Главная Контакты В избранное
Подписаться на рассылку "Миры Эльдара Ахадова. Стихи и проза"
Лента новостей: Чтение RSS
  • Читать стихи и рассказы бесплатно

    «    Июнь 2016    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 
    Март 2022 (1)
    Февраль 2022 (1)
    Январь 2022 (1)
    Ноябрь 2021 (2)
    Июль 2021 (2)
    Апрель 2021 (1)

    Популярное

    Новости партнеров

    Реклама

  • РУССКИЙ

     Опубликовано: 13-06-2016, 23:44  Комментариев: (0)
    Болото начиналось неподалёку от железнодорожной насыпи, уныло растянувшись вдоль неё на несколько вёрст. Было оно покрыто неглубокой водой, лишь местами до колена, а чаще – чуть выше щиколотки. Ходить в сапогах – можно, а вот лежать – неприятно и неудобно, особенно, если головы не поднять. Поднимать же головы немецким солдатам было смертельно опасно : местность открытая, окапываться негде, да и не особо окопаешься в воде под пулеметным огнём.
    На небольшом островке- взгорке посреди болота аккуратно, скупо, но метко работал пулеметный расчет, состоявший из двух пареньков, прикрывавших отход своего партизанского отряда, только что удачно завершившего подрыв железнодорожного полотна на протяжении почти двух километров. Позади взгорка начиналась уже настоящая непроходимая топь, и потому окружения ребята не боялись. Топяное болото (зыбун) образовалось на месте озера, заросшего камышом с редкими открытыми местами-окнами, затянутыми сверху яркой зеленью плавучих растений. Ребята надеялись на заранее изготовленные два трехметровых шеста с рогатинами на концах и болотоступы , из согнутых петлями длинных гибких веток, оплетенных крепкими веревками. А ещё – на свою смекалку. Смышлёный худенький Ринат за день до начала операции случайно высмотрел лося, пробиравшегося через болотную топь. Он помнил, как отец рассказывал ему о том, что лучше всех в болотных премудростях разбираются именно лоси: обычно они знают, где можно пройти и не провалиться. Ринат приметил лосиную тропку и рассказал о ней командиру и Феде Кудашову – своему другу и второму номеру по пулеметному расчету.
    Федя – крепыш-увалень, смотревшийся рядом со своим хрупким напарником чуть ли не богатырским медведем -мордвин. Он и имя-то своё по эрзянски произносит: Кведор. Смешливый Ринат не раз подначивал его: «Ну-ка, скажи ещё раз, как тебя правильно зовут? По-вашему?» «Кведор» - нехотя произносит приятель, и - Рината снова потряхивает от еле сдерживаемого смеха.
    Поначалу немцы шли на них смело, по-хозяйски. Однако, вскоре вынуждены были пробираться ползком, то и дело, теряя товарищей по оружию. После того, как на насыпи появилась пара пулеметов, они вновь осмелели и кто-то из них даже крикнул на ломаном русском языке: «Эй! Рус! Ставайс!»
    Федя не выдержал такой наглости, сложил свои лапищи рупором и крикнул в ответ: «Русские не сдаются!» Ринату стало смешно: «Федька, ты – мордвин, я – татарин, а они нас с тобой, чертей русских, сдаться просят!» Оба расхохотались. Через пару минут один немецкий пулемет замолчал навсегда, а другой - скрылся от греха подальше за насыпью.
    Потеряв несколько десятков солдат ранеными и убитыми, немцы прекратили атаки. Так дальше продолжаться не могло. Все понимали, что с наступлением темноты пулеметчики непременно попытаются скрыться точно так же, как ушёл от преследования прикрываемый ими отряд партизан. И немецкое командование непременно найдёт виновных из числа тех офицеров, которые не выполнили свой немецкий воинский долг.
    «Мы для них – русские, Ринат. Мы все тут – русские. Все, кто бьёт врага. Пусть боятся» - произнёс Фёдор, всматриваясь в затихшую железнодорожную насыпь. «Пусть» - кивнул в ответ, посерьёзнев, Ринат Гареев и вдруг добавил: «После войны буду в институт поступать. На зоотехника. Коней шибко люблю». «Да, нам бы сейчас лошадь не помешала, жалко пулемёт бросать. Однако, через болото нам Максима не перетащить… Эх…» - отозвался Федя и слегка прикоснулся, словно хотел погладить да застеснялся, к стволу пулемета.
    Вдруг послышался резкий свистящий звук, почти следом - на болоте, позади ребят, раздался взрыв. Мины. Немцы подтащили к насыпи с другой стороны несколько миномётов и начали методично обрабатывать минами пулеметный взгорок и всё вокруг него. Обстрел продолжался около двух часов. На взгорке не осталось живого места. Немцы осторожно цепью пошли вперёд. Взгорок молчал. Первыми добрались до него два автоматчика и молодой обер-лейтенант. Возле развороченного «максима» неподвижно лежало два тела. Офицер закурил. Один из солдат, недавно потерявший в бою приятеля, носком кованого сапога начал яростно пинать тела лежащих. Внезапно они со стонами зашевелились. Пинавший от неожиданности отскочил в сторону и тут же пустил автоматную очередь в Федора Кудашова, наверное, от того, что тот был крупнее. «Не стрелять!» - закричал офицер, отбросив сигаретку. Один из двоих партизан был уже точно – мёртв, но оставался второй. Он наверняка знает местонахождение партизанской базы, поэтому он пока что нужен живым. Потом – будет не нужен. Но – это потом. Не сейчас. Обер-лейтенант приказал доставить пленного в деревню, в свой штаб. Там у него был переводчик.
    Допрос с пристрастием продолжался несколько часов кряду. Ни на какие вопросы своих истязателей пленный так ничего и не ответил. Ни на какие - кроме одного. Но именно этот ответ взбесил их окончательно. «Wer bist du? Кто ти?! Кто ти есть?!» - осатанев от злости и нетерпения, перебивая переводчика, снова и снова орал обер… И - снова слышал (пока пленный ещё мог говорить), как сплёвывая кровь и глядя куда-то мимо него узкими азиатскими глазами, невысокий смуглый паренёк упорно повторяет: «Я – русский…»
    И он, немец, понимает – почему. Понимает, почему тот так говорит. И он понимает, что проиграл, напрочь проиграл этому хлипкому азиату, этому мальчишке - всё: и железную дорогу, и бой, и свою карьеру, и войну. Здесь проиграл, в этой русской пленной избе, на глазах у своих солдат.
    Истерзанное мертвое тело сбросили в овраг… Но чьи-то незнакомые добрые руки вызволили его оттуда и схоронили в тихом невидном с дороги месте, возле самого леса у одинокой березки, на которой кто-то нацарапал детскими ломаными буквами краткое непобедимое ёмкое слово: РУССКИЙ.
    Литературные критики, писатели, журналисты, краеведы - о произведениях Эльдара Ахадова из его книги "Крайний Север"

