Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Октябрь 2018    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031 
    Октябрь 2018 (2)
    Сентябрь 2018 (3)
    Август 2018 (4)
    Июль 2018 (6)
    Июнь 2018 (5)
    Май 2018 (4)

    Новости партнеров

    На Украине анонсировали возвращение в строй самой мощной единицы флота
    По утверждению СМИ, корабль является «одной из самых мощных единиц» украинского флота.ЦУП подготовил три сценария продолжения полётов на МКС
    РКК «Энергия» и Центр управления полётами подготовили для Роскосмоса три варианта программы полётов на МКС.Площадь пожара на заводе во Владикавказе возросла до 4,5 тыс. кв м
    Площадь пожара на заводе «Электроцинк» во Владикавказе увеличилась до 4,5 тыс. кв м. Об этом в воскресенье, 21 октября, заявили в пресс-службе МЧС России.

    Реклама

  • Многие годы советские и современные российские пушкинисты вводят в заблуждение простых читателей и любителей творчества Пушкина. Дескать, царь то ли хотел унизить поэта, то ли приблизить ко двору его жену. Действительно 31 декабря 1833 года Николай I пожаловал Пушкину звание камер-юнкера. В головах простодушных обывателей это слово чётко ассоциируется со словом «юнкер» - мальчиком-подростком, проходящим курс наук в военных учебных заведениях. Если бы это действительно соответствовало слову «камер-юнкер», то, несомненно, в 34-летнем возрасте получить такое звание было бы насмешкой. Но, господа, всё это откровенная сознательная ложь советских пушкинистов, угодничавших перед большевиками.
    Чтобы убедиться в правоте моих слов, достаточно почитать «Табель о рангах», документ, в котором чётко прописано: что есть что, и чему соответствует. Табель представляет собой таблицу, содержащую перечень соответствий между военными, гражданскими и придворными чинами, ранжированными по 14 классам. Чин камер-юнкера был введён Петром I. При Петре I чин камер-юнкера получили 7 человек, первым в 1711 году он был пожалован Ф. М. Каменскому, получившему впоследствии также чин генерал-майора. В первой редакции учреждённой в 1722 году Петром I «Табели о рангах» придворный чин камер-юнкера состоял в 9-м классе, с 1737 года — в 6-м классе, с 1742 года — в 5-м классе. Во времена Пушкина чин камер-юнкера соответствовал званию статского (гражданского) советника и военным чинам бригадира, капитан-командора, премьер-майора гвардии и придворному чину церемонимейстера. Следующим по чину в иерархии после чина камер-юнкера следовал чин камергера, соответствующий военному званию генерал-майора и гражданскому – действительного статского советника! По указу Николая I от 23 июня (5 июля) 1836 года, предписывалось представлять к званию камергера чиновников не ниже статского советника.
    То есть, Пушкин в такую категорию подпадал безусловно. Жалование камер-юнкера указом от 7 июля 1762 года Екатерина установила в размере 1 тысячи рублей в год. Как известно, через 7 месяцев после поступления на государственную службу жалование Пушкина по указанию императора было повышено до 5 тысяч в год. Именно камергером именовали Пушкина и Дантес, и Геккерн, и секундант подполковник Данзас, и командир кавалергардского полка генерал-майор Гринвальд, и начальник гвардейской кирасирской дивизии генерал-адъютант Апраксин во время первоначального следствия по делу о дуэли. Эти люди прекрасно понимали то, что говорят и кому говорят. Очень сомнительно, чтобы это было их коллективной ошибкой. Уж, в чём, а в должностях и рангах эти господа понимали намного больше хитрых советских пушкинистов. Вероятней же всего, что Александр Сергеевич был возведён в очередной по статусу чин камергера (генерал-майора) как раз в 1836 году, когда вступил в силу указ Николая I, о котором я упомянул ранее. Кстати, камер-юнкер Каменский тоже ведь после камер-юнкерства стал кем? Генерал-майором.
    Когда начинаешь вспоминать хронологию своей (или чужой, это не суть важно) жизни и пытаешься анализировать, сопоставлять это хаотическое пёстрое нагромождение вроде бы ничем не связанных между собой случайных событий, то иногда на ум приходят довольно занятные выводы о том, что никакое событие не происходит случайно...
    10 января 2015 года на латиноамериканском сайте «Новости Латинской Америки» появляется первое упоминание обо мне, Эльдаре Ахадове (статья «Чтоб звенеть в человечьем саду»). В тот момент мне, находившемуся в Российской Федерации на Крайнем Севере, недавно (30 октября 2014) побывавшему на максимально северной точке своего местонахождения – 69 градусов 49 минут северной широты (севернее Магадана, Оймякона, Верхоянска, Салехарда, Мурманска и Норильска) и в голову не приходило, что через 14 месяцев и 10 дней я окажусь южнее Сиднея, Кейптауна и мыса Доброй Надежды, в точке - 34 градуса 36 минут южной широты, в Буэнос-Айресе!
    Но так получилось. Казалось бы: где Россия, а где Латинская Америка, что там может быть общего, тем более, в литературном отношении? Но, оказывается, это не совсем так. Вернее, совсем не так. Однако, обо всём – по порядку.

