Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Октябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Октябрь 2017 (4)
    Сентябрь 2017 (6)
    Август 2017 (2)
    Июль 2017 (8)
    Июнь 2017 (6)
    Май 2017 (8)

    Новости партнеров

    Навальный вышел на свободу после 20 суток административного ареста
    Алексея Навального отпустили после 20 суток административного ареста, назначенного ему за повторное нарушение правил проведения митингов и демонстраций, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на источник.В Минобороны сравнили освобожденную Ракку с Дрезденом 1945 года
    Возглавляемая США международная коалиция разбомбила Ракку, как Дрезден в 1945 году, заявил официальный представитель министерства обороны генерал-майор Игорь Конашенков.СМИ узнали, что Россия внесла Браудера в базу Интерпола
    Россия в субботу внесла британского бизнесмена Уильяма Браудера в базу Интерпола, пишет газета Guardian.

    Реклама

  • ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИ

     Опубликовано: 24-04-2017, 22:22  Комментариев: (3)
    Автор статьи - Александр Карпенко

    ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИ



















    Александр Николаевич Карпенко (1961г.р.) — русский поэт, прозаик, литературный критик, композитор, ветеран-афганец. Переводчик с языка афганской народности да́ри. Член Союза писателей России, Южнорусского Союза писателей и Союза Писателей XXI века. Член Российского отделения Международного ПЕН-клуба. Кавалер боевого ордена Красной Звезды и ордена «Звезда» (Афганистан). Лауреат премии имени Николая Островского. Лауреат журнала «Дети Ра».

    ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИ

    Эльдар Ахадов, Бытие. М.,Издательские решения, 2017, 296 с.

    Эльдар Ахадов не перестаёт удивлять меня своими творениями. Казалось бы, только что у него вышла необыкновенная «Кругосветная география русской поэзии». И вот – новая книга, с явным философским подтекстом, который проступает уже в заглавии. Бытие – это то, что возвышается над бытом, как надстройка – над базисом; в то же время, со-бытийность всегда произрастает из самых простых, первоначальных движений души. Бытие – это духовная квинтэссенция человеческой жизни.
    Книга Эльдара Ахадова дерзновенна по замыслу. Автор предвидит, что не всё изложенное в книге, возможно, будет иметь тот отклик, на который ему хотелось бы рассчитывать, и причиной тому – новизна и непривычность некоторых мыслей. Книга написана на горячем градусе «последней правды», это качество способствует доверительной стремительности её прочтения. Эльдар Ахадов обладает нестандартной философичностью и теплотой души, свойственной очень немногим людям. И по мысли, и по чувствам у него всегда «жарко». Но именно это и придаёт ценность его произведениям! Авторское предисловие плавно перерастает у Ахадова в сюжетно-лирическое повествование. Читатель ещё осмысливает предисловие – а книга уже началась! Ахадов (думаю, скорее интуитивно) построил «Бытие» на контрастах. С одной стороны, это краткие сюжеты-изречения в стиле Паскаля и Ницше. С другой – полемические главы о Христе и его учениках. Причём самые бесспорные высказывания идут в начале книги –словно бы для того, чтобы мы затем поняли и приняли необычную трактовку евангелий. Конечно, сейчас трудно сказать новое слово: многое, если не всё, уже сказано до нас. И мы порой обречены на повторение мыслей наших предшественников – естественно, уже по-новому, современными красками. Но, читая «Бытие», постоянно сталкиваешься с высказываниями, которые, несомненно, являются авторскими открытиями писателя. Например, мне запомнилась миниатюра «Исполнители». О том, что кровавые замыслы любого тирана бессильны без людей, которые готовы исполнить его бесчеловечные приказы. И, наоборот, отсутствие таких людей выбивает у тирана почву из-под ног. То есть, граждане деспотии тоже в немалой степени ответственны за проливаемую в стране кровь.
    В отличие от Ницше, у которого была, по его собственному признанию, «злая мудрость», у Ахадова, безусловно, мудрость «добрая». Не случайно он пишет также и сказки. А сказочник не может быть злым по определению. Миниатюры, составившие первую часть «Бытия», читаются на одном дыхании, невзирая на большую плотность повествования. После каждого изречения хочется остановиться и немного подумать. Наверное, и пишутся такие мини-новеллы легко и свободно, как вдох и выдох. Это мысли о жизни, о мире, облечённые в поэтическую, афористичную форму. Это проза, про которую мы говорим, что она одновременно и философия, и поэзия. Лёгкость и музыкальность изложения являются несомненным достоинством произведений Эльдара Ахадова. Его краткие изречения скомпонованы по свинговому принципу. В предыдущей теме часто уже находится зародыш того, о чём пойдёт речь впереди. Невзирая на фонтанирующее разнообразие книги «Бытие», на мой взгляд, именно короткие изречения задают тон всей книге. Как хорошо сказано о вершинах в жизни человека! «…В действительности на вершине нет ничего. Все самое интересное либо внизу, либо гораздо выше... ». Много интересного сказано о природных стихиях. Например, вода у писателя «самоочищается» своим течением: никакая грязь не в силах её запятнать! И повсюду у Эльдара – поэзия! Всё дышит поэзией. У него поэзия – это не просто стихи, не просто поэтические изречения. Это – неотъемлемая часть мировоззрения. И за всем этим – какая-то невероятная доброта. Доброта, пожалуй, неведомая даже Толстому с его подставленной щекой. Ахадов никому ничего не подставляет. Он – просто любит этот мир, и никто не может лишить его вселенской любви ко всему живому и неживому. А какой парадоксальный, «анти-платоновский» взгляд у писателя на мысли о смерти! Что о ней думать? Надо жить и дарить себя другим. Тот, кто всё время думает о смерти, по мнению Ахадова – никакой не философ, а обыкновенный эгоист. А как зазвучали у Эльдара слова Сократа! Помните, «я знаю, что ничего не знаю»? А вот что говорит Ахадов: «И знаем мы не всё. И не всё, что мы знаем – истина». Так и хочется воскликнуть в душе: «Браво!» Настолько это точно и свежо.
    Писатель Ахадов – личность необычная, яркая и неповторимая. Душа и дух в нём равновелики, потому как дар сострадания возникает в сердце философа. У Ахадова мы встречаем очень интересный взгляд на мир – из вечности, которая будет уже после нас. Это, в сущности, «пастернаковский» взгляд из «Доктора Живаго», когда героя уже нет на этом свете, но он, тем не менее, есть. Жизнь продолжается, и что-то из писательского наследия продолжает резонировать с новым временем. Дети, внуки, творчество, идеи…
    Ахадов часто парадоксален, в хорошем, пушкинском смысле этого слова; его парадоксы, как правило, залегают на большой глубине. Это не какое-то научное мудрствование: он говорит о том, что близко всем и каждому. Его философия чувственна. Мне приходит на ум поздняя книга Антуана де Сент-Экзюпери «Цитадель», где автор так же глубоко пытался проникнуть в смысл жизни. Как у Экзюпери, так и у Ахадова это уже «итоговые» мысли, результат напряжённой духовной работы нескольких десятилетий. Эльдар Ахадов даёт свой ответ и на вечные русские вопросы «Что делать?» и «Кто виноват». Афоризмы и мысли плавно перетекают у писателя в рифмованные стихи, лишний раз доказывая, что для него, как выразился Вольтер, «все жанры хороши, кроме скучного».

