Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Сентябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    Сентябрь 2018 (3)
    Август 2018 (4)
    Июль 2018 (6)
    Июнь 2018 (5)
    Май 2018 (4)
    Апрель 2018 (2)

    Новости партнеров

    Россия отказалась принять делегацию политиков из Израиля
    Израиль хотел отправить в Россию делегацию политиков, включая премьер-министра Биньямина Нетаньяху и министра обороны Авигдора Либермана, чтобы обсудить инцидент с крушением Ил-20.На Украине создали искусственное сало
    Студенты университета придумали способ производства искусственного сала под руководством доцента кафедры питания Дмитрия Бидюка.Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий внесен в базу «Миротворца»
    Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий внесен в базу "Миротворца" после вчерашнего заседания Синода Украинской православной церкви (УПЦ).

    Реклама

  • БЫТИЕ

     Опубликовано: 30-07-2015, 00:25  Комментариев: (1)
    Бытие не определяется наличием или отсутствием пространства, в том числе и времени. Для мысли нет необходимости в пространстве. Точка сингулярности является точкой как таковой исключительно по отношению к возникновению пространства. Вне его она не является точкой. Пространство, в которое расширяется Вселенная (в том числе и пространство времени), возникло сразу и везде. Мгновенно. Оно не расширяется и не сужается, а просто существует. До его возникновения бытие существовало , но форма его существования была иной.
    Если нечто (предмет, явление, и вообще - всё, что угодно) существует, то мысль о его существовании непременно возникнет вне зависимости от конкретного мыслящего объекта, транслирующего эту конкретную мысль. Это является подтверждением факта существования бытия, независящего от наличия или отсутствия пространства (в том числе и пространства времени).
    Такое квантово-механическое явление, как квантовая запутанность, является ещё одним подтверждением того, что для бытия наличие (или отсутствие) пространства не имеет никакого значения. Квантовой запутанностью называют явление, при котором квантовые состояния двух или большего числа объектов оказываются взаимозависимыми. Такая взаимозависимость сохраняется, даже если эти объекты разнесены в пространстве за пределы любых известных взаимодействий. Например, наблюдая за парой фотонов, находящихся в состоянии, именуемом запутанным, можно отметить, что если при измерении спина первой частицы спиральность оказывается положительной, то спиральность второй всегда оказывается отрицательной, и наоборот.
    Взаимодействие между частицами не зависит от наличия (или отсутствия) определённого набора пространств. То есть, взаимодействие между частицами является более всеобъемлющим законом бытия нежели наличие (или отсутствие) систем измерений (в том числе: длины, ширины, высоты и времени). Взаимодействие между частиц возможно и при отсутствии, как минимум, этих пространств.
    Некоторые события современности, кажущиеся ясными и понятными, на самом деле являются лишь следствием долгого скрытого исторического процесса, начавшегося в незапамятные времена. Истинный смысл этих событий сегодня неведом почти никому, несмотря на то, что последствия их кажутся очевидными. Более четверти века назад разразился карабахский конфликт. Чтобы найти выход из него, нужно как можно точнее знать всю правду о нем. “Армяне и азербайджанцы не поделили между собой Карабах!” – в самом упрощенном виде могут сказать многие люди, не относящиеся к сторонам конфликта. Если не знать и не интересоваться историей народов и их происхождением, то именно так оно и будет выглядеть - со стороны. Но незнание всегда приводит к плачевным результатам особенно в тех случаях, когда речь идет о продолжительной конфликтной ситуации.