    ЦИТАТЫ

     Опубликовано: 19-02-2017, 09:55  Комментариев: (0)
    "О маме трудно писать и невозможно не писать потому, что вертикаль смысла этого простого слова начинается близко, ближе некуда – в сердце, восходит к образу Родины земной и небесной и в немыслимой высоте видится ликом Божьей матери, чья жертвенность стала средоточием, символом любви и боли всех матерей мира, тех, кому
    …полночный лепет малыша
    Слышней, чем гром морской или небесный…
    (Эльдар Ахадов, Красноярск)
    Эти слова могут быть равно обращены и к родной матери, и к Родине, и к Той, под чьим светлым Покровом пребудет Россия… В них звучит и сыновняя благодарность, и вера в земную счастливую судьбу, и провиденье вечной высшей заботы…"
    Нина Ягодинцева, секретарь Союза писателей России,
    статья "Сыновнее приношение", Челябинск


    "Проза Эльдара, на мой взгляд - типичная проза поэта. Он - прежде всего, лирик, и строит прозаические произведения чисто лирически. Основное место в них занимает личное переживание - автора, или его героя.
    Характер показывается тоже лирически - "изнутри", через мысли и внутренний монолог - это очень характерная черта. Диалоги автором используются относительно мало. Все это - черты лирики, и, наверное, не будет ошибкой назвать некоторые миниатюры "стихотворениями в прозе".
    Никита Брагин, профессор РАН, Москва


    "Безусловным достоинством всех его произведений является хороший литературный язык и приглашение взглянуть на мир без сложившихся стереотипов мышления, увидеть в нем, пусть даже спорные, но новые грани… В его прозе много жизненных наблюдений, умения слышать народную речь, умения видеть богатства народного языка"
    Сталина Войтюк, главный редактор ГЦНТ, Красноярск


    "В трёх литературных вещах, спрятанных одна в одной, раскрывается новый взгляд на исторические процессы. Автору удалось не только представить читателям своё необычное видение тайной цепи событий, предшествовавших смерти А. С. Пушкина, но и живо изложить факты, используя множество серьёзных ссылок. Мне показалось, что эта версия намного правдивее, чем принятая в истории и литературе и известная нам всем, хотя бы потому, что политическая подоплёка событий всегда находится где-то рядом с обычными и часто скорбными моментами истории не только России, но и всех остальных стран.
    Эльдар Ахадов пробуждает интерес к информации, которой он пользовался сам, распутывая клубок прошлых лет и это ещё один большой плюс его громадного труда".
    Ирина Жураковская, литературный критик, Киев


    "Гениальный проект
    Такая книга должна была появиться, потому что востребована: большинство читателей воспринимают поэтов как затворников, в тиши кабинетов создающих свои шедевры, преимущественно посвященные трагической любви. На страницах этой книги оживут любимые поэты во всём многообразии их интересов, оживет и всеми красками заиграет мир, который они познавали и отображались в своих произведениях. Низкий поклон автору от будущих читателей! "
    (о книге Э.Ахадова "Кругосветная география русской поэзии ")
    Анна Сепп, Санкт-Петербург, государственный университет,
    старший эксперт по литературе, эксперт ЕГЭ


