Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Март 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
    Март 2019 (1)
    Февраль 2019 (3)
    Январь 2019 (1)
    Декабрь 2018 (4)
    Ноябрь 2018 (3)
    Октябрь 2018 (2)

    Популярное

    Новости партнеров

    Парламент Казахстана одобрил переименование Астаны в Нурсултан
    Идею о переименовании столицы Казахстана в честь Назарбаева в 2016 году выдвигали депутаты парламента республики. В 2017 году об этой инициативе заговорили снова, предлагая также присвоить имя ...Тарасова похвалила прокат ученицы Тутберидзе на ЧМ
    Подопечная знаменитого тренера Этери Тутберидзе Элизабет Турсынбаева выступила с короткой программой на чемпионате мира в Японии, сообщает "Советский спорт". Судьи оценили прокат ...Шнуров объявил о прощальном туре группы «Ленинград»
    Артист опубликовал пост в Instagram, в котором отметил, что 20 лет без выходных сочинял "стишки и песни", а теперь задумался, не пора ли завершить деятельность группы. "Между сложными ...

    Реклама

  • ГИБЛОЕ МЕСТО

     Опубликовано: 13-03-2019, 06:04  Комментариев: (0)
    Это лезвие небезопасно,
    Не ступай по нему, не шути:
    Что угодно разрежет, как масло,
    И живым не позволит сойти.
    Может, ты и поверишь в кого-то,
    Устремишься за чем-то вослед:
    Не твоя это, братец, забота.
    Ничего там на финише нет.
    И никто этот шаг не оценит.
    И никто о тебе не всплакнёт.
    Ни удачи, ни славы, ни денег -
    Ничего кроме бед и хлопот.
    Но, увы, ни хулы, ни молитвы
    Не способны его отвернуть…
    Он шагает по лезвию бритвы,
    И не меркнет сверкающий путь.
    Зима в этом году поздняя. В октябре у нас сорокоградусные морозы - привычное дело. А тут - постоит день-два лёгонький холодок, и снова оттепель. По топким, болотистым местам - ни пройти, ни проехать, пока их хорошенько не прохватит морозом. А мест таких здесь предостаточно. Говорят, что и само название окрестностей в переводе означает «гиблое место». Так ли оно - не знаю, но версия эта существует издавна. Не по своей прихоти, но по требованию федерального закона о недрах все горнодобывающие организации обязаны иметь на территориях своих месторождений геодинамические полигоны, состоящие из сети глубинных реперов, и проводить на них измерения, чтобы знать где и какие деформации в недрах земли имеют место, и насколько они опасны для людей. Работы по созданию таких полигонов проводятся специализированными геодезическими предприятиями.
    Одна из подобных организаций трудится и на наших месторождениях. На сухих и относительно сухих участках земной поверхности в удобное для полевой работы летнее время реперы были успешно и вовремя заложены. Но в наших краях огромное количество таких мест, в которых летом невозможно не только работать, но даже и добраться туда нереально. Болота. Топи. Трясины. Там можно находиться только в зимнее время, когда большой мороз превратит сплошные хляби в твердь.
    Наши подрядчики собирались заложить требуемые проектом репера в подобных местах в октябре, после того как ударят крепкие морозы. Но никаких морозов не было весь октябрь. И начались они ближе к середине ноября. Как только морозная погода установилась, полевые работы начались полным ходом. Полевики торопились наверстать упущенное время и носились по тундре на снегоходах, как угорелые.
    Вечером в субботу 8 декабря случилось несчастье. Дмитрий, ведущий геодезист, богатырь - косая сажень в плечах, оставил полевую бригаду на сооружении репера, а сам в одиночку на снегоходе решил проехаться по просеке на рекогносцировку конечного пункта, до которого оставалось буквально несколько километров. Ехал он с санками позади снегохода. На одном из поворотов санки застряли. Геодезист их отцепил и решил подобраться к ним на снегоходе с задней стороны. Подъехал. И в этот момент у него отказала поджелудочная железа, а следом - и сердце. Смерть была почти мгновенной. Я был знаком с Дмитрием лично и могу характеризовать его только с хорошей стороны: не раз и не два выезжал с ним на маршрут, вместе мёрзли, не раз делились хлебом-солью, поэтому когда узнал о случившемся несчастье, скорбел о нём, как о своём близком товарище.
    Бригада занялась его поисками через несколько часов, когда труп уже порядком окоченел. Ребята знали, что их командир - человек чрезвычайно опытный, и, естественно, никому и в голову не пришло, что причина, по которой он не выходит на связь, столь трагична. Вызвали полицию и «скорую», которая, впрочем, не приехала, сообщив, что за мертвецами традиционно не ездит. Полицейские осмотрели место происшествия, составили акт осмотра, а на словах сочувственно сказали ребятам, что здешние места весьма богаты на подобные несчастные случаи: то с охотниками, то с рыбаками, чуть ли не каждый месяц - по трупу. «Гиблое место» - произнёс один из них напоследок и по-доброму посоветовал уезжать отсюда поскорее.