    Огонь и вода

    И если я – вода, то пусть вода течёт
    Отсюда и туда, куда её влечёт
    Рыбацкое весло, наклон земной оси…
    Того, что истекло, вернуться не проси.
    И если ты – огонь, то пусть огонь горит.
    Смотри, как сквозь ладонь он с ветром говорит,
    Что даже без меня со мною ты везде,
    Как отблески огня в невидимой воде…

    Больше всего полемики в душе читателя вызывают те главы из книги Ахадова, которые посвящены жизни Христа и его апостолов. Большое достоинство поэта – не всё брать на веру; искать новые объяснения, казалось бы, хорошо известным событиям. И всё же, когда речь идет о лицах официальных конфессий, я предпочитаю позицию здорового консерватизма. Невозможно «переиграть» историю. Раз Иуде выпала неблаговидная роль ренегата и отступника, ничего с этим уже не поделаешь. Как и Эльдар Ахадов, в своё время делал попытку реабилитировать Искариота сподвижник Максима Горького Леонид Андреев. Но, думаю, даже, возьмись за это дело Достоевский и Толстой, оно не сдвинулось бы с мёртвой точки: самому гениальному писателю не под силу пошатнуть многовековую традицию догматического мышления. Вспоминаются строки из «Юноны и Авось»: «Авантюра не удалась. За попытку – спасибо». Эльдар Ахадов вычитал в Евангелиях строки, доказывающие невиновность Иуды. Но для меня это какая-то мистическая жертва. Иисус добровольно пошёл на смерть. А Иуда добровольно согласился стать единственным отступником, проклинаемым в веках. Хотя, по правде говоря, доносителем мог оказаться любой из апостолов, настолько революционными были мысли Христа. И любой из них мог оправдать свой поступок защитой интересов государства. Поэтому для меня даже странно, что предатель, согласно каноническим текстам, оказался только один.
    И в этом философском контексте у Ахадова появляются рассказы о малоизвестных фактах из жизни Пушкина, Лермонтова, Есенина, Гумилёва и других писателей-путешественников. Всё это очень интересно. Сама жизнь является путешествием сознания, состоящим из множества мини-новелл. Путешествия питают творчество поэта, и всё в душе начинает звучать как величественный гимн Жизни. Думаю, что «Бытие» – книга не одноразового прочтения. Для кого-то из читателей она может стать «настольной». Эльдар Ахадов совершил в своей жизни множество путешествий, забирался даже в далёкие латиноамериканские страны, Аргентину и Бразилию. «Мы бессмертны, пока живы», – говорит писатель. И хочется от всей души поздравить Эльдара Ахадова с новой книгой и пожелать ему новых незабываемых минут творчества.