    "Путь Человека Мира
    Обожаю путешествия и открытия, восхищаюсь поэзией — великой и великолепной, преклоняюсь перед блистательной и незаурядной идеей, глубоко уважаю выдающегося человека, воплотившего эту идею в жизнь и подарившего нам, читателям, прекрасную Книгу. Вас, Эльдар! С почтением и пиететом…"
    (о книге Э.Ахадова "Кругосветная география русской поэзии ")
    Людмила Чеботарёва, Израиль,
    Президент Международного Фестиваля
    русской поэзии и культуры в Израиле
    «Арфа Давида»
    “Кругосветная география русской поэзии” – для всех, кто неравнодушен к истории российской словесности, к путешествиям и познанию дальних уголков своей страны и всего мира… Книга, представляет собой уникальную географическую карту впечатлений, созданную стихами и прозой русских поэтов, странствовавших по земному шару в течение последних трёхсот лет. Художественные достоинства стихотворных произведений, посвященных впечатлениям их авторов от увиденного во время путешествий (раздел «Мир глазами поэтов»), гармонично дополнены информационно-познавательной, историко-культурной составляющей: прозаическим повествованием второй части книги («Карта впечатлений»). Книга знакомит читателя с произведениями, посвященными путешествиям и созданными классиками нашей литературы: Пушкиным, Дельвигом, Баратынским, Тредиаковским, Бальмонтом, Брюсовым, Буниным, Набоковым, Пастернаком, Мандельштамом, Гумилёвым, Есениным, Цветаевой, Тарковским, Бродским и десятками других всемирно известных русских поэтов
    https://ridero.ru/books/krugosvetnaya_geografiya_russkoi_poezii/
    КРУГОСВЕТНАЯ ГЕОГРАФИЯ РУССКОЙ ПОЭЗИИ
    Книга рассказывает о деятелях красноярской литературы XIX – начала XXI столетия.
    В справочник включены имена 266 писателей, чьи судьбы связаны с Красноярским краем, представлены их биографические данные, перечислены основные произведения. Биографии авторов описаны конспективно и не предполагают развернутых оценок и анализа произведений. Источниками для составления библиографии послужили каталоги различных российских библиотек – в первую очередь Государственной универсальной научной библиотеки Красноярского края, а также Российской государственной библиотеки, Российской национальной библиотеки.
    Издание дополнено кратким историческим очерком о развитии красноярской литературы и материалом «Красноярский транзит: сибирские страницы в жизни известных писателей», рассказывающем о писателях, побывавших на берегах Енисея. Их пребывание, пусть и краткое, от пары дней до нескольких месяцев, вошло в историю нашего края, отразилось на страницах созданных писателями произведений.