    Но прежде, чем следовать толковому совету полицейских, необходимо было завершить работы, и передать сооружённые репера представителю заказчика по соответствующему акту. Сдавать работы приехал другой ведущий геодезист. Представителем от заказчика был я. Для того, чтобы добраться до гиблого места, диспетчерами был предоставлен колёсный вездеход, всего две недели как прибывший с завода, абсолютно новёхонький. Вчера утром все собрались на крайней обжитой точке месторождения, чтобы выдвинуться оттуда в голую заснеженную тундру на воображаемую линию, соединяющую все репера полигона.
    Однако, 19-го декабря так ничего и не получилось. Так называемый «вездеход» проехал по тундре не больше двухсот метров. Застрял через сто, а через двести зарылся в снегу так, что всем стало ясно: у нас единственный шанс - вернуться, пока не поздно, обратно. Лебёдка примерзла, и трос не разматывался. Колёса резали сугробы до основания, и никакое снижение давления в них не имело никакого эффекта. Водитель, судя по растерянной реакции, понятия не имел, как управлять машиной в таких условиях. В общем, нас спасло лишь то, что мы не слишком отдалились от автодороги. Дул сильный ветер. Крепчал мороз. К вечеру столбик термометра опустился до минус 27.
    У меня оставалось всего два рабочих дня, после чего в субботу в соответствии с графиком отпусков я собирался лететь к семье в Красноярск на новогодние праздники. Поэтому единственным шансом для подрядчиков оформить документы на оплату выполненных работ до нового года было штурмовать ледяную пустыню тундры 20 декабря. Следующий день нужен был для оформления документов по приёму - передаче объектов. Теперь с другим вездеходом, за рулём которого сидел знакомый уже моим читателям по рассказу «Отморозки» опытный водитель Иван - плотный, круглоголовый, не истерик. От подрядчиков в кабину «трэкола» сели ведущий геодезист Алексей и его водитель, он же член полевой бригады, Альберт. От заказчика опять был я. Двинулись с Богом. «Трэкол» шёл довольно резво. «Буксанули» всего лишь в одном месте - на заметённом бугре над неширокой речкой. Это летом речки - препятствие. Зимой, замёрзшие и заметённые, они иной раз почти незаметны. Почти.
    На двенадцатом километре пути выяснилось, что полбака горючего уже нет. Все задумались, но решили продолжить движение. Завтра ожидается мороз под 42 градуса. Вряд ли в такую погоду можно рисковать с выездом в голую тундру, где и сегодня погода - не подарок: на термометре минус 33. Велик риск не вернуться совсем. Прикинули, что до ближайшей буровой горючего всё же должно хватить, да и часть обратного пути решили сократить, поскольку идти по тем же реперам необходимость уже отпадёт. Продолжили путь.
    Сумрак надвигался быстро. Въехали в лес - хилый, северный, но всё-таки лес. Здесь не так дует, как в чистом поле. Лесная зона узкая, но протяжённая, вдоль реки. Как раз до гиблого места. А вот и оно. На 33 километре лесной просеки возле места недавней гибели геодезиста мы остановились, и все вышли из машины почтить память товарища, замёрзшего здесь, возле дороги, двенадцать дней назад. Место достаточно небольшое. Узкое. Развилка, на которой одна дорога резко под 90 градусов сворачивает влево, а другая тянется прямо. Всё вокруг измято снежными буграми. Сиреневые рыхлые полярные сумерки. Кажется, что дух погибшего геодезиста всё ещё где-то рядом. Минута молчания. Тишина, нависшая над пропастью неминуемого…
    Едем дальше. Просека сужается. Здесь по ней ещё не пробивался ни один «трэкол». Вездеход «Лось», протиснувшийся между деревьев неделю назад с навесным буровым оборудованием, значительно меньше в размерах. Наш «трэкол» то и дело скрипит, но пробивается по узкому прогалу между сумеречными силуэтами деревьев. Вот и конечный репер номер 1067. Фотографирую его на память. Последний репер, до которого так и не добрался наш товарищ. Разворачиваемся.
    Через пару километров выясняется, что у вездехода вот-вот выйдет из строя вариатор. Неприятности «гиблого места» продолжаются. Вскоре рвётся ремень генератора и помпы. Слава Богу, у Ивана есть запасной. Меняет. Продолжаем движение в полной темноте. Наконец, вдали появляются огоньки буровой. Обратный путь до неё оказался на 12 км короче за счёт того, что мы двинулись напрямую по заснеженной целине. Естественно, учитывая все «прелести» местности, где под порой не слишком глубоким снегом таятся овраги, канавы, озёра и просто глубокие ямы.
    Наконец-то выбираемся из тундры на площадку для техники позади буровой. Поход окончен. «Гиблое место» преодолено. Осталось, правда, ещё добраться с месторождения до города. Но это уже «мелочи». Дело сделано. Можно собираться в отпуск… Так казалось мне тогда, зимним вечером 20 декабря. Но я ошибся. История закончилась не этим. Похоже, она вообще всё ещё не закончилась.
    Ровно через месяц после гибели Дмитрия 8 января чары гиблого места догнали и меня: инсульт, парализованы правая нога и рука. В левом полушарии мозга томограф обнаружил две мёртвые зоны. Ровно через месяц, 8 февраля, моя жена Люба увезла меня долечиваться домой, в Красноярск. Я не сдаюсь: уже хожу, уже шевелю пальцами. Ещё подволакиваю ногу, ещё не вполне владею пальцами и нечётко пишу, но пишу ведь! И я вернусь, вернусь, обещаю тебе Дмитрий. Нет таких мест на земле, где мы не пройдём. Нет и не будет.