    Наталия Лихтенфельд,
    "Литературные известия" №06 (98), Москва, 2013г.
    журнал «Дети Ра» №6(104), Москва, 2013г.


    Говоря о художественных особенностях прозы Э. Ахадова, надо отметить, прежде всего, ее поэтичность. И неудивительно, так как перед нами проза тонкого лирического поэта. Небольшие по объему рассказы часто напоминают верлибры, в которых есть красота северной романтики, метафоричность, где из каждой частности выстраивается объемная образная картина — словесный пейзаж, готовый к тому, чтоб перенестись на полотно художника: "Плывут туманы над Нижней Тунгуской. Плывут, плывут. Просвечивают сквозь них долгие, протяжные, словно эхо, берега: где высокие да обрывистые, где низкие да замшелые. Бегут по берегам деревья лесные — лиственницы, березки… Бегут, бегут, прячутся в туманах от ветра осеннего, студеного, непременного".
    У Ахадова это может быть "древний, манящий, таежный голос, сказочный голос девки-Синильги" в туманах, которые напоминают человеческие души, или совершенно реальная, но кажущаяся сказочной "юная ненецкая мадонна", покачивающая "колыбель в дрожащем посреди небес вертолете".
    Несмотря на то, что в прозе структурно присутствует налет сказочности и многие из рассказов даже начинаются со слов "жили-были" или "в одной далекой-предалекой стране", мы имеет дело с абсолютно реальным повествованием о природе и людях. Как произведения Пришвина, посвященные природе, отличаются живописностью языка, так и Ахадова можно назвать последователем "певца русской природы".
    Проза, написанная не только с большой любовью к тому, о чем повествует автор, но часто и с юмором, может увлечь читателя такой же непредсказуемостью, которая встречается в рассказах Пришвина и Паустовского.
    Писатель восхищается людьми, живущими и работающими на Севере, которые преодолевая трудности, в том числе и сложно подчиняемую природу, восходят к символу чуда, бескорыстия: "Замечательные люди живут на Севере! Ни на кого они не похожи! Не каждый их поймет".
    Рассказ о таксисте, который поначалу заломил цену, а потом, разговорившись с пассажиром, не взял с него ни копейки — "Какие деньги? И не думай даже! Мы же свои — северяне!", — является наглядной иллюстрацией северной открытости, доброты.
    Доброта и милосердие, случающиеся в жизни и отражающиеся в современной литературе, — это тот фундамент, та почва, на которых может быть построено гуманное общество. Поэтический язык, спокойное течение речи, адекватный тон писателя, воспринимающего мир без патологических заскоков, чистота мысли и такое же отношение к людям — это теперь такая редкость, что если бы даже книга не обладала художественными достоинствами, то и тогда ее следовало бы прочитать для восстановления души и духа.