    Источник – Красноярская государственная газета «Наш Красноярский край» - http://gnkk.ru/books/detail/42627/
    Снова напомню о неоспоримом историческом факте: Пушкин в 1837 году никого на дуэль не вызывал. Подчеркиваю еще и еще раз! Его ноябрьский вызов на дуэль был сначала им же отложен, а затем и вовсе аннулирован. Вероятнее всего он хотел дуэли, но формально в 1837 году никого на неё не вызвал. Почему? Возможно потому, что поэт при личной конфиденциальной встрече дал императору слово никого никогда более на дуэли не вызывать. И своё слово он сдержал. Инициатива вызова исходила не от него.
    Дантес Пушкина тоже на дуэль не вызывал и формально имел полное право в ней не только не участвовать, но и не присутствовать. Он участвовал в дуэли в качестве представителя того господина, благодаря которому она и состоялась при его личном отсутствии.
    Можно ли считать, что дуэль состоявшейся между Геккерном и Пушкиным, если бы Пушкин убил Дантеса или если бы никто никого не убил? Геккерн имел такие же основания отправить на дуэль следующего бойца – Иванова-Петрова-Сидорова и так – до бесконечности, пока кто-нибудь не убьет Пушкина, ведь сам он при этом физически в дуэли не участвует, хотя юридически – это именно его дуэль и ни чья более. Получается, что одна из сторон дуэли – бессмертна! Геккерна невозможно убить. Он не рискует собой. Разве это по правилам? Можно возразить на это тем, что посол Нидерландов рисковал жизнью сына. Но сын-то – не настоящий, не кровный, а усатая детина гренадерского роста и двадцати четырех лет. Да и причина усыновления вовсе не отцовские чувства, а чувства гомосексуальные. Это было известно всему высшему свету и тогда, в 1837 году, и позже подтвердилось перепиской любовников-гомосексуалов – старого Геккерна с молодым Дантесом. Так можно «усыновлять» мужиков до бесконечности и менять их, как отработанное резинотехническое изделие – каждые сутки. То есть, барон фактически не рисковал лично собой никак и ни в чём.
    Геккерн-старший вызвал на дуэль Пушкина. Однако, лично не только не участвовал в ней, но и не присутствовал. Единственный из троих, кто сделал дуэльный вызов и при этом уклонился от самой дуэли.
    Странная картина. Более чем странная. Дерутся те, кто фактически не делал вызова. А тот, кто делал вызов на дуэль… отсутствует. Фактически состоявшаяся между Дантесом и Пушкиным дуэль – это не дуэль Пушкина и Дантеса, а дуэль Пушкина со смертью. Смерть убить невозможно. Можно убить только Пушкина. Других вариантов нет.
    С благодарностью принимаю поддержку в данной работе от своих порой весьма и весьма компетентных читателей и знакомых. Доктор филологических наук Геннадий Мартинович из Санкт-Петербурга – профессор кафедры литературы и русского языка СПбГУП сделал такую любезность: сообщил адрес сайта, где размещена интереснейшая статья Стеллы Абрамович «Пушкин в 1836 году». В ней я нашел подтверждение моему предположению о том, что побудило Пушкина считать имена авторов анонимного пасквиля известными ему. А главное – почему он был так уверен в этом. Для того, чтобы убедиться в правильности вывода поэта попробуем задать себе несколько вопросов, ответы на которые можно обнаружить в статье «Пушкин в 1836 году».
    Сколько всего экземпляров пасквиля было составлено?
    «Я занялся розысками, — писал поэт 21 ноября 1836 года Бенкендорфу. — Я узнал, что семь или восемь человек получили в один и тот же день по экземпляру того же письма, запечатанного и адресованного на мое имя под двойным конвертом» Время показало, что Пушкин был прав. Многолетние разыскания биографов не прибавили к перечисленным семи адресатам ни одного нового.
    Кому именно были разосланы пасквили на Пушкина?
    Его получили сам Пушкин, Вяземские, Карамзины, Виельгорский, В. А. Соллогуб (на имя своей тети А. И. Васильчиковой, в доме которой он жил), братья Россеты и Е. М. Хитрово. К тому времени, когда Пушкин обратился к Бенкендорфу, он твердо знал, что письма были разосланы только по этим адресам.
    Почему пасквили попали именно к ним? Нет ли чего-то, что объединяло между собой всех этих людей?
    Круг адресатов не был случайным. А. И. Тургенев, упомянув об анонимных письмах, тут же отметил, что они были посланы не всем подряд, а «Пушкину и его приятелям». И не просто приятелям, нет! Все, кто получил 4 ноября анонимные письма, были завсегдатаями одного дома - Карамзиных. Все это говорит о том, что организатор интриги с анонимными письмами был как-то связан с карамзинским салоном. Ещё Соллогуб заметил это и писал: «…письма были получены всеми членами тесного карамзинского кружка». Почти всеми. Кроме одного.