    Ни на белом свете, ни на чёрном,
    Ни на самом деле, ни во сне
    Ты уже под небом беспризорным
    Никогда не явишься ко мне…
    Твой уход был дерзок и нечаян:
    Просто сердце обратилось в лёд.
    «Потерпи, я вынесу, хозяин!» -
    Грохотал упрямый снегоход.
    И ревел он, заглушая вьюгу,
    Словно звал к себе издалека,
    И возил, возил, возил по кругу
    Час назад живого седока…
    Эй, проснись! Смотри: во тьме и снеге
    Словно отшагали полземли,
    За тобой пришли твои коллеги!
    За тобой товарищи пришли!..
    В зимней тундре холодно и мглисто,
    Но туда, где света торжество,
    На руках несут геодезиста
    Братья по бессмертию его.

    Постскриптум
    Вчера товарищи покойного Димы сообщили мне такую новость: их высокое геодезическое начальство наградило меня юбилейной медалью. За то, что не бросил коллег, дошёл с ними до конца маршрута и принял работы дмитриевой бригады...
    Кто знает, может быть, откажись я 20 декабря ехать с ними по незавершённому им маршруту (а стоял жестокий мороз с ветром, и предыдущая попытка 19 декабря оказалась неудачной, мы вернулись ни с чем), и со мной ничего бы не случилось? Смерть, унесшая его, прошлась по моей правой руке и правой ноге. Только зацепила, но не добила. Формально: выезжать в поле в ту погоду, какая стояла 20 декабря, запрещено инструкциями. Но это я другим могу запретить, а совести своей - не могу. Бывают такие моменты, когда подтвердить человек ты или нет можно только поступком. Нет других вариантов.

    21.12.2018 - 14.03.2019
    Новый Уренгой - Красноярск



    ОБЛАКО ВОСПОМИНАНИЙ
    Облако воспоминаний приходит ночью, возникает из безмолвного небытия, прячется мелкой росой в траве забвения, окутывает сердца метелью снов, змеиной позёмкой скользит по артериям и венам, бередя сонную душу запахом тлеющего времени, подступая к горлу комом несбывшихся судорожных ожиданий.
    Возникают из былого и безмолвно рушатся вдали древние горы, напоминая бушующие волны неспокойного океана. Блуждающие огни незримых городов проносятся сквозь изумлённое тело. И давнее горластое счастье снова зовёт тебя в еле слышное детство…
    И нет тебя здесь. Ты — там, пока не покинуло твой дом облако воспоминаний, оставив лишь несколько серебряных дождливых росчерков на предутреннем оконном стекле.

    ЧИСТАЯ ДУША

     Опубликовано: 18-07-2018, 20:33  Комментариев: (1)
    Маялась душа грешными делами. Самой покоя не было и другим от неё доставалось. Послали её к чёртовой матери. Пошла. Та зыркнула волчьим взглядом, вывернула душу, вынула из неё грешные дела ребятишкам своим на забаву и отпустила. Идёт пустая душа, колышется на ветру. Дунул он посильнее. Надулась душа ветром, затрепетала и полетела куда глаза глядят. А глаза у неё огромные - в полнеба, туманные, с дождями, голубые в просветах. Что там, вдали, шумит? Неужто море? Что там, вдали, светится? Неужто, ночной костёр? Эй, душа! Лети сюда. Не бойся. Никто не обидит. Ночью у костра возле моря все песни - твои, все звёзды - твои, все слова - для тебя, чистая душа… доверчивая… безгрешная…
    Открыт сайт книги "Бытие" . На нем можно ознакомиться с откликами на книгу и ее содержанием. Желающие могут там же ее приобрести. Автор выражает глубокую благодарность своим учителям в мире литературы: Виктору Петровичу Астафьеву, Тимуру Касымовичу Зульфикарову, Алитету Николаевичу Немтушкину, Владимиру Абдул-Азим оглу Кафарову, Аиде Петровне Федоровой, Эдуарду Ивановичу Русакову, Сергею Даниловичу Кузнечихину...
    С книгой можно ознакомиться, кликнув по ссылке, расположенной под этим текстом над фотографиями.