    Екатерина Лигузова,
    журнал «Зинзивер» 2012 №4 (36) Санкт-Петербург


    Эльдар Ахадов — человек уникальной судьбы, а не только известное имя в литературе. По самым неизведанным уголкам Сибири и Крайнего Севера пролегла история его жизни: от знойных тывинских степей до студеных ямальских тундр. Он открыл и нанес на карту две сибирские речки! Теперь они носят его имя. Он участвовал в открытии месторождения драгоценного камня — сибирского демантоида. Он проложил тысячи километров зимних автодорог к самым отдаленным человеческим поселениям в тундре…
    Очень живописно автор пишет о Крайнем Севере, о тундре, о Сибири. О том, что видел и пережил. О тех уголках земли, где был, оказавшись в самых нехоженых местах. Все это нашло отражение в повестях «Щемящее чувство дороги», «Туманы тунгусские», «В далекой северной стране», «Волшебные розы Тундры», «Ирисовые степи» и во многих других произведениях. Сложно сказать, кто еще может так же чувствовать природу. Писатель передает нам свои ощущения. Они изложены простым, доступным и в тоже время необычайно богатым русским языком. Стихи Эльдара Ахадова отличаются проникновенным лиризмом и прозрачным образным языком.

    Людмила Липатова,
    действительный член Русского географического общества,
    лауреат Всероссийской литературной премии им. Д.Н Мамина-Сибиряка,
    заслуженный работник культуры Российской Федерации


    “Боже, с какой любовью и теплотой вы написали о нашей тундре! Спасибо вам большое! Честное слово, я преклоняюсь перед вашими талантами, мужеством, знаниями и верностью! Вы стараетесь понять каждого человека, а этого так сейчас не хватает. Дай вам Бог любви и добра, удачи и здоровья!”

    Дина Крупская,
    из книги «Разноцветные миры Эльдара Ахадова», стр.50-52,
    издательство "Семицвет", Красноярск, 2014 г., ISBN 978-5-906248-30-5


    …мы увиделись в Москве и долго гуляли по скользким, ледянистым улицам: бесподобный Сергей Георгиев показывал гостю город. Эльдар казался большим, удивленным и притихшим. Как будто здесь, в московских кривых переулках, среди придвинутых вплотную стен домов, ему тесно и неуютно. Мы приплясывали от мороза, а он расстегнул пальто. Москва была мала Эльдару. Ему явно роднее северный простор небес, полей, дорог – всего бескрайнего, что есть на земле. Вот здесь, в бескрайности, ему уютно. Чтобы ветер. Чтобы взгляду не натыкаться на преграды. Так ему, большому Эльдару, понятнее жить. Из всего его творческого калейдоскопа выныривает-выглядывает все время разный Эльдар: то хитрый, мудрый и могучий, то беспомощно ранимый. Но я заметила: читая, все время слышишь какой-то звук… Это ничем, никакими заслонками не прикрытое сердце Эльдара бьется у всех на виду в каждом стихотворении, в каждой прозаической миниатюрке.

    Роза Яковлева,
    газета «Правда Севера», №7, 16 февраля 2013, Новый Уренгой, Ямало-Ненецкий автономный округ


    От его рассказов и сказок тепло даже в самые суровые морозы. От его поэзии светло даже в самые тёмные ночи. Он видит три солнца сразу, когда мы знаем, что светило у нас одно. Ему дано было увидеть, запечатлеть и открыть ворота Севера.

    Ирина Пестова,
    из книги «Разноцветные миры Эльдара Ахадова», стр. 100,
    издательство "Семицвет", Красноярск, 2014 г., ISBN 978-5-906248-30-5


    Эльдар Ахадов - новое интереснейшее явление в современной литературе. С удивлением обнаружила, что этот блистательный автор --- нефтяник на севере. Наверное, героическая профессия отложила отпечаток на сильный мужественный характер этого замечательного трудолюбивого человека. Только сильный человек самый добрый . С какой нежностью и особой теплой грустью он пишет о северном маленьком народе - местных жителях тундры , как бы загораживая их от насмешек и иронии людей с большой земли .

