попытаться собрать в нем информативную часть, то мы можем обратить внимание на то, что текст этот состоит из двух катренов классической восточной поэтической формы - рубаи. Той формы стиха, которой прекрасно владели не только тюркские поэты, но и персидские. Судя по смысловому содержанию, стилистике, ритмике и поэтической отточенности, этот текст принадлежит двум разным авторам. Первые четыре строчки – одному, вторые четыре – совершенно другому.

    Saçın ucun hörməzlər
    Gülü sulu dərməzlər
    Bu sevda nə sevdadır
    Səni mənə verməzlər

    Bu dərənin uzunu
    Çoban qaytar quzunu
    Gün ola mən bir görəydim
    Nazlı yarımın üzünü

    Приблизительный перевод:
    Не принято заплетать концы волос.
    Не принято срывать цветы, покрытые росой.
    Что это будет за любовь
    Если тебя не выдадут замуж за меня?
    Пастух, верни мне ягнёнка из этой пропасти,
    Чтобы случился такой день, когда я
    Ещё раз мог бы увидеть лицо той,
    Которая стала сладкой раной моего сердца.
    Когда все мы были маленькими, нас интересовали совсем иные вопросы нежели сейчас. Граница между миром реальным и сказочным зачастую отсутствовала. Либо она была настолько зыбкой, что перейти её не представляло никакого труда. Мир, в котором одновременно жили Баба Яга, Иванушка-дурачок, воспитательница из детского сада и магазин игрушек был единым реальным миром детского восприятия. Некое сказочное Лукоморье, о котором в раннем нашем детстве бабушками, дедушками, мамами и папами читались нам пушкинские стихи, казалось нам реальностью не меньшей, чем небо над головой и земля под ногами...
    Со временем всё становится на свои места: мы взрослеем, и мир реальный с миром сказочным навсегда расходятся. Однако, и на склоне дней порой случаются некие открытия окружающей действительности, несущей на себе отголосок давно забытой детской сказки! Где находится сказочное Лукоморье? В выдуманной стране? Как бы не так!
    На ранних западноевропейских картах (Г. Меркатор, 1546; И. Гондиус, 1606 и так далее), термином «Lucomoria» (Лукомория), обозначена территория, прилегающая к правому (восточному) берегу Обской губы. Многочисленные данные средневековых картографов от Меркатора до Витсена позволяют рассматривать Лукоморье как страну, располагавшуюся восточнее Обской губы. Само слово «лукоморье» происходит от словосочетания «лука моря» и означает «изгиб морского берега». В мифологии восточных славян Лукоморье — заповедное место на окраине вселенной, где находится ось мира – мировое дерево, по которому можно попасть в другие миры, так как его вершина упирается в небо, а корни достигают преисподней. По мировому древу спускаются и поднимаются боги. Именно в этом смысле Лукоморье упоминается в зачинах дохристианских народных заговоров и молитв. Кстати, в исследованиях Н. М. Карамзина, А.Н. Афанасьева и А.А. Коринфского под Лукоморьем подразумевается именно древнее «Северное царство», где люди впадают в зимнюю спячку, чтобы проснуться к возвращению весеннего Солнца.
    Таким образом, увы, но только совсем недавно, спустя несколько десятилетий после канувшего в Лету детства, я с удивлением узнал о том, что вот уже пять лет работаю на землях, когда-то реально именовавшихся Лукоморьем… Да, Бабы Яги здесь нет, но слово «Яха», кстати, присутствует всюду, ибо означает на древнем языке местного народа слово «река». Как знать, может, и первые слухи о сказочной Бабе Яге тоже зародились где-то здесь?
    По версии глубокоуважаемого доктора философии Аббаса Исламова истинное название Девичьей Башни – Гюнзар, что он переводит как Храм Воскрешения Солнечного Бога или буквально «солнечный храм» или «храм солнечного света». Что касается первой части слова для меня несомненно, что в нем речь идет о солнце. Но по поводу второй половины хотелось бы предложить для размышления иной перевод. Зар или зары – игральные кости, кубики, в том числе и из камня. Поскольку Девичья Башня была воздвигнута на скале, служившей священным местом поклонения местных жителей задолго до строительства каменной башни ( возраст Девичьей башни «Гюнзар» – от 3000 до 3500 лет, столько же лет и городу Баку), еще в каменном веке, то следовало бы обратить внимание в целом на внешний вид апшеронских скал. Многие из них и поныне испещрены многочисленными углублениями, в которых скапливается вода. На месте Девичьей башни находился священный колодец. Вода – источник жизни, ценилась, и будет цениться в засушливых местах всегда. Чем отличаются зары от других камней? Своими углублениями, лунками. Эти углубления – лунки присутствуют и на прибрежных апшеронских скалах, отличаясь бесконечным разнообразием взаимного расположения и значительным количеством. Солнечные зары, солнечные гадальные камни. Камни, хранящие драгоценную питьевую воду в своих естественных лунках-колодцах…
    «Поэт и музыкант всех ближе к небу и Богу...» писал когда-то Виктор Петрович Астафьев . Наверное, так оно и есть. Не напрасно, подразумевая высокую миссию поэта, Александр Сергеевич Пушкин завершает своё гениальное стихотворение «Пророк» следующим катреном:
    «Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
    Исполнись волею моей,
    И, обходя моря и земли,
    Глаголом жги сердца людей».
    Но приятно ли людям, когда их сердца «жгут глаголом»? Или же им приятнее пребывать в веселии и бездумии, лености и разврате? Нужна ли им правда? И нужен ли им тот, кто говорит правду? Увы… Горькая правда никогда и никому не нужна. И тот, кто её сообщает – тем более не нужен никому. Особенно, у себя на родине.
    «Мы многое из книжек узнаем,
    А истины передают изустно
    «Пророков нет в отечестве своем, -
    Но и в других отечествах - не густо» - горько иронизирует по этому поводу Владимир Семёнович Высоцкий. Пророки-то есть. Только отношение к ним было, есть и будет невыносимым. При их жизни. Потому что они постоянно всем мешают своим неумением лгать. С детства помню наизусть потрясающие строки Михаила Юрьевича Лермонтова, раскрывшие лично для меня всю суть ситуации:

    «С тех пор как вечный судия
    Мне дал всеведенье пророка,
    В очах людей читаю я
    Страницы злобы и порока.
    Провозглашать я стал любви
    И правды чистые ученья:
    В меня все ближние мои
    Бросали бешено каменья.
    Посыпал пеплом я главу,
    Из городов бежал я нищий,
    И вот в пустыне я живу,
    Как птицы, даром божьей пищи;
    Завет предвечного храня,
    Мне тварь покорна там земная;
    И звезды слушают меня,
    Лучами радостно играя.
    Когда же через шумный град
    Я пробираюсь торопливо,
    То старцы детям говорят
    С улыбкою самолюбивой:
    "Смотрите: вот пример для вас!
    Он горд был, не ужился с нами:
    Глупец, хотел уверить нас,
    Что бог гласит его устами!
    Смотрите ж, дети, на него:
    Как он угрюм, и худ, и бледен!
    Смотрите, как он наг и беден,
    Как презирают все его!"
    Прекрасно понимаю, что все, о чем я напомнил сейчас, известно. Но не могу не напомнить об этом ещё раз... Слишком больно, чтобы смолчать. «Я пришел в мир добрый, родной и любил его бесконечно. Я ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощанье. Виктор Астафьев». Об этой последней записке великого писателя помню всегда, как и его самого, медленно и тяжело уходящего с юбилейного концерта, посвященного двухсотлетию Пушкина. В скромном пиджаке и невысоких деревенских валенках одиноко бредущего по фойе большого концертного зала в бессмертие…
    Над ним потешаются часто -
    Доверчивым, словно дитя,
    А он… улыбается счастью,
    В распахнутом небе летя.
    А он - всё как будто не слышит,
    О чём они снизу кричат.
    Всё выше и выше, и выше
    Парит его медленный взгляд,
    Туда, к небывалому свету,
    Где звёзды вблизи и вдали,
    Где то, что открылось поэту,
    Никто и не видит с земли.
    Эльдар Ахадов