    В результате внимательнейшего и подробнейшего изучения исторических материалов, относящихся к центральной и восточной части закавказского региона и его населению за последние несколько тысяч лет я пришел к нескольким, возможно неожиданным для кого-то, но абсолютно объективным непредвзятым выводам. Но сначала отвечу на простой вопрос: кто в первую очередь имеет право проживать на той территории, которую занимает ? Для меня ответ очевиден: в первую очередь проживать на той территории, которую занимает, и решать ее судьбу имеет право тот народ, который называется автохтонным (коренным, местным) или его потомки, происходящие от него. Все остальные народы по отношению к местным являются пришлыми и могут решать судьбу территории, на которой проживают, только в случае полного отсутствия коренного населения. Как пример, можно привести некоторые национальные округа Крайнего Севера Российской Федерации. Несмотря на иногда очень маленький процент коренных малых народов в сравнении с пришлым русскоязычным населением, территории проживания малых народов являются Национальными округами, носящими наименование коренной народности: Корякский округ, Ненецкий округ, Ямало-Ненецкий, Чукотский и так далее. Итак, выводы по Нагорному Карабаху:
    1. Является ли армяноговорящее население Карабаха автохтонным (коренным)? Да.
    2. Является ли азербайджаноговорящее население Карабаха и близлежащих областей автохтонным (коренным)? Да.
    3. Является ли армяноговорящее население Карабаха армянами? Нет. По своему происхождению никакого отношения к армянам Армении они не имеют.
    4. Является ли азербайджаноговорящее население Карабаха и близлежащих областей азербайджанцами? Да. Азербайджанская нация зародилась в историческом отношении очень недавно, но предки этой новой нации проживали на данной территории тысячи лет.
    5. Кем являлись предки армяноговорящего и азербайджаноговорящего населения Карабаха? Единым албанским народом Атропатены и Отены, говорящим на арранском языке, имевшем когда-то собственную письменность, собственную столицу и свои обычаи!
    Так что же произошло на территории Карабаха? Там жили утии, удины, муги, этеунии, гардманы, цодэ, гаргары, албаны (26 племен), каспии и другие закавказские племена, которые никуда не девались, но из-за тысячелетней армянской агрессии были насильно арменизированы, лишены собственного языка, собственных обычаев и собственной религии, даже сама память о жизни предков планомерно и сознательно тысячелетиями стиралась из народной памяти. И в результате подавляющее большинство населения Карабаха, генетически не имеющее с пришлыми завоевателями абсолютно ничего общего, стало воспринимать себя армянами. Считать их армянами – всё равно что считать жителей Румынии римлянами на том основании, что римляне завоевали территорию Румынии и частично уничтожили, а частично ассимилировали даков – местные племена, а потом ушли, и местные стали называть себя римлянами, хотя к Риму никогда никакого отношения не имели. Реальная территория, из которой произошли армяне - Мелитена - область между Антитавром и Евфратом и область смежная с Мелитеной, расположенная в верховьях реки Тигр. Всё это – на юге, и очень далеко от Закавказья. Даже окрестности озера Севан (древнее название – Гёйча, явно не армянское) и горы Арагац ( древнее название – Алагёз) не имеют никакого отношения к происхождению этой нации.
    Однако, в результате многовековой ползучей экспансии завоевателям удалось с помощью подмены языка и влияния на религиозные традиции укоренить в самосознании местных народов мысль о том, что они – армяне. Тех, с кем это не получалось, постепенно вытесняли с их земли, вынуждая либо сливаться с зарождающейся азербайджанской нацией, либо переселяться в глухие места Главного Кавказского хребта (остатки удин там и живут поныне). Так была уничтожена Кавказская Албания, потомками которой являются и азербайджанцы, и псевдоармяне Карабаха – люди, которым внушили то, чего никогда не было, и стерли из памяти всё, что было на самом деле…
    Поэтому ответ на вопрос «кому принадлежит Нагорный Карабах» не подлежит ни малейшему сомнению: он принадлежит народу Нагорного Карабаха – генетически и исторически - родному брату азербайджанского народа, всегда имевшему с ним одну общую историческую Родину.

