Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Май 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031 
    Март 2022 (1)
    Февраль 2022 (1)
    Январь 2022 (1)
    Ноябрь 2021 (2)
    Июль 2021 (2)
    Апрель 2021 (1)

    Популярное

    Новости партнеров

    Китайская делегация после выступления Зеленского в Давосе не аплодировала и покинула зал
    Зеленский во время выступления на международном экономическом форуме в Давосе снова призвал страны к участию в восстановлении Украины, введению эмбарго на российскую нефть, полному блокированию ...Захарова заявила, что Зеленский намерен легализовать захват Украины поляками
    Президент Владимир Зеленский хочет предоставить особый статус гражданам Польши, таким образом легализуя захват Украины поляками. Об этом написала в своем Telegram-канале официальный представитель ...Экономист Домащенко заявил об угрозе «голландской болезни» в России из-за сильного рубля
    Укрепление рубля и высокие цены на нефть временно сдерживают инфляцию, но доминирование нефтегазового сектора при сильном рубле может быть опасно «голландской болезнью», считает доктор экономических ...

    Реклама

    • 0
    ---

    ТОТ САМЫЙ НАНСЕН

    АвторЗагрузил: Эльдар Ахадов  Опубликовано: 3-01-2022, 05:13  Комментариев: (0)
    ТОТ САМЫЙ НАНСЕН
    Несколько раз я писал уже об этой истории, но затем вновь возвращался и добавлял нечто новое или уточнял подробности, потому что появлялись иные, ранее неизвестные мне обстоятельства, без упоминания которых текст уже не выглядел завершённым…
    Нам часто кажется, что есть события, которые непосредственно касаются нас и нашей сугубо частной жизни, а есть некие эпохальные, но очень далекие от нас события, на которые мы можем только скромно поглядывать сквозь мутное стекло времени и пространства, понимая, что ни малейшим образом наша жизнь и та, недосягаемо далёкая и по времени, и по местонахождению, ничего общего не имеют и иметь не могут в принципе.
    И то, о чём я сейчас написал, многие годы казалось мне незыблемым правилом жизни. А потом, однажды, весь это философский взгляд на мироустройство, сложившийся в моем отдельно взятом уме, в одночасье рухнул.
    Хотя вначале этой истории, очень давно и очень далеко, ничто этого не предвещало. Когда-то, более ста пятидесяти лет назад в далёкой Норвегии жил полярный исследователь, океанограф, биолог, политик и дипломат Фритьоф Нансен. С детства он увлекался спортом, да так, что когда подрос, то несколько раз становился чемпионом Норвегии по лыжным гонкам. И вот он стал студентом-зоологом и через пару лет обучения был направлен на практику в Арктику – изучать тюленей. Долговязого студента-практиканта приняли на борт судна «Викинг», принадлежавшего компании, занимавшейся промыслом тюленей. Путешествие надолго запомнилось молодому впечатлительному Фритьофу. Парень закончил университет и устроился в отдел зоологии музея в Берне (Швейцария). Мог бы спокойно работать музейщиком всю жизнь и безбедно существовать. Съездил на стажировку в Италию. В 1886 году заслужил Большую золотую медаль Королевской Академии наук за биологические исследования. Прекрасная спокойная жизнь музейного зоолога.
    Но спокойно ему не жилось. В 1888 году лыжник Нансен пересёк южную часть Гренландии, и установил, что вся внутренняя часть острова сплошь покрыта ледяным панцырем. Вернувшись из похода, он не успокоился, пока не написал две книги: «Первый переход через Гренландию» (1890) и «Жизнь эскимосов» (1891). Казалось бы, чего человеку ещё надо? Работа спокойная, музейная, не мешки ворочать. Спортивные достижения есть – чемпион страны! Зарплата хорошая, швейцарская. Подвиг совершён: Гренландию пересёк. Книги написаны. Живи да радуйся! А вот и нет.
    В 1890 году в возрасте 29 лет Нансен выдвигает идею достижения Северного полюса Земли с помощью дрейфа на судне во льдах. Мало ему идеи! В июле 1893 года с экипажем из 12 человек на специально построенном круглодонном судне «Фрам» он выходит из Норвегии в Ледовитый океан и в сентябре северо-западнее Новосибирских островов начинает дрейф во льдах, завершившийся в августе 1896 года возле острова Шпицберген. Во время трёхлетнего дрейфа Нансен с товарищами проводил регулярные океанографические и метеорологические наблюдения, которые опровергли бытовавшее в учёном мире предположение о мелководности Ледовитого океана. Кроме того, было открыто влияние суточного вращения Земли на движение льдов в океане. Наконец, в марте-апреле 1895 года Нансен предпринимает отчаянную попытку достичь Северного полюса на нартах, запряженных собаками, вдвоём с напарником.
