Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Май 2019    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031 
    Апрель 2019 (41)
    Март 2019 (1)
    Февраль 2019 (3)
    Январь 2019 (1)
    Декабрь 2018 (4)
    Ноябрь 2018 (3)

    Популярное

    Новости партнеров

    Под Владимиром ликвидировали готовившую теракт группу боевиков
    В городе Кольчугино Владимирской области ликвидировали двух боевиков, планировавших совершить теракт. Об этом сообщает информационный центр Национального антитеррористического комитета (НАК).Центробанк решил вернуться к запрету билетов «банка приколов»
    Центробанк вновь рассматривает вопрос о запрете сувенирных денег, пишет «Российская газета» со ссылкой на ответ регулятора на запрос. Причиной этому стали инциденты с их использованием ради ...Супрун призвала исключить Россию из Совбеза ООН
    Премьер Украины Владимир Гройсман выступал в защиту и.о. главы Минздрава. В феврале суд в Киеве запретил Супрун исполнять обязанности министра здравоохранения на время судебного разбирательства по ...

    Реклама

  • В те дни

    В те дни, когда мне говорить с тобой
    Случается, роняет вечер сумрак,
    И мы, отодвигая груз забот,
    Не замечаем шов на стыке суток.

    Обычный всепогодный разговор
    Двух близких и далеких, в чем тут странность.
    Подвешенный над нами небосвод
    Невидимые прогибает краны

    В пределах допустимого. Расчет
    Давно произведен, но также верен,
    Как то, что город есть, Нева течет,
    Дом твой стоит, есть коврик рядом с дверью.

    Мы говорим, что осень и весна –
    Простые знаки графики наскальной,
    Крива и безнаказанно бедна,
    С нас списанная посторонним, калька.

    О том, что дух, материя и плоть-

    Единый плод, бывает пуст и полон,
    Который так охота расколоть,
    Как только подвернется верный повод.
    Сильнее Света и Мрака

    Не знали, что в жизни хотели,
    Но шли в бездну тьмы и огня…
    И ты с каждым шагом сильнее
    И крепче любила меня!

    Смеясь, говорила: «Будь рядом!
    И, что б ни случилось тогда,
    С тобой нам достаточно взгляда,
    Чтоб слиться в одно - навсегда!»

    Я думал о Вечной Невесте,
    О Смысле и Чести, Судьбе…
    А ты лишь хотела быть вместе,
    Со мною, всегда и везде!

    Не знаю, что это за Тайна.
    Есть женщина рядом со мной…
    Случайно ли я, не случайно
    Её называю Женой?

    Мы шли в бурях света и мрака,
    И ты повторяла одно:
    «До самого смертного Знака
    Нам вместе идти суждено!»

    Что смерть?.. Да и было ль рожденье?
    Нам Жизнь подарила - Любовь.
    И дарит порой вдохновенье,
    Как только встречаю я вновь

    Твой взгляд и улыбку… Что цели
    Пред вечностью тьмы и огня?
    Ведь любишь ты жизни сильнее,
    Во мне открываешь - Меня!
    Жизнь во сне

    С недавних пор мне снится странный сон,
    что в полудреме долго-долго длится.
    Будильником я выжат, как лимон.
    Громада сна бросает тень на лица.
    Мне кажется, природа спит. Окно
    вбивает клинья в тайный сговор с миром.
    Едва я распахну его, оно
    обдаст надеждой, свежестью и миррой.
    Мне улица поможет обуздать
    желание во сне укорениться,
    и переулок, тихий, словно тать,
    за перекрестком в нетях растворится.
    И я бегу, чтоб скрыться за дверьми!
    Но то ли здесь плохое освещенье
    или еще в чем дело, но с людьми
    внезапно происходит превращенье,
    по-кафкиански злое. Все они
    теперь значки, графемы, зодиаки.
    И женщины, оказывая знаки
    внимания, похожи на огни
    щитов наружных, чей рекламный ребус
    красив и ярок. Руку протяни –
    и ты прочтешь: Газпром. Или: Эребус.
    Но я хочу узнать исходный код,
    в котором сам от века обретаюсь,
    и прояснить неясное пытаюсь,
    хочу спросить, куда девался год,
    который я проспал – и просыпаюсь…
    В сумерках
    Сгустилась сумрачная брага,
    Тугих времён крутой замес,
    Как тать взирает из оврага,
    Так потаённо смотрит лес.