    ЖИТЬ НАДО ДОЛГО

     Опубликовано: 27-06-2015, 18:44  Комментариев: (0)
    Как-то раз, когда я был гораздо-гораздо моложе, мне стал известен один научный факт, который тогда очень меня огорчил. Хотя, когда я сообщал о нём окружающим, все либо пожимали плечами и посмеивались надо мной, либо морщились и отмахивались, мол, нашел - о чем горевать, и все, как один, говорили: "Ну, и что? Нас-то это не касается". Когда я сообщу вам, что меня тогда опечалило, уверен, что большинство из вас отмахнётся от моих слов точно так же, как они.
    Так вот, я узнал в то время, что наше солнце – не вечно и , однажды, погаснет. Через пять миллиардов лет. Не совсем погаснет, но почти. Мне кажется, что все рассуждали примерно одинаково: “Нашел о чем горевать! Пять миллиардов лет – цифра огромная! Какая мне разница: что будет через пять миллиардов лет, я же всё равно столько не проживу!” Верно. Никто из нас столько не проживёт. Но ради чего мы , люди, живём? Знаете, какой самый распространённый на свете ответ? Ради детей. И наши дети когда-нибудь ответят так же: ради своих детей… И далее, и далее, и далее… Все поколения людей живут ради жизни своих детей, внуков, правнуков, праправнуков и прапрапрапра… И вдруг – обрыв. Всё. Солнце погасло. Конец.
    Говорят, что случайных встреч не бывает. Каждая встреча – предопределена судьбой. Ираклий Андроников, Анна Ахматова, Булат Окуджава, Михаил Дудин, Рита Райт-Ковалева, семья Гессен, Сулейман Рустам, Валерий Золотухин, Тимур Зульфикаров, Виктор Астафьев… Благодарю судьбу за то, что она позволила мне так или иначе, но осязаемо, в сущностном своем проявлении почувствовать земное присутствие этих людей.
    Первая встреча произошла для меня в таком юном возрасте, когда я ещё не запоминал дат. Традиционно, в первые выходные дни июля в Тарханах проводится всероссийский Лермонтовский праздник, в котором принимают участие деятели культуры и искусства. В эти дни организуются специальные автобусные маршруты из Пензы, чтобы все почитатели творчества М. Ю. Лермонтова могли посетить праздник. Дорога из Пензы в лермонтовские Тарханы, имение бабушки поэта, проходит мимо Ермоловки. Примерно с 1963 по 1974 годы в Ермоловке у своей бабушки очень часто находился я. Именно там, на перекрестке двух дорог впереди колонны автобусов встретился мне однажды летом Ираклий Луарсабович Андроников …
    Затем, в далеком 1979-м, невероятное стечение обстоятельств позволило моему стихотворению оказаться записанным на последней странице тетради стихов Анны Андреевны Ахматовой. Об этой удивительной реальной истории я писал отдельно. Поздняя осень 1980-го года озарила мою жизнь перепиской с Булатом Шалвовичем Окуджавой и Михаилом Александровичем Дудиным. Затем случилась встреча с писательницей и переводчиком Ритой Яковлевной Райт-Ковалевой, той самой, о которой писал Сергей Довлатов, и которая семь лет работала у легендарного русского физиолога Ивана Петровича Павлова. Но главное – она была другом Владимира Маяковского, Лили Брик и Бориса Пастернака и за чашкой чая рассказывала о них просто как о своих друзьях – Лиле, Володе и Боре. От тех встреч остался привкус ощущения, что и сами великие поэты находились тогда где-то рядом. Думал ли я, что вскоре судьба подарит мне ещё одну встречу – с ныне покойной Эстер Яковлевной Гессен, позволившую со временем стать другом семьи известнейшего в России пушкиноведа Арнольда Ильича Гессена…
    В марте 1986 года у солнечного берега Каспийского моря виделся я в течение нескольких дней с легендарным поэтом Азербайджана Сулейманом Рустамом – в дни его юбилея – на даче моего учителя – поэта и переводчика Владимира Кафарова. Несколько лет назад мне запомнилась фраза из новогоднего фильма «Ёлки» о том, что все люди на земле знакомы друг другом через пять (или шесть) человек. Интересная цепочка получается: поэт Сулейман Рустам дружил с поэтом Алиагой Вахидом, а Вахид – с Сергеем Есениным…
    В июне 1995-го в фойе московского театра на Таганке познакомился я с одетым в тот вечер в форму революционного матроса народным артистом России Валерием Сергеевичем Золотухиным, оставившим мне автограф на своей новой книге.
    Мог ли я знать, зачитываясь в детстве бессмертными историями о Ходже Насреддине, что однажды подружусь с их потрясающем автором – Тимуром Касымовичем Зульфикаровым… И, конечно, всегда буду помнить о великом русском писателе Викторе Петровиче Астафьеве, голосовавшем за моё вступление в красноярскую писательскую организацию, человеком, с которым доводилось общаться и до, и после того не раз…
    Случайных встреч не бывает, каждая – предопределена судьбой. Искренне верю в это.