    Начну с отрывка письма, которое написала мне сегодня одна читательница. «Скажите, пожалуйста, как заинтересовать читать детей? У меня племянник пошел во второй класс. Никаким уговорам не поддаётся.. Ему уже и деньги родители предлагают, но это не выход... Что же будет дальше?.. Хотя понимаю, что что-то и в нас не так. Ведь дети всегда на нас похожи. Когда он был младше, я его увлекала игрой с игрушками, теперь понимаю, что в игрушках мало толку. Сказки ему читала, а теперь он их и слушать не хочет. Все свое поведение превращает в игру и уклоняется от разговора о надобности читать…»
    Действительно, проблема есть. И действительно, начинать нужно с себя. Скажу сразу: большинство взрослых не умеют читать сказки вслух. Даже авторы сказок зачастую так отвратительно читают, такими мерзко слащавыми (ну, как же – для деточек-то глупеньких и маленьких ещё читать?) ненатуральными голосами, что, будь я сам ребенком, убежал бы от такого чтения за тридевять земель, чтобы не слышать и не видеть никогда, как взрослый родной человек уродует русскую речь. Читайте нормальным голосом! Перед вами нормальные люди, пусть маленькие – но люди, а не пупсики, не мягкие игрушки и не болонки с бантиками.
    Очень плохо читают поэты свои стихи. Подавляющее большинство. Отвратительно читают. Но этих не остановить. Сначала они изображают из себя чрезвычайно стеснительных, которых чуть ли не упрашивать надо прочесть что-нибудь, потом долго-долго и безумно нудно начинают пересказывать содержание того стиха, который собираются прочитать. Рассказывают, порой начиная от дня своего рождения, потом перипетий своей жизни, своих тёток, дядек и своячениц, потом ещё чего-нибудь и в итоге, когда приступают, наконец, к чтению самого стиха, их уже ненавидят все слушатели и мысленно проклинают тот миг, когда согласились выслушать этого негодяя-чтеца-поэта. А ему всё равно. Он глухарь-тетерев, токующий тысячи километров своих стихов, совершенно забыв о людях, о времени, вообще, обо всем на свете. Его не остановить ни пулей, ни самосвалом. Он будет читать вечно. Однако, я отвлекся… Извините, наболело.
    Всякий раз, когда меня приглашали на встречи с детьми ( разного возраста – и в школах, и в детских садах), я мучился одним и тем же вопросом: как заинтересовать ребёнка? Как вызвать в нем интерес к литературному произведению? Как привлечь внимание маленького человечка, у которого шило в попе, которому трёх минут спокойно не сидится, а пять минут – это уже пытка невыносимая?
    Помню, пригласили нас троих взрослых людей – литературоведа, поэтессу преклонных лет и меня в качестве сказочника, в школьный зал, куда загнали несчастных пятиклашек, которым охота в коридоре побегать, чтобы они, так сказать, соприкоснулись с «миром современной литературы».
    Минут 10 литературовед рассказывала детям о чем-то умном, правильном и невероятно от них далеком, учёными литературоведческими словами-терминами закидала и меня, и даму-стихотворщицу, как гранатами. Про детей молчу: зал жил и жужжал втихаря (и не очень втихаря тоже) собственной жизнью. Дети просто ничего не слышали: они этого физиологически не могли услышать. Им, как говорится, было фиолетово о чём там, на сцене, шкворчат какие-то странные пришлые люди.
    Затем представили поэтессу. Она начала. Ну, примерно так же, как все поэтессы начинают. Впрочем, я, кажется, про чтение стихов уже высказывался. Так что пропустим. Хотя мадам в длинных театральных перчатках и с пером в прическе, претендующим на страусовое, выглядела довольно занятно – для взрослого. В общем, поэзия отняла ещё 25 минут жизни у детей.
    Настала моя очередь. Ну, как, как привлечь внимание ребёнка, который уже столько времени отсидел в зале, отвертел головой и надрыгался ногами? А до избавительного школьного звонка осталось всего несколько минуточек! Я не помню дословно, но сказал я им примерно следующее: « Здравствуйте, дети! Вы думаете, что я вам сейчас сказки буду читать? Нет, я не буду вам читать ничего. И вы мне тоже ничего читать не будете. Договорились?» ( Всебщее ликующее: «Да-ааа! Урра!») «Вы мне всё покажете сами! Все мои сказки. Хватит сидеть! Ну-ка, марш на сцену!»
    Представьте себе, что тут началось! Ликующей толпой юные зрители рванулись на сцену и в считанные секунды заполонили её. Действовать надо было быстро, весело и решительно. Я немедля принялся расставлять их по сцене особым образом: так, чтобы как можно большему числу детишек досталась хотя бы малюсенькая, но собственная роль. И мы начали играть сказку: изображать её. Это оказалось настолько интересным для них, что школьного звонка… никто не расслышал. Они шумели, смеялись, толкались, счастливые. Но каждый сыграл до конца свою даже самую крохотную роль. Никто никуда не сбежал, не покинул своего «поста». Наоборот. Когда сказки кончились ( а пришлось сыграть почти всё, что принес читать) юный народец не хотел расходиться, даже самые вертлявые. Те, пожалуй, не уходили дольше всего.
    Мы расстались друзьями. Напоследок сфотографировались. Не верите? На всё это - есть фото. Могу предоставить. Так всё и было.
    Когда-то великий поэт Райнер Мария Рильке написал стихи, впоследствии переведённые на русский Борисом Пастернаком. Там есть строчки, которые, как мне кажется, объясняют суть многих явлений:

    «…Когда б мы поддались напору
    стихии, ищущей простора,
    мы выросли бы во сто раз».

    Не надо запрещать детям то, что для них так естественно. Не надо навязывать детям то, что так неестественно для них. Поддайтесь «стихии, ищущей простора», и вы вырастете – во сколько раз – не скажу, но вырастете. И дети вырастут с любовью к книгам, к сказкам и волшебству литературы.
    Мне нравится проза Эльдара Ахадова своей предельной честностью, где за кажущейся простотой скрывается глубокий смысл. Его мысли заставляют читателя задуматься, а порой по-другому взглянуть на мир. Не это ли настоящее предназначение слова?
    Светлана Вельковская

    6 июня 2015 года в Москве состоялись праздничные мероприятия, посвященные дню рождения Александра Сергеевича Пушкина. В двух из них принял участие Эльдар Ахадов, в одном – в качестве зрителя, а в другом – в качестве участника. В 15.00 в государственном музее А. С. Пушкина состоялся праздничный концерт, посвященный поэту. А с 22.00 по 8-ми часов утра в саду «Эрмитаж» по идее директора Театра на Таганке Ирины Апексимовой, состоялся поэтический марафон. Актриса и директор театра пригласила своих друзей и всех желающих почитать прозу и поэзию Пушкина на веранде ресторана "32.05" . Эльдар Ахадов прочитал своё стихотворение «Шестое июня», посвященное рождению гения русской поэзии.

    «Шестое июня»
    Зал был наполовину полон,
    Ещё наполовину – пуст,
    Когда меж потолком и полом
    Стихи читались наизусть.
    Как животворные потоки,
    Которых вплавь не пересечь,
    Сияли пушкинские строки,
    Текла торжественная речь.
    А рядом, за прикрытой дверью,
    Гремела музыка с утра,
    Там ряженая в пух и перья
    Толпа несла своё «ура»,
    Хрипели тучные игрушки,
    И ухмылялся карнавал
    Под небом, где родился Пушкин
    И милость к падшим призывал.
    В апрельском 2015 года номере международного литературно-художественного журнала “Za-za” (Дюссельдорф, Германия) опубликовано новое литературное исследование Эльдара Ахадова “Тайна гибели Пушкина” . В своём предисловии к работе Ахадова литературовед Ирина Георгиевна Жураковская (Киев, Украина) сообщает читателям следующее: «Автору удалось не только представить читателям своё необычное видение тайной цепи событий, предшествовавших гибели А. С. Пушкина, но и живо изложить факты, используя множество серьёзных ссылок. Эта версия выглядит намного правдивее, чем общеизвестная. Эльдар Ахадов пробуждает интерес к информации, которой он пользовался сам, распутывая клубок событий прошлых лет, и это ещё один большой плюс его громадного труда».