    И нависает грозный улей
    Медвяных золотистых пчёл,
    Пронизан предвечерней пулей,
    Степной снижается орёл.

    И вот готова медовуха,
    Скользит полночная сова,
    И шепчет древняя старуха
    Полузабытые слова.

    И волхвования находят,
    И душат женщины врагов,
    И Ярославнами восходят
    Из крови,грязи и снегов!

    Невыносимо человечьи
    Не затихают голоса,
    Как будто отступает Вече
    В непроходимые леса!

    Бессмертники цветной станицей
    Колышут память тут и там,
    И дух мой с белкою и птицей
    Перелетает по кустам!
    Там, где небо васильковое
    Льёт рассветы в маки алые,
    За оградою тесовою
    Отзвенело детство шалое.

    Домик дедов – терем сказочный,
    В древних ставнях – быль-предание.
    Радуга над кровлей пряничной
    Дарит дивное сияние.

    В бирюзовом небе пташечки
    В облака ныряют белые.
    Внуку в розовой рубашечке
    Дедушка игрушку делает...

    Отчего душе так благостно?
    Что за чудное видение?
    Просто я средь будней яростных
    Веки смежил на мгновение.
    А на женских руках, а на женских губах
    Ароматы цветов, дуновение ветра,
    Золотится тепло, небо прямо в глазах…………
    Там где вечности храм и предвзятость запретна.
    Красоту не вспугни и не тронь просто так,
    Полевые цветы так нежны, беззащитны…………..
    Только взглядом рисуй, ты художник-чудак,
    Столь прекрасны порой даже женщин морщинки.
    А на женском лице, а на женской груди -
    Мироздания свет, бесконечные тайны………..
    Тихо-тихо гляди, невзначай не вспугни,
    Ангел спустится сам, он в гостях не случайно.
    Эта женская стать, эта женская страсть,
    Нам мужчинам сей факт вот как есть непонятен;
    Не спастись от красы, не украсть, не унять………….
    Этот вкус, аромат, бесконечно приятен.
    Вечно кружит любовь высоко-высоко,
    Там где души тревожные прячут пенаты,
    В синеве чистоты, где легко и светло,
    Там где наши сердца рядом бьются крылато.
    трёхшаговое

    в трёх шагах от старой синагоги
    сохнет по апрелю апельсин.
    сплин гоняет осень по дорогам.
    алленби, шумящий тель-авив
    день и ночь привычно суетливы.
    в детстве в осень снился странный сон:
    круг гончарный, глина, шёпот ивы,
    куны голубятня, патефон
    хрипло заикается высоцким,
    глина идеальна для греха,
    женщина в руках из глины сохнет…
    - ингеле, вставай,- издалека
    бабушка… большая синагога,
    зайчик обживает край стола.
    солнечный. в кафе. возможно, б-га
    видел утром. память догола
    раздевает стынущий высоцкий
    с кинамоном. сны не пересдашь,
    вермишель остывшую, по-флотски,
    тель-авиву не всучишь в багаж.
    ветхими становятся заветы
    в дефиците времени и сил.
    ждёт в ашдоде глупого поэта
    женщина, которую лепил.
    СНЕГУРОЧКА

    Закат был беспричинно жёлтым, свистели птички: «I love you...»,
    Торчал, как шип за ухом Шолто Бартоломью,
    Из тучи - травоядный месяц, корчма дымилась за углом,
    Где мне обещано, что в десять я буду больше, чем знаком
    С одной приятною особой... Предвосхищая счастья миг,
    Пригубил я коньяк «Особый» и дерзко заказал шашлык.
    Сверкал сокровищами Агры дождь над промоиной окна,
    Мне б показалась Грета Гарбо, лишь обозначилась Она –
    Дурнушкой... Наслаждаясь воплями на волнах – «ретро» и «шансон»,
    Я возлежал на дне (утопленник!) глаз, выразительных, как стон.
    Соратник сволочного Пестеля, но только головою вниз,
    Завис я, содрогаясь весело, удобный на любой каприз.
    Слезам душа моя не верила – оскоминой под кадыком –
    И, несмотря на то, что веяло потусторонним холодком
    От взгляда мёртвого Снегурочки, прилипла насмерть, как ладонь
    Соседки по подъезду (дурочки)... Я уговаривал: «Не тронь
    Балясину парадной лестницы» – кристаллизуясь, как слюда,
    Всё безбоязненно-болезненней кровь закипает ото льда.
    Лариса Фелисион-Прашкивская решила выйти из конкурса «Озарение». Уважая волю автора, снимаю её стихотворение с конкурса. Однако, на её стихи были оставлены четыре хороших отзыва. Уважая авторов этих отзывов, публикую их на память. Всё-таки – люди старались, писали…