    ТАЛЫБ

     Опубликовано: 14-04-2015, 02:03  Комментариев: (0)
    Всю ночь при свете полной луны просидел я на берегу озера Ахмаз в долине реки Куры, напрасно ожидая рыбьей поклёвки. Моя «закидушка» - леска с рыболовными крючками и грузилом на дальнем, затонувшем в озере, конце – не шелохнулась ни разу. При полном безветрии долго-долго смотрел я на зеркальное отражение луны в озере и слушал тоскливый вой шакалов из непроходимого тугайного леса, расположенного неподалёку в пойме реки. Мне, девятилетнему мальчику, казалось, что где-то там, среди прячущихся в чаще дикобразов, лисичек и барсуков обитают сказочные еще никем невиданные существа.
    На рыбалке я был не один, со мной был Талыб – подросток лет четырнадцати, мой родственник. Вернее, это я был при нём, конечно. Талыб казался мне взрослым парнем. Он был местным, уладжалинским, поскольку вырос при матери здесь же, в селе Уладжалы на берегу Куры. Вечером мы вместе накопали червей в траве у плетня, взяли теста, смешали его с кусочком хлопка, чтобы не разваливался в воде, и отправились к Ахмазу. Из-за шакальего воя или из-за полнолуния, но я так и не уснул до самого рассвета. Глубокой ночью несколько раз видел плавные зигзаги посреди озерной глади. Это резвились водяные змеи, чей яд смертелен для рыбы, но человеку вреда не делает. Как говорят. Впрочем, не проверял.
    Стало светло. Взошло солнце. Вдруг катушка с леской прежде безвольно висевшая на прибрежном кусте резко сорвалась с него и полетела в воду. Я едва успел схватить её и попробовал потянуть леску на себя. Но из этого не только ничего не получилось, а наоборот: леска, которую я не отпускал, держа её обеими руками, потянула меня прямо в озеро. Я испугался и закричал: «Талыб!» Меня утаскивало всё дальше. К счастью, Талыб проснулся, крикнул в ответ «Я здесь!», вскочил и подбежал ко мне, стоящему уже наполовину в воде. Он перехватил у меня леску и начал тащить её на себя. Леска бешено сопротивлялась. Это длилось довольно долго, но всё-таки парню удалось вытянуть её. На самом конце натянутой нити мы оба увидели то, что было причиной поведения взбесившейся лески: огромного, как мне тогда показалось, метрового судака! Напоследок, он успел своим острым, взметнувшимся как бритва, спинным плавником порезать Талыбу ладонь.
    Наверное, я кричал, потому что вскоре прибежала встревоженная мама Талыба, их дом был совсем рядом, и увела его перевязывать руку. Всё обошлось. Мы, мальчишки, торжествовали. Никогда в жизни до этого и потом я не ел такой вкусной пищи – судака, пойманного в озере Ахмаз и приготовленного матерью Талыба
    Но не это – главное в воспоминаниях о том давнем событии. Почти пятьдесят лет прошло, а сколько раз, когда в моей жизни происходило что-то внезапное, и требовалась немедленная помощь, первое, что невольно хотелось сделать – это крикнуть «Талыб!» и услышать в ответ «Я здесь!». Как тогда…
    Юридически участником дуэли с Пушкиным являлся посол Голландии в Российской империи барон Геккерн. Вызов на дуэль был составлен от его имени, оформлен им и предъявлен официально - через секретаря французского посольства виконта д’Аршиака, представлявшего французские интересы. Таким образом, фактически Пушкина официально вызвало на поединок королевство Нидерланды - в лице своего посла!
    Кто-то может спросить: неужели сам Пушкин действительно не вызывал Дантеса на дуэль? Отвечу: вызывал, но гораздо раньше – в ноябре 1836 года, впрочем, спустя несколько дней он же и отозвал свой вызов, о чем уведомил всех, кто был в курсе событий. И более от Пушкина никому дуэльных вызовов не исходило.
    Сам факт вызова на дуэль русского подданного официальным представителем иностранного государства имеет право трактоваться минимум как недружественные действия против другого государства, имеющие отчетливые признаки агрессии! Официальный представитель иностранного государства не имеет права распоряжаться жизнью подданного другой страны, устраивать над ним расправу или угрожать ему смертью. А ведь вызов на дуэль – это и есть угроза смертью.