    книга Эльдара Ахадова "Бытие"

    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"














    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"

    СЕРЕБРЯНЫЙ АНГЕЛ

     Опубликовано: 14-02-2019, 10:08  Комментариев: (0)
    Впервые она заметила его в шевелящихся лунных изломах воды близ набережной Лиссабона, города, в котором ей мечталось оказаться с тех пор, как однажды, повествуя о великих путешествиях и открытиях, упомянул о нём отец, сам - заядлый путешественник. Ангел шевелил полупрозрачными крыльями и улыбался ей младенчески нежной улыбкой. И она улыбалась в ответ. Девушка и ангел... так длилось некоторое время, пока чудесное существо окончательно не растворилось в водных глубинах...
    Через два месяца он возник снова - в узорах на морозном окне её квартиры. Теперь он куда-то терпеливо летел среди намороженных кудрявых облаков. Долго-долго. Целых несколько кратких сибирских дней поздней осени. Пока крылатый гость не исчез полностью в облачных узорах на промороженном оконном стекле.
    Папу чаще можно было увидеть на телеэкране, чем встретить дома. Его бесчисленные экспедиции всё никак не могли кончиться. Лишь одно правило соблюдалось нерушимо из года в год: первого января все папины дети, в том числе, разумеется, и она, собирались в одном из лучших городских ресторанов на праздничную встречу с отцом. Исполнялись любые детские мечты о новогодних подарках. За столом каждый имел право заказать любое самое экзотическое или дорогое блюдо. Никаких ограничений. Словно в волшебной сказке...Она давно выросла. Окончила университет. Работала в крепкой туристической фирме, в той сфере, которая лично ей нравилась всегда. Но новогодних папиных подарков и встреч ждала по-прежнему с детским ощущением чуда.
    Незадолго до нового года её осенило насчёт папиного подарка: это должен быть серебряный ангел-хранитель. Тот самый, который уже являлся ей дважды. Теперь он должен явиться в третий раз и остаться с ней навсегда, чтобы оберегать её всюду в странствиях земных, морских и небесных. Она сообщила о своём желании папе по интернету. И он заказал дочери ангела, но его не успели доставить к 1 января. А следующие семь дней страна традиционно не работала...
    Наступил восьмой день нового года. Отец был уже далеко от её города. Он готовился к новым северным маршрутам, складывал необходимые вещи в своём временном пристанище, когда вдруг неудержимо захотел спать и ненадолго прилёг на диван. Сон длился не долее часа. Без сновидений - словно глубокий провал в никуда. Очнувшись, он не сразу сообразил что именно изменилось. Попытался встать. Не получилось. Не слушалась правая нога. Попытался взять в руку телефон. Но правая рука так и осталась лежать на месте, словно мёртвая. Попытался возмутиться, но вместо слов из его горла вырвалось одно лишь натужное мычание. За следующие полчаса ему удалось добраться до входной двери, невероятным усилием воли одолев пять или шесть метров, и отпереть её левой рукой. Затем он позвонил товарищу. И тот сразу догадался зайти к нему, почуяв неладное. На его счастье, "скорая" явилась почти моментально. Замерили давление, поставили капельницу, дали лекарство и начали спускать по подъезду к медицинскому реанимобилю. И тут раздался звонок телефона, с которым он теперь не расставался ни на миг, удерживая его левой здоровой ладонью. Звонила дочь. В её громком взволнованном голосе было такое несомненное счастье, каким оно бывает только у детей, встретивших Деда Мороза с мешком волшебных подарков. Только что курьерская почта доставила ей Серебряного Ангела-Хранителя - новогодний подарок отца. Из телефонной трубки нескончаемым потоком звучали слова благодарности, восхищения и дочерней любви. Больного занесли в автомобиль. Машина направилась к больнице. А он всё продолжал лёжа разглядывать присланную дочкой фотографию чуда - серебряной подвески ангела, хранящего отныне его живое сокровище...