    23.04.17

    Александр КАРПЕНКО

    ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИВЗГЛЯД ИЗ ВЕЧНОСТИ

    Ссылка на книгу "Бытие"
    Открыт сайт книги "Бытие" . На нем можно ознакомиться с откликами на книгу и ее содержанием. Желающие могут там же ее приобрести. Автор выражает глубокую благодарность своим учителям в мире литературы: Виктору Петровичу Астафьеву, Тимуру Касымовичу Зульфикарову, Алитету Николаевичу Немтушкину, Владимиру Абдул-Азим оглу Кафарову, Аиде Петровне Федоровой, Эдуарду Ивановичу Русакову, Сергею Даниловичу Кузнечихину...
    С книгой можно ознакомиться, кликнув по ссылке, расположенной под этим текстом над фотографиями.

    книга Эльдара Ахадова "Бытие"

    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"














    Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"Книга Эльдара Ахадова "БЫТИЕ"
    Александр Карпенко


    Эльдар Ахадов, Чудо в перьях, издательство "Союз писателей", 2017

    Сказки, отобранные Эльдаром Ахадовым для своей новой книги, весьма разнообразны по своему звучанию. Здесь и маленькие зарисовки, интонационно напоминающие стихотворения в прозе, и полноценные сказки с постепенно развивающимся сюжетом. Такое построение книги, во-первых, даёт возможность расширить возрастной диапазон читателей, в сторону уменьшения; во-вторых, позволяет автору использовать «принцип крещендо», когда сила, притягательность и универсальность сказок возрастает с каждым новым произведением. И мне, как читателю, такая компоновка пришлась по душе. Эльдар Ахадов – яркий представитель «Андерсеновского» направления сказочничества. В его сказках невозможно отличить правду от вымысла, потому что вымысел у него – тоже правда. Особая одухотворённость – вот ещё что роднит сказки Ахадова с историями, рассказанными великим датским сказочником. Как и Андерсен, Ахадов любит форму сказки, потому что она позволяет ему совместить исповедь с проповедью добра. Как и Ганс-Христиан, он никому не говорит, для кого эти сказки: для детей или для взрослых.
    Сказка «Цветок Чжень» величественна, как мироздание. Пожалуй, в ней, как и во многих других произведениях Эльдара Ахадова, можно обнаружить отголоски морализма. Но рассказ всё равно доминирует, главенствует над моралью, он – первичен. Из него каждый читатель может взять ровно столько, сколько он готов взять в данный момент. Скажу крамольную вещь: я думаю, что рассказ о цветке Чжень тянет, как минимум, на новую религию. Это будет покруче коммунизма! Вертикальное единение поколений во имя чистоты, дарованной цветком Чжень! Жизнь в борьбе с силами мирового зла! Именно после этой сказки я окончательно убедился, что Эльдар Ахадов – немыслимый, невероятный, эксклюзивный, сногсшибательный писатель. Такие вещи, как «Цветок Чжень», подвластны перу единиц!
    «Цветок Чжень» – это завещание, воскрешающее предков. Вспоминается «Философия общего дела» выдающегося русского мыслителя Николая Фёдорова. В этом «взращивании» в себе сил добра есть подлинное величие! В то же время нельзя полагать, со временем все без исключения люди узнают «запах цветка Чжень». Утопическая шаткость этого предположения побеждается в рассказе Эльдара Ахадова верой в возможность такого чудесного превращения (на то она и сказка!). «Только верой!» – призывал своих сторонников Мартин Лютер, имея в виду, что спасение достигается верой, а не делами. В рассказе Эльдара Ахадова вера и дела людей сплетены в нерасщепляемый клубок. В Начале было Дело. Отец китайца Ляо, движимый любовью к жене и сыну, нашёл и сорвал заветный цветок Чжень, охраняемый демонами зла. Силы зла заточили его за это в темницу. Где и пребывает он поныне в молодости и добром здравии, благодаря волшебному цветку. И высвободить его оттуда можно только верой (sola fide), когда наступит такое время. Вера и совершит необходимое действие. Конечно же, в рассказе Ахадова потрясает сам сюжет. Это надо было придумать! Глубина и трогательность замысла выдают в Эльдаре Ахадове демиурга. Этот человек, подобно Толкиену, способен творить целые миры. Непрерывность жизни – вот что выносит пытливый читатель из произведений писателя Ахадова.