    Против каких враждебных России сил вышел к барьеру русский поэт? Какова предыстория трагической ситуации и каковы истинные мотивы трагедии? Почему голландский посланник действовал через французского , а не голландского секретаря? Заметим, что титул барона Геккерн получил не в Нидерландах, а во Франции – от Наполеона Бонапарта, за верную службу оккупантам своей страны. Предыстория такова.
    В декабре 1794 г. французские войска во главе с Шарлем Пишегрю вторглись в границы Голландии. Оккупационная армия заняла Западную Фландрию и в январе 1795 года вступила в Амстердам, где при помощи кавалерийской атаки по льду захватила голландский флот, вмёрзший в него в заливе. Независимости Нидерландов был положен конец провозглашением «дочерней» для Франции так называемой «Батавской республики». Впрочем, уже в 1806 году Наполеон росчерком пера превратил «республику» в королевство, назначив туда королём своего брата Луи. А в 1810 году он же включил это «королевство» напрямую в состав Французской империи, окончательно уничтожив видимость существования Нидерландов. Впрочем, Голландия, как государство, всё это время и так фактически не существовала.
    В мае 1799 года английское правительство предложило императору Павлу I принять участие в освобождении голландцев от французской оккупации. Император Павел, суворовские войска которого в это время уже сражались против французов в Северной Италии, охотно согласился на предложение Англии. Кстати, именно в это время в России родился Александр Сергеевич Пушкин - будущий визави голландского посланника с тёмным наполеоновским прошлым.
    20 августа того же года голландский флот без боя сдался англичанам. 8 сентября русские войска овладели Бергеном, однако, встреченные контратакой превосходящих сил и своевременно не поддержанные британцами, были выбиты оттуда со значительными потерями. 21 сентября в результате сражения войска французского генерала Брюна отступили к Бевервейку. Здесь, 25 сентября, он был снова атакован союзниками. И снова вся тяжесть боя легла на русские войска, которые понеся колоссальные потери, заняли в итоге лишь нескольких селений. Из-за несогласованности действий союзников, а также трусости и откровенного предательства англичан десантная операция в итоге закончилась неудачей. В ноябре остатки русской армии покинули голландские берега. Вероятно, Пушкину были известны подробности той истории, поскольку, находясь в Одессе, он встречался с Алексеем Самуиловичем Грейгом, руководившим с 1816 по 1830 годы Черноморским флотом. Участник Отечественной войны Алексей Самуилович в 1799 году командовал 64-пушечным кораблём «Ретвизан», крейсировал с союзной эскадрой в Северном море у острова Тексель, участвовал в высадке русского десанта в Голландии и во взятии крепости Гельдерн.
    Через 15 лет в ноябре 1813 года русские войска под командованием молодого генерал-майора Александра Христофоровича Бенкендорфа, того самого, с которым Пушкин столько общался в последствии, освободили голландцев от французской оккупации и вернули независимость Нидерландам... В истории наполеоновских войн армейская операция под командованием Бенкендорфа стала блестящим примером сочетания средств войны и тайной дипломатии ради достижения больших успехов малой кровью.
    Вполне естественно, что Вильгельм I, получивший в результате этих событий из русских рук корону Нидерландов (включавших, кроме нынешней Голландии ещё и Бельгию с Люксембургом), ориентировался на освободителей своей страны. Наследник престола, будущий король Вильгельм II женился на сестре русских императоров Александра и Николая - Анне Павловне. Кстати, оду на их свадьбу тогда написал ещё молодой, но уже приобретающий популярность лицеист Александр Пушкин:

    ”Принцу Оранскому”
    Довольно битвы мчался гром,
    Тупился меч окровавленный,
    И смерть погибельным крылом
    Шумела грозно над вселенной!
    Свершилось... взорами царей
    Европы твердый мир основан;
    Оковы свергнувший злодей
    Могущей бранью снова скован.
    9Узрел он в пламени Москву —
    И был низвержен ужас мира,
    Покрыло падшего главу
    Благословенного порфира.
    И мглой повлекся окружен;
    Притек, и с буйной вдруг изменой
    Уж воздвигал свой шаткой трон...
    И пал отторжен от вселенной.
    Утихло всё. — Не мчится гром,
    Не блещет меч окровавленный,
    И брань погибельным крылом
    Не мчится грозно над вселенной.
    Хвала, о, юноша герой!
    С героем дивным Альбиона
    Он верных вел в последний бой
    И мстил за лилии Бурбона.
    Пред ним мятежных гром гремел,
    Текли во след щиты кровавы;
    Грозой он в бранной мгле летел
    И разливал блистанье славы.
    Его текла младая кровь,
    На нем сияет язва чести:
    Венчай, венчай его, любовь!
    Достойный был он воин мести.

    В благодарность за написание этой торжественной оды своему будущему супругу Анна Павловна вручила юному Пушкину золотые часы... Все эти и многие другие детали говорят в пользу того, что история и дела нидерландского королевства, как и реальная деятельность его посланника в России барона Геккерена, безусловно, были хорошо известны Александру Сергеевичу. Отзывая свой вызов Дантесу в ноябре 1836 года, Пушкин предупреждал посла о том, что «…не давать хода этому грязному делу и не обесчестить вас в глазах дворов нашего и вашего, к чему я имел и возможность и намерение», он согласен только на конкретных условиях. Но именно эти условия и были Геккеренами явно нарушены в январе 1837-го: не иметь контактов с его семьей и не компрометировать его жену.
    Геккерен смертельно боялся именно разоблачения, потому что это стало бы концом всем его планам. Вероятнее всего у Пушкина имелись веские доказательства того, что посол Нидерландов в России не только занимается деятельностью, противоречащей интересам России, но и противоречащей интересам Нидерландов! Шпион, действующий не только против страны, в которой находится, но и против страны, которую представляет – плохая реклама для дальнейшей карьеры где-либо.
    А то, что Пушкин разоблачать умеет быстро и эффективно, Геккерен убедился давно: на примере краха всей польской агентурной сети в Европе, о котором я уже сообщал в прежних работах. Самым же ужасным для барона было именно то, что Пушкин в своём письме никого на дуэль не вызывает! Это могло означать лишь одно: решение о разоблачении врага принято. И счет идёт на часы! Как остановить неминуемый позор? Голландский посланник моментально делает вызов камергеру Его Величества. Иного выхода у него нет.
    Пытаясь замести следы своего участия в убийстве, барон Геккерн-старший 11 февраля 1837 года писал барону Верстолку: «Жоржу (Дантесу) не в чем себя упрекнуть; его противником был безумец, вызвавший его без всякого разумного повода; ему просто жизнь надоела, и он решился на самоубийство, избрав руку Жоржа орудием для своего переселения в другой мир». Насколько лжив и подл был голландский посланник ясно даже из одного лишь этого отрывка. Ему ли было не знать, что вызов на дуэль исходил именно от него, а не от Пушкина или Дантеса!!! Ему ли было не знать, что именно он направил на дуэль Жоржа вместо себя, зная о том, что Жорж – прекрасно обученный профессиональный стрелок и поэтому вряд ли промахнется…
    В реальной ситуации вокруг дуэли, судя по его действиям, лучше всего тогда разобрался император Николай I . Пушкину посмертно были оказаны почести, полагавшиеся не дуэлянту, а национальному герою. Вдове Пушкина сроком до её повторного замужества была учреждена пенсия в размере 10000 рублей. За счет казны была погашена ссуда А. Пушкина в размере 45000 рублей. Для того, чтобы напечатать сочинения поэта, его вдове было выдано единовременное пособие в размере 50000 рублей, с условием направления прибыли от продажи на учреждение капитала покойного. Два сына А. Пушкина были зачислены в самое привилегированное училище России – Пажеский корпус. И каждому из них была начислена пенсия в размере 1200 рублей в год. Все долги Пушкина были погашены государственной казной. Дантес был выдворен из страны. Геккерен потерял место посланника в России.
    Прощание с героем по распоряжению императора происходило в Конюшенной церкви. На тот момент это была придворная церковь императорской семьи, и в ней нельзя было просто так заказать отпевание любому человеку. Вот что пишет Жуковский: "О Конюшенной же церкви ( об отпевании Э.А.) нельзя было и подумать, она придворная. На отпевание в ней надлежало получить особенное позволение". Прощаться с Пушкиным помимо родственников, друзей поэта и петербургской интеллигенции, помимо министров и генералов России, пришли главы почти всего дипломатического корпуса Санкт-Петербурга за исключением двух заболевших, прусского посланника и барона Геккерена, зачинщика дуэли, которого, естественно, не приглашали.
    Удивительно, но история Конюшенной церкви имеет некие духовные пересечения с историей жизни Пушкина. После дуэли ещё живого Пушкина привезли в дом Волконских на Мойке и послали за священником из ближайшей церкви. Им оказался придворный протоирей Петр Дмитриевич Песоцкий, настоятель именно Конюшенной церкви, который прошел с русской армией войну 1812 года, был награжден бронзовым крестом на Владимирской ленте, орденом св. Анны 2-й степени, возведен с потомством в дворянское достоинство. Как свидетельствуют очевидцы (княгиня Е.Н. Мещерская, князь П.А. Вяземский), отец Петр после исповеди Пушкина вышел от умирающего поэта со слезами на глазах и сказал: "Я хотел бы умереть так, как умирает этот человек!"
    Именно в Конюшенной церкви долгое время находились привезенные некогда из Константинополя святыни: Образ Спаса Нерукотворного, Плащаница, шитая шелками и жемчугом, и икона Знамение. В 1828 году император Николай I брал Образ и Плашаницу с собой в турецкий поход. Тот самый, в котором участвовал и Пушкин.
    По преданию, в 1814 году, Образ Всемилостивейшего Спаса из Конюшенной церкви находился с императором Александром I при взятии союзными войсками Парижа. Молодой Геккерн начал свою карьеру во французском Тулоне - чиновником голландского флота, базировавшегося там Он верно служил, но не оккупированным Нидерландам, а врагу России и Нидерландов - Наполеону, и дослужился до титула барона его Империи. Когда-то 1812 году юный Александр, глядя, как уходят сражаться за Родину русские полки, мечтал быть в их рядах… Он погиб от пули, выпущенной французом по наущению того, кого благословил Наполеон.
    Похоронили Пушкина там, где он хотел быть похороненным и где купил для этого место: в Святогорском Свято-Успенском монастыре рядом с могилой матери.