    Написал: Зазеркальный карп (10 января 2018 20:03)
    Стихотворение написано в "романсовой" эстетике. А романс, как известно - жанр вневременной. По настроению близки Тютчев, Анненский, Фет. Читая эти стихи, вспоминаешь строки: "Одной звезды я повторяю имя". Но у Ларисы Прашкивской, конечно, в стихотворении больше грусти и несбывшихся надежд. Тогда как у Анненского всё звучит достаточно мажорно, особенно в музыкальных интерпретациях Вертинского и Суханова.
    Есть у Ларисы и особенно запомнившиеся строки - про страсть, "разгоравшуюся на губах". В целом, исполнение вполне соответствует замыслу.

    Написал Александр Вшивков (11 января 2018 13:18)
    Встречаются стихи (строчки в столбик) переполненные образами, но начисто лишённые смысла. Тем более приятно было прочесть стихотворение Ларисы Прашкивской "Переплетенье", в котором отражается и боль одиночества, и свет надежды. Гармонично, чувственно, пронзительно. очень понравилось.

    Написала: Алла Гартман (28 января 2018 05:06)
    Хорошо описан автопортрет бывшей любви)Все чувства переданы ярко - от любви и чуть ли не до ненависти,к равнодушию.Частый итог любовных отношений. Написано мастерски. Гладкие рифмы изящный слог

    Написала: Эмма Слободчикова (31 января 2018 16:46)
    Прекрасная любовная лирика. Лёгкий 4-х стопный ямб. "Здесь, среди всех любовей бывших, я лишь с одной наедине..." Подчёркнуто, что настоящая любовь приходит однажды и забыть её невозможно. Мой отзыв - положительный.
    Ночь в Токио

    Суетится Токио - дочь Киото,
    Тянет в небо жилы и этажи.
    Приходи обнимать меня, милый кто-то,
    Пока мой журавлик бумажный жив.

    Говори мне: «сакура», «рыбка», «дева» -
    Не сносить и сотни моих имен.
    Я одно - то, шелковое - надела
    И босая вышла в нем на балкон.

    Говори: «любимая», «сука»*, «гейша» -
    сладкой сливой в сердце поет вино.
    А я буду звезды на небо вешать.
    Подавай, пожалуйста, по одной.

    Протыкает темень - двурогий месяц,
    Луноликий воин и самурай,
    Эта ночь протяжней любой из песен,
    Только рук горячих не убирай.

    _____________
    *перевод с японского суки (сука) любовь
    Подарок.

    возьми
    это ничего не стоит
    осколок облака
    в придорожной лунке
    запах
    ржавого железа на пустыре
    картофельные цветы
    колючий дым в глазах
    возьми отчаяние
    красные мазки на стене
    горечь терновника
    не рвется нить
    Мой ангел

    Мой ангел, Вы порой несносны
    И вьёте из меня верёвки.
    Хоть я давно уж мальчик взрослый,
    На Ваши детские уловки
    Я попадаюсь раз за разом,
    О чём, признаться, не жалею.
    Любуюсь Вами в оба глаза,
    Как будто взгляд мой к Вам приклеен.
    Вы так свежи, Вы так прекрасны!
    В Вас без очков видна порода,
    Но ждать взаимности напрасно,
    Ведь Вам исполнилось два года.
    А мне под сорок, и наивно
    У неба требовать отсрочки...
    Теперь на "ты", мой ангел дивный:
    Целую, с Днём Рожденья, дочка!
    Ночь как наказанье