    Именно в жанре сказки многонациональное человечество создало наибольшее количество замечательных произведений. Сказки есть даже у тех народов, у которых практически нет литературы. Этот народный фольклор понятен всем – и потому безграничен. Поэтому нет ничего удивительного в том, что новые сказочники используют богатства, наработанные за много веков. Не стесняется использовать элементы многонационального фольклора в своих произведениях и Эльдар Ахадов.
    Сказки Эльдара Ахадова очень романтичны. И почти всегда – это особый романтизм, имеющий мало общего с банальностью хеппи-эндов, когда «и стали они жить-поживать, да добра наживать». За своё счастье герои Ахадова борются, их «ведёт», подобно нити Ариадны, всепобеждающая любовь. В сказке «Элиза», название которой напоминает нам о замечательной лирической пьесе Бетховена, любовь побеждает всё – разлуку, смерть, страшную эпидемию, уносящую человеческие жизни. Да, в сказках Ахадова порой происходят горькие, страшные события, и, кажется, вот-вот, и маятник навсегда качнётся в сторону беды и печали. Но люди выживают – и идут дальше. Принц из сказки «Элиза» чем-то напоминает молодого Петра Первого, он так же увлечён лоцманством, корабельным делом, морской разведкой. Но вряд ли российский государь был способен на такую чистую любовь и беззаветную верность любимой женщине, как принц, герой сказки Эльдара Ахадова. В сказке герой совмещает в себе и умение управлять государством, и достойное поведение в частной жизни. В реальности это сочетать в себе очень трудно, почти невозможно. Служение государству требует от человека больших жертв, часто несовместимых с личными пристрастиями. Но в сказке возможно всё! Какое счастье, что принцы в сказках освобождены от рутинной работы приёмов и церемоний! Они даже не обязаны жениться на особах королевской крови! Это, вне всякого сомнения, добавляет им счастья и воздуха. За это мы и любим сказки.
    События, произошедшие в стране за время отсутствия принца (так и хочется сказать: принца Гамлета!), повергают его в своего рода безумие. Он имел всё – и в одночасье всё потерял. Чтобы перенести такое, нужна особая крепость духа. Но чёрная полоса в жизни не может продолжаться вечно! Концовка сказки поражает воображение даже видавшего виды читателя: такой финал мог написать только человек с большим сердцем. Элиза, героиня сказки, сражённая болезнями и долгим невозвращением любимого человека, уплыла на утлой лодчонке далеко в море. Где она, что с ней? Как всегда в сказках, времени нет: оно растворилось где-то в водовороте событий. Мы не знаем, сколько пробыла в море отважная девушка, сколько искал её принц. Это не важно. Главное – вот что. Неустанные мысли о любимой совершили внутри человека чудо: он прозрел, и увидел звёздное небо над головой, и услышал, как она его зовёт. И вот уже маленькая лодка Элизы, словно летучий голландец, появляется в поле зрения принца. Что с ней? Жива ли она? Эльдар Ахадов ничего об этом не говорит, и понимаешь: это – какая-то высшая жизнь, при которой не имеет значения, жив человек в своём теле – или уже его покинул. Это – бессмертная любовь и бессмертная любимая! Как она может умереть, если смогла победить такую страшную болезнь, а вместе и ней – и беспросветную многолетнюю разлуку? Это одновременное состояния покоя и действия поражает в сказочной лирике Эльдара Ахадова. И фата моргана становится реальностью! И «бегущая по волнам» радость воссоединения любящих сердец – становится неизбежной и необратимой. Ахадов не даёт нам хеппи-энд. Он даёт нам больше, чем хеппи-энд. Он даёт нам катарсис. Прекрасное побеждает болезни и даже саму смерть. Пожалуй, именно сказки – наименее подверженный «старению» жанр литературы.
    Добрые сказки Эльдара Ахадова не всегда заканчиваются счастливо. Однако после них хочется жить! Пространство сказки – оно везде. Порой ситуация. Возникающая в сказке, имеет свою «подсказку» в реальной жизни. Например, когда фашистская Германия внезапно напала на СССР, Иосиф Сталин срочно вызвал к себе ясновидца Вольфа Мессинга. «Что будет со страной? Чем закончится война?» - спросил Сталин. «Советский Союз победит, – подумав, ответил Мессинг. – Однако для достижения цели Ваш сын должен будет погибнуть». Так и произошло. Всем памятна фраза, брошенная генералиссимусом по этому поводу: «Я солдата на фельдмаршала не меняю». Не правда ли, очень похоже по сюжету на события сказки Ахадова «О голосе на ветру»? Я, конечно, далёк от мысли, что писатель держал в голове историю со Сталиным, когда писал свою сказку.