    Ссылки:
    П. И.Бартенев Рус. Арх., 1879, I, 397.
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Святогорский_монастырь_(Россия)
    http://www.as-pushkin.net/pushkin/bio/veresaev/pushkin-v-zhizni_23.php
    http://www.proza.ru/2011/02/24/680
    http://feb-web.ru/feb/pushkin/texts/push17/vol01/y012182-.htm
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Батавская_республика
    http://rusplt.ru/society/proschanie-s-pushkinyim-7971.html
    http://www.soldatru.ru/read.php?id=2402
    http://www.rusderjavnaya.info/archive_old/2002/12/a_020014.htm
    https://ru.wikipedia.org/wiki/Голландская_экспедиция_(1799)
    https://books.google.ru/books?id=hQvfIyAe7d0C&pg=PA338&lpg=PA338&dq
    http://militera.lib.ru/memo/russian/benkendorf_ah/07.html
    http://www.proza.ru/2015/01/10/737
    http://www.proza.ru/2015/01/17/1665
    http://www.proza.ru/2015/03/12/667
    В серии «Современная красноярская литература» в рамках краевой грантовой программы «Книжное Красноярье» вышла в свет повесть Эльдара Ахадова "Люблю и помню" - в сборнике писателей Красноярского края с одноименным названием. Повесть является документальным повествованием автора о своей родне, о корнях семьи и её жизни на протяжении почти полутора веков истории Российской империи и Советского Союза. Авторские экземпляры по поручению руководителя проекта М. М. Стрельцова были вручены писателю 11.03.2015 заместителем директора Краевого государственного бюджетного учреждения культуры “Дом искусств” Анной Сергеевной Логачёвой. "Люблю и помню" (Повести в новеллах)/ сост. М. М. Стрельцов. — Красноярск: Класс Плюс, 2014. — 496 с. ISBN 978-5-90579-127-7

    Выбор Пушкина

     Опубликовано: 26-01-2015, 23:06  Комментариев: (1)
    Недавно мне сказали: «Наслаждайся созерцанием, тренируйся в наблюдении, не давай зацепить себя в сердце. Не вступай в конфликт, отвечай мысленно тем, кто пытается тебя оскорбить или унизить: "Мы разные, вы такие, а я другой". Не испытывай эмоций». А я подумал о Пушкине. Если бы он был сдержанней, не испытывал эмоций, то, наверное, дуэль бы не состоялась. И человек остался бы жив. Но поэт без эмоций невозможен, поэт, не испытывающий сильных чувств – вообще не поэт. А значит, Пушкин погиб именно потому, что был поэтом, великим поэтом. Пушкин как обычный человек – погиб, но как поэт – беззащитный и ранимый, остался жить вечно.
    Особенности азербайджанской поэтической речи не терпят грубого буквального перевода. В ней всё построено на интонациях и оттенках сказанного, на сакральном смысле произнесённого. Именно это более всего привлекает слушателей.
    Если обратиться к тексту песни «Сары гялин» и попытаться собрать в нем информативную часть, то мы можем обратить внимание на то, что текст этот состоит из двух катренов классической восточной поэтической формы - рубаи. Той формы стиха, которой прекрасно владели не только тюркские поэты, но и персидские. Судя по смысловому содержанию, стилистике, ритмике и поэтической отточенности, этот текст принадлежит двум разным авторам. Первые четыре строчки – одному, вторые четыре – совершенно другому.