    СЕМЬ РОЗ

     Опубликовано: 14-02-2019, 09:59  Комментариев: (0)
    Однажды на Крайнем Севере, в середине лета, а точнее, в день моего рождения, друзья подарили мне семь высоких голландских роз, как обычно, напичканных химией, для того, чтобы им простоять до следующего после продажи дня и умереть, как говорится, "с чувством исполненного долга". Розы были столь прекрасны, что, хотя я и понимал, какая участь ожидает их в ближайшее время, но мысленно все же взмолился, обращаясь к Тому, Кто Может все, с просьбой продлить жизнь хотя бы на сколько-нибудь семи моим красавицам. И чудо случилось: розы не завяли, а засохли - примерно через неделю, но рядом с засохшими веточками появились новые, более мелкие с изящными молоденькими листочками. А через месяц все семь роз расцвели снова. На этот раз распустились не семь, а несколько десятков небольших пылающих бутончиков. Наступила осень. Грянула зима. Но розы продолжали цвести. Одни бутоны сменялись другими.
    Наступило время моего отпуска. Время, которое я посвящаю родным и семье. Мне нужно было ехать на юг, чтобы навестить маму. Уезжая, я попросил коллег по работе присматривать за моими розами. Они старались. Но напрасно. Когда я вернулся, то увидел, что из всех семи роз живой осталась только одна веточка с единственным ярким бутончиком, а все прочие - умерли... Десять дней и ночей я отчаянно боролся за жизнь своего последнего цветка. Но все было напрасно. Одинокая розочка умерла, так и не пожелав оставить своих подруг.
    Прошло несколько лет, но каждый раз в день своего рождения, едва проснувшись, я невольно бросаю взгляд в сторону пустого подоконника, словно все еще надеюсь на чудо...
    Обоснование версии о невиновности Медеи в чьей-либо смерти и клевете греков на неё. В недавней заметке я выдвинул версию о том, что женщина, явившаяся прообразом легендарной Медеи из мифа об аргонавтах, на самом деле никогда никого не убивала. В научных работах исследователей греческого мифа конца прошлого века я нашёл подтверждения своей гипотезы. И более того - обоснование реальной причины путешествия аргонавтов.
    О том, что это путешествие могло быть вполне реальным, хотя и обросшим в дальнейшем сказочными подробностями, причем, иной раз далеко не бескорыстными и даже вполне сознательными искажениями правдивой древней истории, говорят следующие факты:

    НИНИКО

     Опубликовано: 19-09-2018, 22:11  Комментариев: (0)
    Забавно, когда человечек трижды моложе тебя увлечённо рассказывает о чём-то, особенно, если ты это уже не раз слышал, причём, очень недавно. Худенькая небольшого росточка девчушка приглашает прохожих, гуляющих по набережной возле моста, на прогулку по реке. А я особо и не возражаю: поехали! Рукой, сжимающей рекламный проспект, она, тараторя на ходу, приглашает следовать за собой, и мы с ней пересекаем реку по мосту.
    Возле пристани на скамейке сидит круглолицый розовощёкий плотненький паренёк. Предлагает взять с собой на катер вина. Оно тут же перед ним в кувшинах на столике не первой свежести. Рядом - поднос с ячейками для стаканчиков и сами пластиковые небольшие стаканчики. Жарко. Вечереет, но солнце ещё высоко. Соглашаюсь на вино, но прошу девчушку добавить к винным стаканчики с водой. А воды нет. Есть только вино. Девушка вопросительно смотрит на меня. Я настаиваю. Паренёк слышит меня, вскакивает и бежит к пожилому мужчине через дорогу за водой. Вскоре он возвращается с прохладным запотевшим стеклянным кувшином, в котором плещется вода. И передаёт его девушке скороговоркой, словно дразнясь, повторяя её имя: «НиникоНиникоНинико!..» Странная улица: с одной стороны вино, с другой - вода…
    Нина смущается, опуская взгляд и, кажется, краснеет. Её смущение действует на розовощёкого Гию, как красная тряпка на быка. Он распаляется и уже почти вопит на всю улицу: «НиникоНиникоНинико!!!» Внешне она - почти ребёнок, и лишь приглядевшись, понимаю, что скромница в сереньком платьице с по школьному гладко зачёсанными к затылку волосами, скорее всего, учится в местном университете, а у моста подрабатывает вечерами на желании таких же заезжих туристов, как я, прокатиться по Куре. Да, чуть не забыл: мы на набережной в центре Тбилиси.
    Одной из самых популярных детских сказок в мире является сказка “Три поросёнка”. В России она известна в авторской трактовке Сергея Михалкова. Эта трактовка не вполне совпадает с английской народной сказкой “Three Little Pigs”, где фигурирует мама-свинья, которая в начале и в конце сказки повторяет: “Whatever you do, do it the best that you can because that"s the way to get along in the world”, то есть: “Все, что бы вы ни делали, делайте это наилучшим образом, поскольку только так можно прожить в этом мире”. Дальше в английском оригинале сказки происходит почти то же, что и в пересказе Сергея Михалкова. Только в отличие от михалковских ленивые поросята погибают. Волк, сдув соломенный домик и домик из прутиков, тут же съедает обоих лентяев. Затем он пытается проникнуть в каменный дом трудолюбивого поросенка через печную трубу и попадает в котел с кипятком. Вроде бы всё простенько и понятно. Кроме одного момента, который смущал моё воображение малыша с раннего детства. Я прекрасно знал, видел и представлял себе, как выглядит печная труба над домом. Тем более - над основательным каменным домом. В это замечательное сооружение ни волк, ни любой другой зверь размером с взрослого волка протиснуться не в состоянии. Категорически это утверждаю. Или волк должен быть величиной с кошечку.
    Однако, сказка “Три поросёнка” - старинная, народная. Старинные сказки всегда основаны на правде. Они не лгут, особенно, если какая-то деталь постоянно подчёркивается. И если в ней имеется такой фрагмент с проникновением именно через трубу (раз везде во всех вариантах сказки фигурирует именно такое развитие событий), значит волк действительно пытается проникнуть в дом именно таким способом. Если бы это была труба доменной печи сталелитейного завода, всё было бы понятно и ясно. И волк бы туда пролез, и, может быть, даже небольшой слон мог бы протиснуться. Но это труба домашняя. В том-то и дело…
    Кстати, трактовка сказки Сергеем Михалковым - не единственный вариант авторских трактовок. Задолго до него в 1849 году историю о трёх поросятах изложил Джеймс Халливел. Его сказка была опубликована в Англии в книге под названием “Популярные рифмы и убаюкивающие истории”. Халливел заслужил одобрение своего коллеги Джозефа Якобса после того, как адаптировал эту историю для его книги под названием “Английские сказки”.
    Теперь попытаемся представить себе: что это был за дом и откуда он взялся - с каких древних времён. На территории современной Англии когда-то жили кельты. Жилища кельтов Уэльса были круглыми и сверху покрывались соломой или камышом, внешне весьма напоминая чумы северных народов, поскольку конусообразные крыши свисали чуть ли не до земли. Ведь что такое чум? Практически - это крыша без стен. Просто крыша над головой. Развалить домик, забравшись на такую “крышу”, не составляло никакого труда. Вспомним историю двух покойных ленивых поросят. Похоже? Очень.
    Однако, воздвигались и каменные постройки. Например, на юго-западной границе Ирландии строились каменные хижины с выступающими крышами - клочаны, построенные методом именуемым “насухо”. Постройка насухо — это метод, когда камни укладываются без связующего раствора; крепость таких строений достигается за счёт давления камней друг на друга и сцепления их между собой. Клочаны напоминают собой ульи, с очень толстыми, до 1,5 метров, стенами. При этом иногда они не имели каменной крыши.
    А теперь обратим внимание на 3 тысячелетие до нашей эры. Древний город Хаттусас (Турция) – столица древнего Хеттского государства. Город на этом месте существовал уже в III тыс. до н.э. Столицей он стал при царе Хаттусили I. Город просуществовал до XIII в. до н.э., когда был уничтожен финикийцами – “народами моря”. Многое из созданного зодчими Хеттского государства отражало влияние крито-микенской культуры и, в свою очередь, воздействовало на нее. Те же каменные дома круглой формы. Но где же печные трубы? В те давние времена предки кельтов, переместившиеся позднее на запад, были солнцеплонниками, как и основная часть жителей Земли. Солнцепоклонниками в доисламские и дохристианские времена было и подавляющее большинство жителей Малой Азии и Кавказа. В их домах не было печных труб в современном их понимании, а имелись сдвоенные дымоходы над домашним очагом, именовавшиеся "дубла". По одному дымоходу уходил дым от очага, а через другой в помещение проникал свежий воздух. Кроме того, через оба дымохода (они были достаточно широки для этого) помещения освещались. Никаких окон в таких жилищах не существовало. Дубла являлись и окнами, и дымоходами, и своеобразными "кондиционерами".