    Это даже не сказка, это, скорее, стилизация под сказку. Когда вполне взрослые проблемы освещаются (нарочно!) в «детском» формате. Сама суть повествования – не сказочна. Вначале Эльдар Ахадов рассказывает нам, с чего обычно начинаются войны. Все войны обычно так и начинаются – из-за пары пустяков. Кому-то показалось, что он запросто может завоевать другую страну. Или кто-то обиделся на слова соседа настолько, что готов мстить за них жизнями своих подданных. Короли – они ведь такие же люди, как и мы с вами, – только, может быть, чуть более могущественные. Пример Эльдара Ахадова показывает: обычно сказки народов мира так и возникают – прямо из жизни. То есть процент реальности в них очень высок. Может быть, он даже выше, чем в романах Толстого или Достоевского. Поэтому большая глупость – считать сказку «низким» жанром, недостойным пера Мастера.
    Конечно, Эльдар Ахадов рассматривает ситуацию, когда «хороший» король противостоит «плохому». В действительности часто бывает, что оба короля – нехорошие. Например, Сталин и Гитлер. Каждый – нехорош по-своему. Но именно Сталин в войне был вынужден пожертвовать своим сыном. Поражает, когда человеческая драма подаётся в сказочном обрамлении. Выбирать между родиной и сыном не пожелаешь и врагу. Но, если ты глава государства, твой выбор предопределён – конечно, ты будешь «голосовать» за свою державу, а не за свою семью. Иначе, может быть, ты и не стал бы королём. Но король, герой сказки Ахадова, вдобавок ко всему – ещё и хороший человек. Нет, он не колеблется в своём выборе, он – «стойкий оловянный солдатик». Но он словно предчувствует, что такой выбор будет стоить ему рассудка. Вы понимаете, победа над неприятелем и свобода своего народа не могут компенсировать человеку утрату единственного сына. И он бродит, как безумный шекспировский король Лир, чужой на этом празднике жизни. Парадоксальность драматургических решений – сильная сторона писателя Эльдара Ахадова! Жизнь вскрыла страшную истину: король может жить без страны, но не может без наследника. Он этого не знал заранее. Он просто не смог. Поэтому мы так сопереживаем королю, хотя главный герой сражения – не он, а его сын. Эльдар Ахадов мастерски ведёт свой незабываемый рассказ. Принц не погибает на поле боя, он – среди «пропавших без вести». Это усиливает драматизм повествования, повышает градус сопереживания. И здесь писателя осеняет ещё одна блестящая находка. Мы не знаем, сколько времени король искал сына. Время исчезло в этом священном безумии. Вслед за временем исчезает и человек, сам король. Он ходил за сыном так долго, что от него остался только голос. И здесь писатель точен: не имеет значения, жив король или нет. Его голос звучит. И звучать никогда не перестанет. Потому что неслыханная отцовская жертва не имеет меры и цены. Его отцовский подвиг – бессмертен.
    Все сказки Эльдара Ахадова, составившие его новую книгу «Чудо в перьях», дивно хороши. Но сказки «Элизе», «О голосе на ветру» и «Цветок Чжень», несомненно, являются вершиной сказочного творчества писателя. И не случайно Ахадов поставил их завершать свою книгу. Мне кажется, книга «Чудо в перьях» обладает интегральным свойством быть интересной на разных уровнях понимания. Дети будут радоваться приключениям персонажей сказок и сопереживать им. Взрослые, помимо этого, обнаружат в них глубокую философию. Даже в самых простых сказках, вроде «Капли в море», часто есть второй план. Капля – это отдельно взятый человек. Море – это народ. Путешествие капли из тучи в море – становление народа из отдельных индивидуумов. Я убеждён. Эльдар Ахадов обладает уникальной способностью хорошо понимать и детей, и взрослых. Есть связующая нить, объединяющая всё человечество, независимо от возраста конкретного человека, и это чувствуется в каждой сказке писателя. Думаю, книга «Чудо в перьях» выдержит много переизданий и станет желанной гостьей в каждом доме, где подрастают маленькие обитатели нашей планеты.