    на рандеву с дождем приходит день
    в цветастой кофте странного покроя,
    прообразом промокшего плейбоя,
    промозглой ночи вычурная тень.
    еще лежит на листьях ржаво медь
    долгов пред летом осени гулящей,
    такой нагой, наивной, настоящей...
    ее не встретишь ни вчера, ни впредь.
    и, невесомо /светом ли, дождем/
    висит изнанкой мира паутина,
    как не удачная художника картина,
    не оцененная промокшим сентябрем.
    застыло небо серой дымкой грез
    над темной лужей снов и пробуждений
    наверно ждет дождливых откровений
    от желтых листьев парковых берез.
    очнувшись, ветер легкою рукой -
    эх, погадал бы, что там будет дальше -
    наврет с три короба, правдиво, зло, без фальши,
    о том, что день найдет в дожде покой.
    найдет любовь, надежду, состраданье,
    уснув под вечер светом фонарей...
    укрывшись темною прохладой площадей,
    и приняв ночь, как яд.
    как наказанье.
    Медь

    Табличка "В парк", а парка нет в помине.
    Трамвай на перекрестке дребезжит,
    И мегаполис множит этажи,
    Пытаясь оторваться от равнины.
    Всё меньше света дню принадлежит;
    Ты в сетке дел, как муха в паутине,
    И год к концу, а осень – к середине
    Склоняется, меняя падежи:
    Сначала лист, потом дожди и крупка,
    И взгляду твоему наперерез
    Всё падает и падает с небес
    Под ноги то, что скользко или хрупко.
    Уже пора о чём-нибудь жалеть,
    Внимая с меланхолией уместной,
    Как сквозняками уличных оркестров
    Октябрь из труб вылущивает медь.

    Когда тебя теряют безвозвратно
    Дырявые карманы площадей,
    Осмелишься – и сам собой владей
    Среди колонн поротных и парадных.
    Катись один потёртым пятаком,
    Всё тот же дурень круглый, неразменный,
    Катись по ободку своей Вселенной,
    Минуя люки сточных катакомб.
    Раз по ребру прочерчена межа,
    Решись пойти с собой на мировую –
    Орлом иль ряшкой пасть на мостовую
    К подошвам хладнокровных горожан.

    Не привыкать довольствоваться малым –
    Закрыть глаза на невесомый снег
    И ощутить бронёй усталых век
    Его прикосновение к металлу.
    Бабочки
    Всегда пылает и волнует взор
    Их крылышек причудливый узор.
    И кажется : порхание цветка
    Зовёт в полёт на крыльях ветерка.

    В чешуйках - переливы дней, ночей,
    Задумчивость распахнутых очей.
    Художника фантазии игра,
    Расписанная красками жара.

    Всего часы отпущенный им век,
    Миг века твоей жизни, человек.
    Живую радость дарит нам Творец -
    Улыбку для смягчения сердец.
    ПОСЛАНИЕ ЛЮБИМОМУ

    «Покроется небо пылинками звёзд»…
    Ты слышишь, мой милый, я плачу.
    Любовь до небес поднялась во весь рост,
    И путь на земле обозначен.

    «И мне до тебя, где бы я ни была»...
    Дойти, добежать, дотянуться,
    Отмыть, как холсты, всю судьбу добела,
    Сквозь слёзы тебе улыбнуться.

    «И даже в краю наползающей тьмы»…
    Я вспомню, любимый, я вспомню,
    Как жизнь даровала нам светлое «мы»
    И гладила тёплой ладонью.
    ОСЕНЬ В ГОРАХ

    Буйство осени красок манит путника в горы.
    Величавые камни там о чём-то молчат.
    С высоты открываются неба просторы,
    И безмолвные горы, как стражи стоят.

    Кружит нас серпантина дорога,
    Как листочек осенний на тёплом ветру.
    Мы уходим от дел и родного порога,
    Чтобы встретиться с гОрами нам поутру.

    Нас пугают вершины и небесные дали,
    Но идём бесконечно по скалистой тропе.
    Может, здесь мы когда-то бывали?
    Может кто-то горам уже гимны пропел?

    Не бывает лесов без пения птиц,
    Не бывает и гор без обвалов и сели.
    Нет у гор, как у осени ни преград, ни границ,
    Ввысь стремится живое, вон из ямки и щели!

    Всё покрасила осень в яркий цвет, изменила палитру,
    Горы жёлтыми стали, как копны травы.
    А на самой вершине возникли пюпитры
    Из антенн, валунов и пожухлой листвы.
    Затихли гремевшие гирями грозы

    Затихли гремевшие гирями грозы –
    Весы Зодиака застыли устало.
    Уходят дожди журавлиным обозом,
    Смывая осевшую пыль с пьедесталов.

    Серебряной ваксой ботинки начистив,
    Паук расставляет осенние сети,
    И красные книги сгорающих листьев
    Лениво читает задумчивый ветер.