    Saçın ucun hörməzlər
    Gülü sulu dərməzlər
    Bu sevda nə sevdadır
    Səni mənə verməzlər

    Bu dərənin uzunu
    Çoban qaytar quzunu
    Gün ola mən bir görəydim
    Nazlı yarımın üzünü

    Приблизительный перевод:
    Не принято заплетать концы волос.
    Не принято срывать цветы, покрытые росой.
    Что это будет за любовь
    Если тебя не выдадут замуж за меня?
    Пастух, верни мне ягнёнка из этой пропасти,
    Чтобы случился такой день, когда я
    Ещё раз мог бы увидеть лицо той,
    Которая стала сладкой раной моего сердца.
    «Поэт и музыкант всех ближе к небу и Богу...» писал когда-то Виктор Петрович Астафьев . Наверное, так оно и есть. Не напрасно, подразумевая высокую миссию поэта, Александр Сергеевич Пушкин завершает своё гениальное стихотворение «Пророк» следующим катреном:
    «Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
    Исполнись волею моей,
    И, обходя моря и земли,
    Глаголом жги сердца людей».
    Но приятно ли людям, когда их сердца «жгут глаголом»? Или же им приятнее пребывать в веселии и бездумии, лености и разврате? Нужна ли им правда? И нужен ли им тот, кто говорит правду? Увы… Горькая правда никогда и никому не нужна. И тот, кто её сообщает – тем более не нужен никому. Особенно, у себя на родине.
    «Мы многое из книжек узнаем,
    А истины передают изустно
    «Пророков нет в отечестве своем, -
    Но и в других отечествах - не густо» - горько иронизирует по этому поводу Владимир Семёнович Высоцкий. Пророки-то есть. Только отношение к ним было, есть и будет невыносимым. При их жизни. Потому что они постоянно всем мешают своим неумением лгать. С детства помню наизусть потрясающие строки Михаила Юрьевича Лермонтова, раскрывшие лично для меня всю суть ситуации:

    «С тех пор как вечный судия
    Мне дал всеведенье пророка,
    В очах людей читаю я
    Страницы злобы и порока.
    Провозглашать я стал любви
    И правды чистые ученья:
    В меня все ближние мои
    Бросали бешено каменья.
    Посыпал пеплом я главу,
    Из городов бежал я нищий,
    И вот в пустыне я живу,
    Как птицы, даром божьей пищи;
    Завет предвечного храня,
    Мне тварь покорна там земная;
    И звезды слушают меня,
    Лучами радостно играя.
    Когда же через шумный град
    Я пробираюсь торопливо,
    То старцы детям говорят
    С улыбкою самолюбивой:
    "Смотрите: вот пример для вас!
    Он горд был, не ужился с нами:
    Глупец, хотел уверить нас,
    Что бог гласит его устами!
    Смотрите ж, дети, на него:
    Как он угрюм, и худ, и бледен!
    Смотрите, как он наг и беден,
    Как презирают все его!"
    Прекрасно понимаю, что все, о чем я напомнил сейчас, известно. Но не могу не напомнить об этом ещё раз... Слишком больно, чтобы смолчать. «Я пришел в мир добрый, родной и любил его бесконечно. Я ухожу из мира чужого, злобного, порочного. Мне нечего сказать вам на прощанье. Виктор Астафьев». Об этой последней записке великого писателя помню всегда, как и его самого, медленно и тяжело уходящего с юбилейного концерта, посвященного двухсотлетию Пушкина. В скромном пиджаке и невысоких деревенских валенках одиноко бредущего по фойе большого концертного зала в бессмертие…
    Над ним потешаются часто -
    Доверчивым, словно дитя,
    А он… улыбается счастью,
    В распахнутом небе летя.
    А он - всё как будто не слышит,
    О чём они снизу кричат.
    Всё выше и выше, и выше
    Парит его медленный взгляд,
    Туда, к небывалому свету,
    Где звёзды вблизи и вдали,
    Где то, что открылось поэту,
    Никто и не видит с земли.
    Эльдар Ахадов