    Александр Карпенко,
    поэт, прозаик, литературный критик, член Союза писателей России,
    Южнорусского Союза писателей и Союза Писателей XXI века

    Во имя любви

     Опубликовано: 21-05-2017, 15:21  Комментариев: (0)
    Алексей Гусев, 13 лет,
    г. Лесосибирск.
    Участник конкурса «Книжный эксперт XXI века»

    «Послание во Вселенную. Малая проза красноярских писателей»
    Сборник Автор-составитель М. Стрельцов
    Издательство «Пик Офсет», 2009

    Вы читали рассказ Эльдара Ахадова «Встреча»? Даже о таком писателе не слышали? А это красноярский писатель, и он создает очень интересные произведения. Как каждый современный художник, он имеет свой сайт «Миры Эльдара». Познакомьтесь, не пожалеете! Этот рассказ я обнаружил в сборнике произведений красноярских писателей с красивым названием «Послание во Вселенную».
    Почти семьдесят лет назад закончилась самая кровавая война двадцатого века. Но до сих пор писатели, поэты, художники продолжают писать произведения, навеянные Великой Отечественной войной 1941‒1945 годов. Эльдар Ахадов в своем небольшом рассказе «Встреча» на примере главного героя, «ясноглазого майора», поднимает проблему выбора, которую ставит всякая война, врываясь в жизнь людей, разрушая ее.
    Художественное своеобразие произведений Эльдара Ахадова о Сибири и сибиряках
    Лесосибирский педагогический институт –
    филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования
    «Сибирский федеральный университет»
    VIII региональные Чтения, посвященные памяти А.И. Малютиной

    Художественное своеобразие
    произведений Эльдара Ахадова о Сибири
    Исследовательская работа
    Выполнила: Серба Мария, ученица 7А класса МБОУ «Гимназия», обучающаяся педагогического класса «Учёный будущего»
    Руководитель работы: Яковлева Татьяна Борисовна, учитель русского языка и литературы МБОУ «Гимназия»

    Лесосибирск, 2016
    Книга "Бытие" Э.А. Ахадов

    «Бытие» Эльдара Ахадова – это книга обо всём.
    Это – созерцание, умопостижение, чувственное восприятие, проникновение в тайное и неведомое на основе собственного жизненного опыта автора. Это – грандиозная работа мысли и души личности, одарённой недюжинным талантом, интуицией, аналитическими и творческими способностями исследователя, учёного, философа, писателя, поэта. Это - глубокое и всестороннее знание предмета, о котором идёт речь.
    Читая его размышления о загадках мироздания, о рождении Вселенной, о многочисленных мирах, о возможности перехода виртуального в реальное и наоборот, о Боге и религиях, о вере и любви, о смерти и бессмертии, о живой и умной воде, о времени и пространстве, о прошлом и будущем, о настоящем, которого нет, о слове как виртуальном продолжении жизни и о многом другом, с невольным чувством гордости за своего современника вспоминаешь декартовский тезис: мыслю, следовательно существую (cogito, ergo sum)
    Можно соглашаться или не соглашаться полностью или частично с умозаключениями автора, можно не разделять его мироощущений и даже поспорить с ним (если у оппонента хватит для этого знаний, аргументов, убеждённости в своей правоте и умения использовать всё это вовремя, к месту), но, что высказанные здесь мысли – оригинальны, смелы, иногда парадоксальны, а потому привлекательны и интересны, что стихи автора лиричны и проникновенны, что судьбы и творчество российских поэтов-эмигрантов,. тщательно и любовно исследованные и впервые открытые для читателя, никого не оставляют равнодушным, - это факт бесспорный, как мне кажется.
    Я многое из того, что мне близко, понятно или, что меня поразило своей глубиной, вызывающей смелостью утверждений, выписала в свой цитатник.
    Несколько примеров:...

    Обо всём об этом, человеческом, грустном, печальном, радостном, о надежде и безнадёжности, о краткости бытия и вечности, о любви, о верности и предательстве, о реальном и не реальном, о низком и ничтожном, о высоком и Божественном размышляет и щедро, доброжелательно делится с нами своими знаниями, ощущениями, открытиями и догадками наш выдающийся современник Эльдар Ахадов.
    Спасибо Вам, дорогой Эльдар!

    Елизавета Канибалоцкая,
    Германия, Саксония, Дрезден.
    Единственное правильное зрение