    Земля забинтована марлей тумана.
    Братайтесь, бойцы безрассудного лета!
    Змеится сухим иероглифом рана
    Запекшихся губ все познавших поэтов.

    Они рядом с нами, но выше немного.
    Упрямое солнце пробилось сквозь тучи.
    Меж мокрых полей потерялась дорога,
    Как с неба упавший, растаявший лучик…
    Стою, как пронизанный током:
    Смотрю, не она ли ушла.
    Желтеют светильники окон,
    На выдохе стынет душа.
    На город спускается вечер,
    А может, темнеет в глазах.
    Сплетаются мысли и речи,
    В ещё не рождённых делах.
    И кажется всё несерьёзным,
    И время утратило ход.
    Лишь ветер гадает по звёздам
    И шепчет: «она не придёт».
    Живу: выстраиваю дом.
    Пишу: окошки прорубаю.
    И нежность крышей в доме том,
    Как небо, голубая.
    Вот печь кладу из бед своих,
    Полы повыстелю из горя.
    Что может быть прочнее их
    В защите и опоре?
    Вот потаённы и тихи,
    И мне на помощь в зимы оны, –
    Там возведут мои стихи –
    Укромных лестничек наклоны.
    На чердаке, но не впотьмах,
    В кладовках, и немало,
    Мерцают тайной сказки – ах! –
    И всё, о чём узнала.
    А из терпенья, для зверья,
    С водицей звонкое корыто
    Вблизи от дома врою я…
    Входите, странники: открыто.

    май, 1997

    Бамбук
    Бамбук цветет однажды лишь.
    И, отцветая, гибнет сразу…
    Зачем напрасное велишь,
    Мой трезвый, умный разум?
    Как будто можно изменить,
    Как будто что поможет!
    Ведь даже Ариадны нить
    Меня спасти не сможет.
    Не будет сильных верных рук
    Ни далеко, ни возле…
    Но только раз цветет бамбук.
    Он умирает после.

    * * *
    Что имела – потерялось.
    Что ищу – не нахожу.
    И кататься не каталась.
    А вот саночки вожу.
    Знать такой мне выпал жребий:
    Жизнь пройти не налегке.
    Журавля не видно в небе,
    И синицы нет в руке.

    * * *
    Ты думаешь, я счастлива? Нисколько.
    Ты думаешь, мне радостно? Ничуть.
    Зачем пытаться склеивать осколки?
    Кого хотим мы этим обмануть?
    Не стоит, согласись. Не стоит, право:
    Не верю вкусу разогретых блюд,
    Пусть даже их с изысканной приправой
    На стол в посуде тонкой подают.

    октябрь, 1967

    КОНКУРС "ОЗАРЕНИЕ" - ЗОЛОТО ПОЭЗИИ

     Опубликовано: 7-01-2018, 12:34
    Конкурс «Озарение» - 2018 открыт для отзывов читателей, поклонников творчества его участников и самих участников. Получил истинное удовольствие от чтения некоторых стихов, представленных в конкурсе. Надеюсь, что и читателям понравятся строки, насыщенные образностью, поэзией и чувством.

    Эмма Слободчикова

     Опубликовано: 26-01-2018, 17:24
    И У ЛЮБВИ БЫВАЕТ ОСЕНЬ


    Была весна, когда мы повстречались,

    Бродило счастье в лужах босиком.

    Весна с ума сводила, не кончалась,

    Что б там ни бушевало за окном.


    В распахнутые окна свет ломился

    И голоса – в распахнутую дверь.

    Не знали, что конец уже таился,

    Не верили, что явь полна потерь.


    И как-то вдруг пошла тоска немая

    По перекрёсткам, крышам, облакам…

    Жизнь в осень отлетает птичьей стаей,

    Души кораблик жмётся к берегам…


    Ещё щедра теплом, но мимо,.. мимо.

    Прощание с гармонией любви?

    А листопад с костров осенних дымом

    Уже в колени тычется мои.


    Все осени немыслимые клады –

    Казалось, были золотом сплошным –

    Летят в огонь и гибнут шумным стадом…

    Душа в пожаре боли – тоже в дым?


    Как под колёса, бросит рок в разлуку

    Под неизбежный осени стриптиз.

    Листком сгорю без жалобы и звука –

    Уходишь ты. И жизнь теряет смысл.