    Если и предыдущие действия норвежца учёным миром воспринимались, как безумие, то относительно этого поступка у них, если бы они тогда знали о нём, вообще не было бы определения!
    Вместе со спутником – Ялмаром Юхансеном, 714 килограммами груза и 28 ездовыми собаками Нансен отправился в восьмисоткилометровый путь к Северному полюсу, полностью осознавая, что назад, к «Фраму», они уже никогда не смогут вернуться. Раций, чтобы сообщить свои координаты, тогда не было, а куда унесёт зажатый льдами корабль, заранее не знал никто. Не станем впадать в уныние от перечисления бесконечных тягот и ужасов пути к ледяному куполу мира. Силы героев иссякли 9 апреля на широте 86 градусов 13,6 минут. На тот момент это была самая северная в мире географическая точка, до которой когда-либо добирался человек! Продолжать путь к полюсу не было ни сил, ни ресурсов.
    Они проваливались под лёд, на них нападали медведи, начала сказываться нехватка еды и топлива. Погибли собаки. Наконец, в августе Нансен и Юхансон добрались до кромки пакового льда, погрузили вещи на каяки и на вёслах пошли по морю. Они добрались до пустынных островов Земли Франца Иосифа, построили в сентябре из камней, мха и моржовых шкур хижину, провели в ней 8 месяцев и в мае 1896 года снова сели в каяки и поплыли навстречу своей удаче. И, в конце концов, этим самоубийцам дико, фантастически повезло! Земля Франца Иосифа и поныне, мягко говоря, одно из самых безлюдных мест на планете. А в те времена встретить там живого человека шансов было не на много больше, чем в открытом космосе. Тем не менее… 17 июня возле одного из островов Нансену послышался собачий лай, он двинулся навстречу этим бредовым звукам, как признакам приближающегося сумасшествия, и вскоре… встретил человека! Это был британский исследователь Фредерик Джордж Джексон. Вскоре на британском судне «Виндворд» пара норвежцев вернулась в норвежский порт Вардё. А неделей позже Норвегии достигло и судно «Фрам» с остальными участниками экспедиции на борту. Это была первая в 19 веке полярная экспедиция, в которой никто не погиб.
    В 1897 году Нансен описал историю этой экспедиции в двухтомном труде «Крайний Север». Он же разработал метод определения скорости морских течений с дрейфующего судна, сконструировал приборы – батометр и ареометр. Батометр - основной прибор для получения проб воды в океанографических, лимнологических, и гидробиологических экспедициях. Ареометр - прибор для измерения плотности жидкостей и твёрдых тел, принцип работы которого основан на Законе Архимеда. В его последующей жизни было много наград, постов и назначений, были и экспедиции, но такого экстрима больше не было.
    Любой на моём месте отреагировал бы на всю эту информацию, может быть, и с любопытством, но достаточно спокойно и отстранённо. Мало ли где и что в мире когда-то происходило или происходит? Во-первых, всё это было очень давно, а во-вторых, - в местах, весьма отдалённых от моего нахождения. Ну, да, любопытно, но ко моему существованию никакого отношения не имеет.
    Приближение темы поначалу казалось незначительным. Надпись на барельефе, находящимся на стене старинного купеческого особняка в центре Красноярска гласит: «Здесь с 12 по 16 сентября 1913 года во время своего путешествия в Восточную Сибирь и Дальний Восток жил крупный норвежский учёный Фритьоф Нансен». Даты указаны по юлианскому календарю, по современному григорианскому – это с 25 по 29 сентября, поскольку по ленинскому декрету следующим днём после 31 января 1918 года стал день 14 февраля, а всего в 1918 году вместо 365 было 352 дня. Кстати, с 1 по 13 февраля 1918 в России никто не родился и не умер, потому что этих дней не было. Здание, в котором останавливался великий норвежец, принадлежало Вере Николаевне Гадаловой, супруге купца первой гильдии Петра Ивановича Гадалова. Оно строилось 4 года, начиная с 1909-го, и к приезду путешественника строительство было только что завершённым. Сейчас здесь находится Красноярский государственный художественный музей имени В.И. Сурикова.