    Видеть можно по-разному. Можно всю жизнь прожить в каморке под лестницей и постоянно видеть очаг, нарисованный на куске старого холста. Только вдумайтесь: миг за мигом, час за часом, год за годом – и так десятки лет. Десятки лет видеть очевидное – рисунок. Десятки лет «знать», что это – всего лишь рисунок. Десятки лет быть уверенным в условности изображённого и использовать
    его для самовнушения, когда становится совсем уж голодно и зябко, – понимая при этом, что пытаешься обмануть собственные ощущения. А ведь эту очевидность для того туда и повесили,
    чтобы спрятать от глаз непосвященных дверцу в Неведомое. Но жить непосвященным – наш собственный выбор. Ведь можно взять да и поверить в то, что всё – настоящее. И сунуть в картину свой длинный, не в меру любопытный нос, и проткнуть её, и УВИДЕТЬ... И для этого не нужно
    тратить на созерцание холста целую жизнь. Подобный опыт, наверное, даже вреден. Стоит приучить себя к тому, что всё очевидно, – и будешь до конца дней своих проходить мимо
    самого главного, даже не подозревая о его существовании. Но увидеть потайную дверцу – это еще полдела. Чтобы получить возможность ее открыть, нужно пройти через «ужасные опасности и страшные приключения». И пройти достойно.Получается, изображение на холсте предназначено не для тех, от кого оно ПРЯЧЕТ. Но для тех, кому оно ОТКРЫВАЕТ. В этом, наверно, и заключается истинный смысл подлинного искусства. Вы спросите: почему, говоря о творчестве Эльдара Ахадова, я обратился к сказке о Буратино? Если честно, я всегда обращаюсь к её примеру, когда хочу наглядно показать самую суть пути познания и роли искусства на этом пути. Подлинный Творец не только сам проходит, – он дает возможность и другим, тем, кому это НУЖНО, нащупать ходы к Мечте и к самому себе. Он помогает нам, пронзив слой очевидностей, хотя бы на мгновение обнажить подлинное видение мира. И когда это происходит, на глаза наворачиваются слёзы. Настоящие. Ибо всё начинает видеться по-настоящему. Ибо мы сами в этот миг становимся Настоящими.
    «...Не бойся слёз, когда оно пришло —
    Единственное правильное зренье.»
    (Э.Ахадов, из стихотворения «Правильное зрение»)

    Станислав Феньков, член Союза писателей РФ.
    Многие годы советские и современные российские пушкинисты вводят в заблуждение простых читателей и любителей творчества Пушкина. Дескать, царь то ли хотел унизить поэта, то ли приблизить ко двору его жену. Действительно 31 декабря 1833 года Николай I пожаловал Пушкину звание камер-юнкера. В головах простодушных обывателей это слово чётко ассоциируется со словом «юнкер» - мальчиком-подростком, проходящим курс наук в военных учебных заведениях. Если бы это действительно соответствовало слову «камер-юнкер», то, несомненно, в 34-летнем возрасте получить такое звание было бы насмешкой. Но, господа, всё это откровенная сознательная ложь советских пушкинистов, угодничавших перед большевиками.
    Чтобы убедиться в правоте моих слов, достаточно почитать «Табель о рангах», документ, в котором чётко прописано: что есть что, и чему соответствует. Табель представляет собой таблицу, содержащую перечень соответствий между военными, гражданскими и придворными чинами, ранжированными по 14 классам. Чин камер-юнкера был введён Петром I. При Петре I чин камер-юнкера получили 7 человек, первым в 1711 году он был пожалован Ф. М. Каменскому, получившему впоследствии также чин генерал-майора. В первой редакции учреждённой в 1722 году Петром I «Табели о рангах» придворный чин камер-юнкера состоял в 9-м классе, с 1737 года — в 6-м классе, с 1742 года — в 5-м классе. Во времена Пушкина чин камер-юнкера соответствовал званию статского (гражданского) советника и военным чинам бригадира, капитан-командора, премьер-майора гвардии и придворному чину церемонимейстера. Следующим по чину в иерархии после чина камер-юнкера следовал чин камергера, соответствующий военному званию генерал-майора и гражданскому – действительного статского советника! По указу Николая I от 23 июня (5 июля) 1836 года, предписывалось представлять к званию камергера чиновников не ниже статского советника.
    То есть, Пушкин в такую категорию подпадал безусловно. Жалование камер-юнкера указом от 7 июля 1762 года Екатерина установила в размере 1 тысячи рублей в год. Как известно, через 7 месяцев после поступления на государственную службу жалование Пушкина по указанию императора было повышено до 5 тысяч в год. Именно камергером именовали Пушкина и Дантес, и Геккерн, и секундант подполковник Данзас, и командир кавалергардского полка генерал-майор Гринвальд, и начальник гвардейской кирасирской дивизии генерал-адъютант Апраксин во время первоначального следствия по делу о дуэли. Эти люди прекрасно понимали то, что говорят и кому говорят. Очень сомнительно, чтобы это было их коллективной ошибкой. Уж, в чём, а в должностях и рангах эти господа понимали намного больше хитрых советских пушкинистов. Вероятней же всего, что Александр Сергеевич был возведён в очередной по статусу чин камергера (генерал-майора) как раз в 1836 году, когда вступил в силу указ Николая I, о котором я упомянул ранее. Кстати, камер-юнкер Каменский тоже ведь после камер-юнкерства стал кем? Генерал-майором.
    Когда начинаешь вспоминать хронологию своей (или чужой, это не суть важно) жизни и пытаешься анализировать, сопоставлять это хаотическое пёстрое нагромождение вроде бы ничем не связанных между собой случайных событий, то иногда на ум приходят довольно занятные выводы о том, что никакое событие не происходит случайно...
    10 января 2015 года на латиноамериканском сайте «Новости Латинской Америки» появляется первое упоминание обо мне, Эльдаре Ахадове (статья «Чтоб звенеть в человечьем саду»). В тот момент мне, находившемуся в Российской Федерации на Крайнем Севере, недавно (30 октября 2014) побывавшему на максимально северной точке своего местонахождения – 69 градусов 49 минут северной широты (севернее Магадана, Оймякона, Верхоянска, Салехарда, Мурманска и Норильска) и в голову не приходило, что через 14 месяцев и 10 дней я окажусь южнее Сиднея, Кейптауна и мыса Доброй Надежды, в точке - 34 градуса 36 минут южной широты, в Буэнос-Айресе!
    Но так получилось. Казалось бы: где Россия, а где Латинская Америка, что там может быть общего, тем более, в литературном отношении? Но, оказывается, это не совсем так. Вернее, совсем не так. Однако, обо всём – по порядку.