    Кстати, одним из интересных обычаев на Апшеронском полуострове, связанных с этими дубла, был "гуршаг саллама" (опускание пояса через дымоход)."Гуршаг саллама" - своеобразное сватовство. Влюбленные молодые парни опускали свои пояса в дубла - дымоходы. К кончику пояса привязывался носовой платок. Если родители девушки были согласны, то платок отвязывался ими от пояса и завязывался на запястье девушки в знак помолвки. Если же согласия не было, то платок наполнялся сладостями и возвращался обратно. Очень такой вежливый интеллигентный отказ.
    Вот в такие дымоходы каменных домов мог пробраться любой волк или злой дух! Мог и войти, и выйти. Запросто. И внизу действительно (в отличие от английских каминов) мог поместиться кипящий котёл, достаточных для крупного зверя размеров! Но. Оглянемся ещё раз: в какую глубину веков увела нас сказка о трёх поросятах! Тысячи и тысячи лет назад. И совсем иные места. Прошла бездна времени. Родились, переместились и исчезли целые народы. Возникли и разрушились государства. А мудрое слово сохранилось: “Всё, чем ты занимаешься, делай на совесть”.
    Стоит посреди и одновременно на самой окраине города Баку одно из чудес света античного мира, о рождении которого ничего не известно до сих пор: Девичья башня. Посреди - потому что с этого места начинался город Баку. На окраине - потому что дальше - только море. Когда-то я назвал эту башню «Свирелью для ветра». Изначально она была полой внутри, все этажи и перекрытия были установлены в ней гораздо позднее её постройки - фактически в современное время. 28-метровая полая изнутри башня с 9 окнами, выходящими на одну сторону и никуда больше - явно не для обороны. И вообще - никакого военного смысла в башне нет и никогда не было. Все имеющиеся сейчас окна направлены не просто в одну сторону, а вверх - в небо. То есть, небо в них увидеть легко, а вот чтобы увидеть землю, надо так скрючиться и изогнуться, что ни о какой стрельбе из лука в осаждающих и речи быть не может. Ни с каких иных сторон окон в башне нет. И не было. Это видно по цвету камня стен. Он однородно тёмный. Свирель для ветра - это, конечно, поэтический образ. Баку - город ветров, 256 дней в году море штормит. Поэтому ветру легко было гулять по окнам-отверстиям полой башни (крыши она изначально тоже не имела), извлекая из неё удивительные ветряные мелодии.
    Кстати, по поводу имени города. Долгое время считалось, что Баку - город ветров в стране огней. Здесь из-под земли, хранящей залежи качественной нефти (в том числе - «белой нефти», фактически природного конденсата с большим содержанием бензина) выходили на поверхность природные газы. Они самовозгорались и пылали тысячелетиями. Поэтому и «страна огней».
    Византийский автор первой половины V столетия Приск Панийский описывая путь, ведущий из Скифии в Мидию сообщает о «пышущем из морского камня пламени». Армянский автор VIII века Гевонд, описывая события в Кавказской Албании в связи с нашествием хазар в 730 году, упоминает разрушенную ими область Атши-Багуан. Cлово «Атш», искажённое древнеперсидское «Атеш», означает огонь. Следовательно, «Атши-Багуан» — «огни Багуана». Любимое название для ресторанов, открываемых бывшими бакинцами во всех частях света - «Огни Баку». Этимология слова «Багуан» связывается с индоевропейским корнем «бага» или «бхага» - «Бог» или «Бхагаван» - «Божественный». Таким образом, Баку - город Бога.
    В октябре 2007 года, при рытье котлована на месте известного бакинцам «дома Губернатора» были обнаружены остатки фундамента бывшей крепостной стены, фрагменты колонны, каменные стелы. На глубине 6-8 метров найдено большое количество керамики, которая по заключениям археологов датируется античным периодом (IV-I век до нашей эры). Интересно, что большинство находок были обнаружены под слоем синей глины.
    Образование этого слоя связано скорее всего с периодическими изменениями уровня Каспийского моря. Можно предположить, что наиболее древняя часть города находилась на побережье или даже в Бакинской бухте и разгадку античной истории одного из самых загадочных городов мира нужно искать… на дне моря.
    Однако, вернёмся к башне. По одной из наиболее популярных версий последнего времени её предназначение было культовым: здесь поклонялись Солнцу. Возможно, так оно и есть, поскольку, например, расположение окон таково, что солнечный свет в них попадает только в определённое время, и по нему можно довольно точно установить момент зимнего солнцестояния. Согласен. И всё же есть сомнения…
    Первое, чтобы вообще чему-то поклоняться, нужно в первую очередь иметь для этого жизненную возможность. Что нужно человеку для того, чтобы жить на Земле? Воздух, свет и пресная вода, чтобы пить её и выращивать растения для еды, возделывать землю… Баку со своей башней находится на Апшеронском полуострове. Климат здесь полупустынный. Пресной воды мало. Характерны холодная зима, мягкая весна, жаркое засушливое лето и ясная солнечная осень. Часты сильные ветры (бакинский норд, гилавар, хазри). Летом бывает очень жарко. И главная проблема всех времён - очень мало природной пресной воды. А если её не достаточно, то никто ничего ни для чего строить не будет. Потому что без воды жить невозможно. Но если башня - храм, значит, у молившихся Солнцу была вода. Откуда?
    Второе. Если приглядеться, то даже на фотографиях ясно видно, что камень в тех места, где находятся окна башни, более светлый, чем в остальных местах. То есть, более «молодой», чем сама башня. А это значит, что окна в башне появились значительно позже её сооружения. Из чего следует, что если башня и имела культовое значение, то не со времени своего основания, а гораздо позднее, возможно, на несколько веков