    Александр Карпенко
    о рассказе «Бабочка» ( из книги «Крайний Север»)
    из книги «Разноцветные миры Эльдара Ахадова», стр.27-29 ,
    издательство "Семицвет", Красноярск, 2014 г., ISBN 978-5-906248-30-5


    Сердце-объектив Эльдара Ахадова всегда настроено на чудо. Поэтому не случайно чудо заходит в гости к писателю, как к себе домой. Цветная бабочка на Крайнем Севере! В местах, где и опылять-то нечего! Вспоминается песня Высоцкого «Белое безмолвие»: «Отчего ж эти птицы на север летят, если птицам положено только на юг?» Бабочка хрупче птицы, бабочка, летящая на север – ещё большая «аномалия».
    Эльдар Ахадов одинаково внимателен и к «внутренней» и к «внешней» жизни. Мы часто ищем что-то в своём сердце, а находим – на улице или в своей квартире. Но именно эта «двойная» настроенность и делает человека писателем, художником, музыкантом. Мыслителем. Не всякая бабочка – однодневка. «И ничейная бабочка смысла заползает под сердце моё».
    Бабочка, вне зависимости от того, где она найдена, существо очень загадочное. На это обращали внимание ещё древние китайцы. Знаменитый русско-американский писатель Владимир Набоков, автор «Лолиты», был, если мы помним, энтомологом и собирал бабочек. В чём же особенность бабочки? С одной стороны, живёт она недолго. С другой – за это недолгое время успевает пережить процесс реинкарнации – из кокона в бабочку. Мы, люди, только мечтаем о перерождении, верим в его возможность или не верим, а эта маленькая танцовщица ДЕЛАЕТ это! Чувствуете разницу? Бабочки всегда казались мне пришелицами из другого мира. Когда она садится к тебе на плечо, такое ощущение, что это к тебе прилетела на свидание душа человека, которого ты очень любил.
    Эльдар Ахадов рассказывает нам о реальном случае из жизни писателя. Глобальное потепление привело к тому, что на Дальний Север стали забредать представители флоры и фауны юга. Кстати, бабочка – это флора или фауна? Наверное, что-то среднее между растениями и животными. Конечно, «мы в ответе за тех, кого приручили». И за тех, кого не приручили, тоже в ответе. Поскольку не можем бросить живое существо на произвол судьбы. Бабочка летает сама по себе. В рассказе Эльдара Ахадова присутствуют элементы тонкого юмора. Например, когда герой выясняет, чем кормят бабочку. Писатель очень интересно создаёт в рассказе «эффект присутствия». Повествование ведётся, как и положено, в прошедшем времени. И вдруг – Эльдар Ахадов даёт настоящее время: «...Она так и лежит сейчас там, на подоконнике. А я не знаю, что теперь делать и почему мне так нестерпимо грустно…».
    Писатель говорит о бренности всего живого на земле. И, мне кажется, именно бабочка, а не хрустальная или фарфоровая чашка – «единица» хрупкости. Потому что она не только красивая, но и живая. Хрупко живая. Как и все мы, хотя мы стараемся этого не замечать. Рассказ завершается «воскрешением» прилетевшей бабочки и гимном вечной жизни.

    Влад Антикин,
    Журнал «Дети Ра» №5 (91) 2012 Москва


    Эльдар Ахадов — известный поэт и прозаик, нефтяник по профессии. Живет на Севере. Биография во многом определяет творчество Ахадова. Как и любой другой хороший поэт, он неравнодушен к человеческим судьбам. Для него самое важное — это подтолкнуть человека к духовному поиску. Призвание самого поэта, таким образом — мотив покаяния и нравственного очищения с серьезными раздумьями о смысле жизни, которые, однако, невозможны без страданий, тяжкой работы над собой.

    Екатерина Лигузова,
    газета «Поэтоград» № 14 (29), 2012, Москва


    Эльдар Ахадов — талантливый поэт, прозаик и сказочник. Он не только замечательный писатель, но и прекрасный человек. Ибо без второго невозможно и первое. Эльдар Ахадов пишет о человеке, природе, космосе, извечной борьбе добра и зла, мироздании… Он мастерски сочетает легкость формы и слога с глубоким содержанием и многоплановостью образов. Он взывает к самым сокровенным мотивам души, рассматривая их в масштабе общечеловеческих ценностей. И это ему удается. Книга Эльдара Ахадова глубокая, мудрая, наблюдательная.
    Полагаю, имя Эльдара Ахадова достойно находиться в одном ряду с известными писателями современности. Читаешь его книгу, и возникает ощущение, что сердце и душа писателя на виду — в каждом рассказе, в каждой философской повести. Настолько он искренен и правдив. Такой талант может быть только от Бога.
    Ознакомиться с книгой можно на сайте http://www.ozon.ru/context/detail/id/33985755/