    ЦИТАТЫ

     Опубликовано: 19-02-2017, 09:55  Комментариев: (0)
    "О маме трудно писать и невозможно не писать потому, что вертикаль смысла этого простого слова начинается близко, ближе некуда – в сердце, восходит к образу Родины земной и небесной и в немыслимой высоте видится ликом Божьей матери, чья жертвенность стала средоточием, символом любви и боли всех матерей мира, тех, кому
    …полночный лепет малыша
    Слышней, чем гром морской или небесный…
    (Эльдар Ахадов, Красноярск)
    Эти слова могут быть равно обращены и к родной матери, и к Родине, и к Той, под чьим светлым Покровом пребудет Россия… В них звучит и сыновняя благодарность, и вера в земную счастливую судьбу, и провиденье вечной высшей заботы…"
    Нина Ягодинцева, секретарь Союза писателей России,
    статья "Сыновнее приношение", Челябинск


    "Проза Эльдара, на мой взгляд - типичная проза поэта. Он - прежде всего, лирик, и строит прозаические произведения чисто лирически. Основное место в них занимает личное переживание - автора, или его героя.
    Характер показывается тоже лирически - "изнутри", через мысли и внутренний монолог - это очень характерная черта. Диалоги автором используются относительно мало. Все это - черты лирики, и, наверное, не будет ошибкой назвать некоторые миниатюры "стихотворениями в прозе".
    Никита Брагин, профессор РАН, Москва


    "Безусловным достоинством всех его произведений является хороший литературный язык и приглашение взглянуть на мир без сложившихся стереотипов мышления, увидеть в нем, пусть даже спорные, но новые грани… В его прозе много жизненных наблюдений, умения слышать народную речь, умения видеть богатства народного языка"
    Сталина Войтюк, главный редактор ГЦНТ, Красноярск


    "В трёх литературных вещах, спрятанных одна в одной, раскрывается новый взгляд на исторические процессы. Автору удалось не только представить читателям своё необычное видение тайной цепи событий, предшествовавших смерти А. С. Пушкина, но и живо изложить факты, используя множество серьёзных ссылок. Мне показалось, что эта версия намного правдивее, чем принятая в истории и литературе и известная нам всем, хотя бы потому, что политическая подоплёка событий всегда находится где-то рядом с обычными и часто скорбными моментами истории не только России, но и всех остальных стран.
    Эльдар Ахадов пробуждает интерес к информации, которой он пользовался сам, распутывая клубок прошлых лет и это ещё один большой плюс его громадного труда".
    Ирина Жураковская, литературный критик, Киев


    "Гениальный проект
    Такая книга должна была появиться, потому что востребована: большинство читателей воспринимают поэтов как затворников, в тиши кабинетов создающих свои шедевры, преимущественно посвященные трагической любви. На страницах этой книги оживут любимые поэты во всём многообразии их интересов, оживет и всеми красками заиграет мир, который они познавали и отображались в своих произведениях. Низкий поклон автору от будущих читателей! "
    (о книге Э.Ахадова "Кругосветная география русской поэзии ")
    Анна Сепп, Санкт-Петербург, государственный университет,
    старший эксперт по литературе, эксперт ЕГЭ


    "Путь Человека Мира
    Обожаю путешествия и открытия, восхищаюсь поэзией — великой и великолепной, преклоняюсь перед блистательной и незаурядной идеей, глубоко уважаю выдающегося человека, воплотившего эту идею в жизнь и подарившего нам, читателям, прекрасную Книгу. Вас, Эльдар! С почтением и пиететом…"
    (о книге Э.Ахадова "Кругосветная география русской поэзии ")
    Людмила Чеботарёва, Израиль,
    Президент Международного Фестиваля
    русской поэзии и культуры в Израиле
    «Арфа Давида»