    Но как он вообще сюда попал? Каким шальным ветром его занесло в сибирскую глубинку? Тут есть две версии. Одна норвежская, другая русская. Норвежская версия гласит: Фритьоф Нансен в 1913 году неожиданно для своих друзей отправился в Сибирь. Однако, неожиданным это решение было не для всех. Поездку по Сибири организовал норвежский предприниматель и дипломат Йонас Лид, Цель: приглашение ученого, находящегося на пике своей славы для привлечения внимания к созданной в 1912 году «Сибирской компании». Задача компании - освоение Северного морского пути для непосредственной торговли между сибирской частью России и Европой. Нансен на пароходе «Коррект» прошел по Карскому морю, занимаясь гидрографическими исследованиями; у острова Диксон пересел на русское судно «Омуль» и 21 сентября прибыл в Енисейск.
    Русская версия гласит: Фритьоф Нансен в 1913 году неожиданно для своих друзей направился в Сибирь. Однако, неожиданным это решение было не для всех. Действительный член Императорского русского географического общества Степан Васильевич Востротин – депутат Государственной Думы нескольких созывов и городской голова города Енисейска по поручению российского правительства обратился к всемирно известному арктическому путешественнику норвежцу Фритьофу Нансену с предложением пройти на корабле Северным морским путём от Норвегии до острова Диксон. Степан Востротин происходил из рода сибирских золотопромышленников и купцов, имел высшее университетское образование, учился в Париже, свободно владел европейскими языками и главное – был абсолютно убеждённым сторонником ломоносовской идеи о прирастании российского могущества Сибирью.
    А для этого стране нужен Северный морской путь! Нансен и Востротин вместе отправляются в далёкое и опасное путешествие на корабле «Коррект». На тринадцатый день плаванья «Коррект» достиг острова Диксон и вошел в Енисейский залив. За время путешествия Нансен и Востротин сдружились настолько, что Степану Васильевичу удалось убедить своего норвежского друга отпустить "Коррект" с грузом в обратный путь, а самому пересесть в русское экспедиционное судно "Омуль" и направиться вверх по Енисею до родного для Востротина города Енисейска!
    На мой взгляд, итог у обеих версий совпадает: Нансен оказывается сначала на «Омуле», а затем в Енисейске и Красноярске. Самое удивительное во всём этом лично для меня то, что первичным источником информации о событии стала для меня не книга, не газета или журнал и не интернет, а живой человек, для которого далёкий и чужой полярник Нансен был родным и близким для семьи человеком – дядюшкой Фритьофом.
    Для того, чтобы стало понятным как такое произошло, мне придётся отклониться от повествования жизнеописания великого норвежца и немножко рассказать о себе. В самом конце ХХ века мне предложили стать руководителем литературной студии «Былина» при красноярской краевой специальной библиотеке для людей с ограниченными возможностями зрения, чтобы помогать им осознавать себя творческими личностями, обретать уверенность в себе и преодолевать жизненные трудности. Я согласился. Моё сотрудничество с библиотекой в деле социокультурной реабилитации инвалидов по зрению длилось 10 лет.
    Мы встречались регулярно в любую погоду: и в январскую стужу, и в весеннюю распутицу, и в прозрачную листопадную пору. Незрячие – народ простодушный, искренний и, конечно, особо ранимый, что уж тут говорить. Многие из них в отличие от зрячих часто хранят в памяти все свои черновые варианты стихов пока не подберут единственно верное, по их мнению, слово.
    Порой остается лишь поражаться глубине такой памяти. Галина Константиновна Назарова, к примеру, родилась в 1919 году. Окончила физмат ленинградского пединститута, участвовала в обороне Ленинграда, блокадница, всего-то ей в жизни «досталось», не позавидуешь. Но память, смею заверить, – потрясающая! Как-то на занятиях «Былины» в пылу полемики она запросто наизусть прочитала полный текст одной из передовых статей газеты «Комсомольская правда» за 1937-й год! Причем, назвала и дату, увы мне, я даже её не сумел упомнить.
    Но самое главное – то, что эта очень пожилая женщина стала для меня живым мостиком во времени и пространстве, превратив историю о приезде в Сибирь будущего Нобелевского лауреата Фритьофа Нансена в часть истории своей семьи: семьи енисейских купцов Востротиных. Галина Константиновна Назарова (в девичестве Михайлова) по материнской линии была их прямым потомком: отставной офицер Василий Васильевич Востротин был её родным дедом, а тот самый Степан Васильевич, который пригласил Нансена, братом деда. По её мнению, именно экспедиция дядюшки Фритьофа на «Омуле» от Диксона до Енисейска и настойчивость дедова брата Степана Васильевича в желании использовать Северный морской путь для торговли с Европой способствовали открытию в 1915 году норвежской компанией перевозки большого количества грузов из Англии и Америки в Сибирь через Скандинавию и Карское море.