    Обратив внимание на карту с местоположением башни, можно отметить, что находится она на самом краю Бакинской бухты, причём, в её крайней северной точке, на изгибе. На надпись на карте сообщающую, что башня построена в XII веке, можно не обращать внимания. Это банальная ошибка археологов: возраст башни они определяли по надписи на арабском языке, вмонтированной в её стену, не заметив, что камень с надписью - пришлый, и был вставлен в стену арабскими завоевателями. Цементный раствор, которым они это делали, по составу совершенно другой, чем у остальной кладки. Завоеватели не строили этой башен. Скорее наоборот. Сломать у них не получилось, стены слишком толстые, возни много, тогда они установили на башне свою «наклейку». Вставить камень - это же не саму башню строить. А уважаемые учёные об этом как-то не догадались.
    Как было сказано выше, само поселение в древние времена наверняка находилось там, где сейчас плещутся волны Бакинской бухты. Уровень Каспийского моря был значительно ниже, и броситься с башни в море, как о том гласит популярная легенда, было никак невозможно. О том, что уровень моря был много ниже, говорит хотя бы такой исторический факт: туркменские племена, переселившиеся в Азербайджан и Малую Азию, перекочевали туда из Туркмении посуху - по песчаной косе, тянувшейся от Туркмении до Апшеронского полуострова через всё Каспийское море. Они не были мореплавателями, они перешли море с востока на запад, не замочив ног. Почему? Потому что существовал проход с востока на запад. Море находилось гораздо ниже. И не было Бакинской бухты. А была плодородная земля. Если её орошать, конечно.
    Чем орошать? Водой из башни. Если в башне нет окон. Если она полая внутри от основания до самого верха. Если у неё нет никакой крыши. То это что? Это - водонапорная башня! Ёмкость для воды - самый жизненно важный объект во все времена!
    Но откуда в башню могла поступать вода?
    Источник первый - атмосферный. Поскольку башня изначально была сквозной до земли, то во время дождей вода легко проникала в башню и стекала по стенам в желоба на ярусах вдоль стен. Далее по керамической трубе вода поступала на первый этаж и накапливалась в каменном колодце. Существовал и второй источник влаги - вода, конденсируемая из воздуха. Башня расположена на берегу моря, где влажность всегда повышенная, а в утренние часы - конденсируется на земной поверхности в виде росы. Толстые стены и высота башни создают большую разницу температур между воздухом снаружи и внутри башни, что также усиливает конденсацию влаги (Толщина стен в основании - 5 метров, вверху - 4 метра). Выступы на ярусах верхних этажей шире, чем внизу. Внешняя сторона башни имеет широкую поверхность для водосбора. Крыши у башни не было. Вода с наружной стороны башенной стены затекала в щели между камнями и проникала во внутреннее пространство. Если обратить внимание на ребристую верхнюю часть внешней поверхности башни, то камни на ребристой части не так плотно подогнаны друг к другу, как в нижней части башни, между ними, вероятно сознательно, строителями каменного сооружения оставлены щели. К тому же, и сама ребристая часть выступа башни также увеличивала поверхность водосбора. На старых схемах можно также заметить следующую деталь: внутри башни выступы ярусов значительно шире именно на верхних ярусах, т.е. там, где за счет ребристой поверхности площадь водосбора увеличивалась, а, следовательно, и возможности для сбора влаги, было больше.
    Источник второй - кяриз. Почти 3 000 лет назад, еще за 300 лет до войны персов с греками, в персидском городе Гонабад была сооружена действующая до сих пор система кяризов. Не случайно античный историк Полибий сообщал о кяризах Южной Парфии, отмечая, что тому, кто проведет «ключевую воду в местность, до той поры не орошенную», предоставлялась в пользование сроком на пять поколений вся область. Что такое кяриз? Кяриз считается одним из величайших изобретений человечества! Эта водопроводная система способная собирать воду из подземных горизонтов и транспортировать ее в города и ирригационные каналы. Благодаря этому изобретению Персия смогла существовать и развиваться в условиях засушливого климата.
    Гидротехническая система кяризов включает в себя основной колодец, который получает воду из подземного горизонта, систему туннелей, по которой вода транспортируется в определенное место, и вертикальные скважины для вентиляции вдоль всего маршрута, что также позволяет конденсировать влагу. Ко всему прочему, подземный водовод значительно снижает испарение драгоценной влаги. Строительство кяризов, глубина которых доходила до нескольких сотен метров, а длина галерей — десятков километров, являлось чрезвычайно трудоемким делом. Причем, мастера рыли колодцы снизу вверх, что было очень опасным занятием. Кяризы - уникальные сооружения, позволяющие добывать воду с большой глубины сложными цепочками подземных галерей и вертикальных смотровых колодцев, самотеком выводя воду в нужное место! Например - к Девичьей башне, под которой нет ни одного водонасыщенного пласта.
    Правитель Хорасана Абдуллах ибн Тахир (830-840 гг.) даже поручил знатокам религиозного права (факихам) составить специальное руководство по кяризам. Автор XI в. Гардизи пишет, что составленная книга «Китаб ал-Куний» («Книга о колодцах») продолжала служить и в его время, то есть, спустя 200 лет после ее написания. Знаменитая гонабадская система кяризов, включённая ЮНЕСКО в список всемирного наследия, действует до сих пор, несмотря на то, что была построена 2700 лет назад. В наши дни она обеспечивает водой примерно 40 000 человек. Длина гонабадских кяризов составляет 33 113 метров, они содержат 427 углублений для воды. Сооружения построены с использованием знаний законов физики, геологии и гидравлики.
    Как я уже отметил, в недрах под Девичьей Башней воды нет, но выше, на склонах Бакинского холма, там, где находится дворец ширваншахов, подземная вода имеется. Даже родники есть. Расстояние от этого места до Девичьей башни - мизерное по сравнению длиной гонабадских кяризов: несколько сотен метров. Известно, что на территории дворца ширваншахов имеется кяриз XV века. Почему бы не поискать более древний кяриз? И тогда тайна Девичьей башни, наконец, откроется. Более того, обнаружение такого кяриза поставит жирную точку в определении возраста города Бога - Баку. Ибо точно известно, когда именно человечество начало использовать кяризы - 3000 лет назад.