    Когда о, казалось бы, невероятно далёком во времени и пространстве легендарном человеке, кто-то рядом с тобой повествует обыденным голосом, как о ещё одном знакомом своего деда и приятеле его брата, невольно ощущаешь почти физическую близость тех людей и событий, ожившую связь времён…
    21 сентября 1913 года Фритьоф Нансен пишет в своем путевом дневнике: "Около часу дня мы начали различать колокольни, а по мере приближения над рекой стали вырастать зеленые и золотые купола и белые стены церквей". Это был купола церквей Енисейска. В городе Нансен остановился на три дня в доме Анастасии Алексеевны Кытмановой, невестки Степана Востротина, принявшей гостей, по словам путешественника, "с чисто сибирским радушием".
    Кытмановы состояли в очень близком родстве с Востротиными. Сама Анастасия Алексеевна Кытманова (урождённая Калашникова) родная сестра Сергея Алексеевича Калашникова мужа Александры Васильевны, родной сестры Василия и Степана Востротиных. В свою очередь родная сестра Александра Игнатьевича Екатерина Игнатьевна была замужем за Степаном Васильевичем Востротиным. Василий Васильевич Востротин в 1911 г. после смерти Петра Игнатьевича Кытманова был поверенным его дочерей Лидии и Нины при разделе имущества.
    В Енисейске 21 сентября Нансен в первую очередь посещает почту и телеграф для того, чтобы получить долгожданные сообщения от своих друзей и родных: то, чего он был лишен в предыдущие дни. На следующий день путешественник посетил мужскую гимназию, где прочитал горожанам бесплатную лекцию о своих полярных исследованиях, о путешествии на судне «Фрам» и попытке штурма Северного полюса. После выступления гостя для него и его спутников был устроен торжественный приём. Затем гость посетил краеведческий музей, где проявил особый интерес к этнографическим коллекциям. Так закончилось 22 сентября. А 23-его после посещения женской гимназии и прощального осмотра экспонатов городского музея Фритьоф Нансен отбыл со своими спутниками в Красноярск, уже не по реке, а посуху на гужевом транспорте. После Красноярска на Дальний Восток норвежец ехал поездом по железной дороге.
    Своё путешествие в Сибирь Нансен описал в книге «В страну будущего». В ней есть такие строки: "…будущее Сибири заключает в себе неограниченные возможности.… Настанет время, она проснется, проявит скрытые силы, и мы услышим новое слово о Сибири, у нее есть свое будущее, в этом не может быть никакого сомнения…" В 1922 году ему была вручена медаль лауреата Нобелевской премии мира. Скончался великий путешественник в 1930 году.
    К сожалению, вскоре в России началась череда революций, а следом - гражданская война. Степан Васильевич был вынужден эмигрировать в Манчжурию и скончался на чужбине. И лишь в 2011 году его прах был перезахоронен в родном Енисейске. Семья Гадаловых в Красноярске была полностью репрессирована.
    8 мая 2015 года Галины Константиновны не стало… Я счастлив тем, что успел пообщаться с этой уникальной женщиной, у которой удивительна не только её личная судьба, но и судьба её рода, некоторые страницы истории которого невероятным образом переплетены со страницами биографии великого норвежского полярного исследователя и путешественника Фритьофа Нансена!
    14 ноября 2021 я оказался в Енисейске, а 15 ноября в одном из залов местного краеведческого музея обнаружил живого свидетеля пребывания Нансена в этой комнате: тот самый шкаф с экспонатами, который стоит на фотографии Нансена слева позади него… Гляжу попеременно: то на шкаф, то на фотографию. Впечатление такое, будто Нансен только что вышел и сейчас вернётся: нет ни времени, ни пространства. Всё - рядом.
    На фотографиях:
    1. Нансен в Енисейске, за спиной Нансена слева - дед Галины Константиновны – Василий Васильевич Востротин, справа в шляпе и с бородой – Степан Васильевич Востротин.
    2. Фритьоф Нансен – полярный исследователь в краеведческом музее Енисейска.
    3. Тот же самый шкаф , что на предыдущей фотографии, но снятый в ноябре 2021
    4. Галина Константиновна Назарова – свидетель былой эпохи.
    5. Книга Нансена о Сибири.
    6. Галина Константиновна на моих занятиях в «Былине».
    7. Она же – крупным планом
    8. Нансен садится на лошадь в Красноярске
    9. Нансен в мужской гимназии Енисейска
    10. Нансен в доме Гадаловой
    11. Барельеф Нансена на здании музея имени В.И. Сурикова















    Социальные сети и закладки:

    Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.